История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Стихи о любви. О древнем египте стихи


Стихи о Египте | Ива (Ирина) Афонская персональный творческий сайт

  1. ПУТЕШЕСТВИЕ В ЕГИПЕТ

 

Я стихов волшебный свиток

на папирусе1 пишу,

скарабей2 из лазурита3

я в кольце своём ношу.

 

Я таинственной Изиде4

поклоняюсь при луне,

в лодке тростниковой сидя,

по зелёной по волне

 

я плыву к высоким храмам

и зелёным островам,

и к бананам вкусным самым5,

и к тропическим садам.

 

Облаков небесных крошки —

нет, над Нилом паруса,

чёрной из базальта кошки6

так таинственны глаза.

 

Я катаюсь на верблюде

гордо-царственном на вид,

гид выбалтывает людям

тайны древних пирамид;

 

светят звёзды над пустыней,

просят нищие бакшиш7…

А ты, сфинкс, молчишь доныне,

сотни лет уже молчишь.

 

Ты ведь видел фараонов,

но столетия, как дни,

пролетели мимо, словно

листья павшие они.

 

Рассказал бы всё, что знаешь,

но гранитные уста

никогда не размыкаешь,

и гробница уж пуста.

             .    .   .

Жизнь арабской сказкой тянется.

Странно думать, что опять

мы исчезнем — он останется

над пустынею стоять.

1997

Комментарии:

1. Папирус – растение, из которого в Древнем Египте делали бумагу.

 2-3. Скарабей – священный жук, символизирующий солнце, традиционный египетский амулет. Изображения скарабея часто носили в виде украшений, в кулонах и кольцах. Их делали из золота, серебра, а также драгоценных камней, наиболее часто – из голубой бирюзы и синего лазурита, камней, которые очень любили в Египте. Лазурит – самый любимый камень в Египте, из которого делаются фигурки богов, сам по себе символ Египта.

4.Изида – древнеегипетская богиня, главное женское божество Египта.

5.«к бананам вкусным самым» – около Луксора (современное название древней столицы Фивы) находится маленький остров, все пространство которого занимает банановая плантация. Там произрастает специфический сорт бананов, они очень маленького размера (размером с маленький палец) и вкуснее обычных бананов, с привкусом цитрусовых.

6.Чёрной из базальта кошки – фигурки кошек, сделанные из чёрного базальта – традиционный египетский сувенир. Кошка, тем более – чёрная кошка, считалась в Египте священным животным. Египетская богиня Бастет изображалась в виде чёрной кошки.

7.бакшиш – чаевые

  1. ПЛЫВУ Я В СОЛНЕЧНОЙ ЛАДЬЕ…

 

Плыву я в солнечной ладье

меж бытием земным и вечным1,

омоюсь я в святой воде,

вкусив от жизни бесконечной.

 

В ларцы сокровищ не кладу,

гробниц не строю и не прячу.

на суд Озириса приду

с одним лишь сердцем наудачу.

 

На суд Озириса2 представ,

в ладони Бога я как зёрнышко.

Он, сердце взвесив на весах,

найдёт, что сердце легче пёрышка3.

 

Свой талисман — с петлею крест4,

богиня Маат4 подарила.

Теперь чудовище6 не съест

с зубастой пастью крокодила.

 

На солнечных полях небес

я буду собирать папирус,

подарит мне перо чудес

божественная птица ибис7.

 

Им напишу небесный стих

я на папирусе небесном.

Для неземных стихов моих

я в мире неземном воскресну.

 1997

Комментарии:

1.«Плыву я в солнечной ладье меж бытием земным и вечным» — По древнеегипетской мифологии, после смерти душа человека плывёт в божественной ладье бога Солнца Ра по священной реке от берега живых к берегу мёртвых, где начинает загробную жизнь.

2.Озирис – второе главное, после Ра (Амона-Хоруса) божество Египта, умирающий и воскресающий каждый год бог, символизирующий круговорот времён года, умирающую и воскресающую природу, повелитель жизни и смерти в царстве умерших. Он вершит суд над умершими, отделяя праведников от грешников.

3.« сердце взвесив на весах, найдёт, что сердце легче пёрышка» – Верша суд в загробном мире, Озирис взвешивает сердце человека на весах, на другую чашку которых кладут пёрышко. Сердце безгрешного человека лёгкое, грешника – тяжёлое.

4.богиня Маат – богиня справедливости, вместе с Озирисом вершившая суд над людьми в загробном царстве.

5.крест с петлёй наверху – древнеегипетский символ вечной жизни

6.чудовище с головой крокодила – пожирало грешников в загробном царстве

7.птица ибис – волшебная божественная птица, одно из мифологических существ Древнего Египта

  1. БОГИНЯ-КОШКА

 

Чёрная кошка, священная кошка —

это богини древней душа1.

Глаз колдовских твоих жёлтых окошки —

как оккультистов магический шар.

 

Это — таинственных культов обряды,

это — загадки глубин пирамид,

это — разрушенных храмов громады,

магии чёрной запретный магнит.

 

Это тебе возносились молитвы,

это тебе поклонялись жрецы,

и фараоны вели свои битвы,

в дар урожай собирали жнецы.

 

А по ночам, когда лунное око

светит, как кошки небесной глаз,

ты превращалась в богиню Востока . . .

. . . И эхо столетий доходит до нас.

1997

Комментарии:

1.Древнеегипетская богиня Бастет изображалась в виде чёрной кошки.

 

  1. ПИСЕЦ

 

Я — писец при дворе фараона,

мне доверено числа считать,

быть опорою верною трона

и священные гимны слагать.

 

Собирают гранитные плиты

в пирамиду мильоны рабов,

жрец над жертвами шепчет молитвы,

рыбаки тянут с Нила улов.

 

Жнут в полях земледельцы колосья

и папирус идут собирать. . .

Я — писец, вот что мне удалось:

на века всё про всех написать.

 

Всех важнее моё назначенье,

всех труднее моё ремесло,

но времён и столетий теченье

побеждает перо, как весло.

 

Ведь молчат пирамиды и сфинксы,

только надпись моя говорит,

и написанные страницы

проживут дольше всех пирамид.

 

Грохот битв, фараонов величье —

все прошли бы они без следа,

но тростинкой иль пёрышком птичьим

я на вечности их начертал.

 

Потому не в войне победитель,

не великий бог-фараон,

и не жрец — в неземную обитель

буду Господом я вознесён.

 

Я, писец при дворе фараона,

эту тайну с усмешкой храню,

и к подножью великого трона

я смиренно колени клоню.

1997

 

  1. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НИЛУ

 

Хорошая погодочка,

над Нилом — ух, жара!

И в тростниковой лодочке

плыву я с богом Ра1.

 

Плыву через столетия,

ломая камыши,

и лотоса соцветия

ах, чудо хороши.

 

Душа моя бессмертная,

пройдёт сквозь все врата,

всему: воде и ветру я,

и небесам сестра.

 

Здесь крокодилу Себеку2

молился нищий люд,

и удивленно с берега

таращился верблюд.

 

Что крокодилы страшные —

быстрей, чем все ветра,

на лодочке раскрашенной

плывём мы с богом Ра.

 

Различье  пустяковое

что вдаль несёт тебя:

мне лодка тростниковая

как вечности ладья.

1997

Комментарии

1. Ра – главное божество Древнего Египта, бог Солнца.

2.Себек – бог-крокодил

  1. СКАРАБЕЙ

 

Быль тут в Египте прекрасна, как  небыль,

сказку тебе наяву подарив,

жук-скарабей катит солнце по небу1,

трудится он от зари до зари.

 

Он управляет судьбой и удачей,

так помолись, чтоб тебе он помог —

лапками вертит он солнце, как мячик,

маленький труженик, солнечный бог.

 

Кажется, будто легенда воскреснет

и оживёт скарабей-амулет,

что мне, прощаясь, на шею повесил

чёрный погонщик верблюдов Ахмет.

1997

Комментарии:

1.Жук скарабей — священный жук, символизирующий солнце, традиционный египетский амулет. Изображения скарабея часто носили в виде украшений, в кулонах и кольцах.

ВИДЕО «СТИХИ О ЕГИПТЕ»      КУПИТЬ КНИГУ

Фотографии моих путешествий в Египте   ВСЁ О ЕГИПТЕ

Booking.com

afonskaya.ru

Стихи о любви. Величие Древнего Египта

Любовные стихи Древнего Египта во многом напоминают любовную лирику других стран, а потому легко переводятся на любой язык. Влюбленный сравнивает возлюбленную со всеми растениями и цветами: она стройна и высока, как пальма, на ее щеках цветут розы и т. д.

Как лотос нераскрывшийся, уста

Сестры моей, а груди – померанцы.

Нет сил разжать объятья этих рук.

Ее точеный лоб меня пленил,

Подобно западне из кипариса.

Приманкой были кудри,

И я, как дикий гусь, попал в ловушку.

Влюбленный, мучительно желая увидеть возлюбленную, решает притвориться больным.

Улягусь я на ложе

И притворюсь больным.

Соседи навестят меня.

Придет возлюбленная с ними

И лекарей сословье посрамит,

В моем недуге зная толк[164].

В свадебных песнях, которые до сих пор поют в египетских деревнях, всегда превозносится необыкновенная красота невесты. Одна из красивейших свадебных песен посвящена царской дочери; скорее всего, рефрен исполнялся хором.

Сладостная, сладкая любовью, говорит жрица Хатхор Мутирдис;

Сладостная, сладкая любовью, говорит царь Менхеперра.

Госпожа, сладостная любовью, говорят мужчины.

Повелительница любви, говорят женщины.

Царская дочь, сладостная любовью,

Прекраснейшая из женщин.

Отроковица, подобной которой никогда не видели,

Царская дочь, сладостная любовью,

Волосы ее чернее мрака ночи.

Уста ее слаще винограда и фиников.

Царская дочь, сладостная любовью,

Ее зубы выровнены лучше, чем зерна.

Они прямее и тверже зарубок кремневого ножа.

Царская дочь, сладостная любовью,

Груди ее стоят торчком на ее теле…[165]

Тема девушки, брошенной возлюбленным, – одна из излюбленных тем поэтов всех стран, но, наверное, египетские поэмы являются самыми ранними примерами подобной поэзии.

Потерял! Потерял! Потерял! Он потерял любовь ко мне!

Проходит мимо моего дома, не поворачивая головы.

Я наряжаюсь, но он не смотрит.

Он не любит меня. О боже, я умираю!

Боже! Боже! Боже! О Амон!

Мои жертвы и молитвы напрасны?

Я приношу все, что может доставить тебе удовольствие,

Услышь мой призыв и верни любовь.

Сладкие, сладкие, сладкие как мед

Его поцелуи на моих губах, моей груди, моих волосах,

Но теперь мое сердце как обожженный солнцем Юг,

Где лежат пустынные поля, серые и бесплодные.

Приди! Приди! Приди! И поцелуй меня, когда я умру,

Поскольку жизнь в твоем дыхании,

И этот поцелуй, хотя я буду лежать в могиле,

Поднимет меня, и я сломаю смертельные оковы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

culture.wikireading.ru

Египет - Стихи о Египте

Регион: Египет

Дата создания: 20.11.2010, изменено: 07.08.2016, общий рейтинг: 2.987

Египет - Стихи о Египте - русская поэзия

Ираида Мордовина

Египет

Всё неожиданно в судьбе...И вот я вновь лечу к тебе,Восточный город, ты меня зовёшь,По улицам торговым проведёшь.

Там сувениров плотный ряд,Мне хочется купить их все подряд,Чтоб снова окунуться в ту весну,Воспоминания, которыми живу.

Там солнца яркого медовый аромат,Там каждый встречный для тебя как брат.Цветеньем кактусов пустыня вся полна,И хочется любви восторг испить до дна.

Ты рос на каменистых берегах,Где египтянин до сих пор как раб,Где жизнь проходит в каторжном труде,Лишь море Красное даёт покой тебе.

В воде увидеть исцеленье каждый рад,Как будто надеваешь на себя прохладыв зной наряд...

ЛУКСОР

Долина Нила разделилаЛуксор – пристанище живыхОт града мертвых, тех, кто спитУже века в гробницах тёмных,Мечтами рая окрылённых,В надежде обрести себя,На эту землю вновь придя.Колоссы там стоят, рыдают,Заходы солнца провожают,Все тайны тех веков тая,Загадкой нас к себе маня.Их взгляд к Луксору устремлённый:Там храм Карнак непокорённый,Когда-то золотом горя,Из Рима чествовал царя.Там Клеопатра восседалаИ роскошью своей блистала,С ума мужчин хмельных сводя.Всё это нынче для тебяХранит в развалинах печальныхЖук-скарабей, он символ тех,Кто был по разуму над нами выше всех.

КЛЕОПАТРА

Царица Нила – Клеопатра,Секрет мне масел свой открой,Чтобы мечтали все мужчиныЛишь только обо мне одной.

Открой в виденьях свою тайну.В какой пропорции свестиСандала, опиума маслаИ лотоса цветок внести?

Что нужно к ним ещё добавить?Открой мне тайну, подскажи!Чтобы себя мне позабавить,Частичку счастья обрести.

Чтобы душа моя летелаВ душистой радужной пыли.Чтоб гордость женская запелаВ моей униженной груди.

Хочу витать я в умиленье.О, Клеопатра, помоги!Открой мне тайны, египтянка.Любовь к себе как обрести?

Как пронести себя достойноСквозь годы долгие судьбы?Как всех мужчин непокорённыхСвоей любовь извести?

БУ(О)КРА

По улицам египетским иду,Нелепый флирт с арабами веду.Они от русских женщин тают, словно мёд.На ночь любви каждый второй зовёт.

Им отвечаю кратко: “бокра” я,Что значит “завтра” или “никогда”.Они сердито смотрят мне вослед,Ведь краше русских женщин в мире нет.

Арабам хочется пополнить свой гарем,Чтоб жён менять хотя бы через день,Чтоб любоваться белолицей красотой,Перед друзьями шиковать женой такой.

Неважно, что ещё есть три жены,Попробуй их в Египте поищи.Одна средь бедуинов скот пасёт,Другая сахар тростниковый жмёт,Ещё одна в Каире сына ждёт.Кого муж больше любит, кто поймёт?

РАША

Жаркое солнце, воды бы глоток.В Египет нахлынул туристов поток.Арабы на нас с изумленьем глядят.Российского свинства понять не хотят.

Откуда взялась вот такая братва,От них столько грязи, что плачет душа.Бармен от стаканов осколки несёт,Дородная дама ребёночка бьет.

Вокруг лежаков только мусор и хлам.Повсюду несётся отборная брань.Наш русский парниша с верблюда сошёл,Но денег арабу платить не нашёл.

У бара напитки хмельные рекой,До пьяной разборки подать уж рукой.Снуёт, веселится наш русский народ,За хамство своё его стыд не берёт.

Вокруг развлекается их детвора,Ведёт себя дерзко и гадко она.Окурки летят, словно сумрачный град,Культурными быть земляки не хотят.

Есть деньги в кармане – не надо ума,Манера вести себя им не дана.

ДЕВЧОНКИ ИЗ РОССИИ

В Хургаду девушки, как бабочки, летят.Огни востока их заманчиво манят,Как будто там они найдут бесценный кладИ в сердце вдруг наступит мир и лад.

Под ярким солнцем расцветает их душа,Со всех сторон зовёт поклонников толпа.От египтян отбоя просто нет.Поведайте, друзья, успеха в чём секрет?

Всё очень просто. Вот вам мой ответ:“Доступней русских женщин в мире нет”.Мы не умеем под чадрой ходитьИ толстосумам “нет” достойно говорить.

Девчонки из России, вас прекрасней нет!Как хочется мне верить, что не будет бед.Что вы домой вернётесь с гордой головой,И обретёте там семейный свой покой.

КРАСНОЕ МОРЕ

Бирюзовое море, кораллы на дне.Стайки рыбок цветных в красноморской волне.Белокрылые яхты по морю скользят,На откосы туристов доставить спешат.

Там палящее солнце и вода – благодать,Будто можно до счастья рукою достать.Белых женщин арабы спешат развлекать.Будем в дальней России о них вспоминать.

Там родные мужчины спешат в зубы дать,Оскорбить и унизить, а затем приласкать.Приласкают на рубль, матом кроют на два,Вот такая судьба нам на радость дана.

Распрямитесь, подруги, сбросьте хама с себя.Неужели на это жизнь Всевышним дана?

svr.su

Стихотворение Египет ~ Николай Гумилев

Как картинка из книжки старинной, Услаждавшей мои вечера, Изумрудные эти равнины И раскидистых пальм веера.

И каналы, каналы, каналы, Что несутся вдоль глиняных стен, Орошая Дамьетские скалы Розоватыми брызгами пен.

И такие смешные верблюды, С телом рыб и головками змей, Как огромные, древние чуда Из глубин пышноцветных морей.

Вот каким ты увидишь Египет В час божественный трижды, когда Солнцем день человеческий выпит И, колдуя, дымится вода.

К отдаленным платанам цветущим Ты приходишь, как шел до тебя Здесь мудрец, говоря с Присносущим, Птиц и звезды навек полюбя.

То вода ли шумит безмятежно Между мельничных тяжких колес Или Апис мычит белоснежный, Окровавленный цепью из роз.

Это взор благосклонной Изиды Иль мерцанье встающей луны? Но опомнись! Встают пирамиды Пред тобою, черны и страшны.

На седые от мха их уступы Ночевать прилетают орлы, А в глубинах покоятся трупы, Незнакомые с тленьем, средь мглы.

Сфинкс улегся на страже святыни И с улыбкой глядит с высоты, Ожидая гостей из пустыни, О которых не ведаешь ты.

Но Египта властитель единый, Уж колышется Нильский разлив, Над чертогами Елефантины, Над садами Мемфиса и Фив.

Там, взглянув на пустынную реку, Ты воскликнешь: «Ведь это же сон! Не прикован я к нашему веку, Если вижу сквозь бездну времен.

Исполняя царевы веленья, Не при мне ли нагие рабы По пустыням таскали каменья, Воздвигали вот эти столбы?

И столетья затем не при мне ли Хороводы танцующих жриц Крокодилу хваления пели, Перед Ибисом падали ниц?

И, томясь по Антонии милом, Поднимая большие глаза, Клеопатра считала над Нилом Пробегающие паруса».

Но довольно! Ужели ты хочешь Вечно жить средь минувших отрад? И не рад ты сегодняшней ночи И сегодняшним травам не рад?

Не обломок старинного крипта, Под твоей зазвеневший ногой, Есть другая душа у Египта И торжественный праздник другой.

Точно дивная фата-моргана, Виден город у ночи в плену, Над мечетью султана Гассана Минарет протыкает луну.

На прохладных открытых террасах Чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых Имбирем и вареньем из роз.

Шейхи молятся, строги и хмуры, И лежит перед ними Коран, Где персидские миниатюры - Словно бабочки сказочных стран.

А поэты скандируют строфы, Развалившись на мягкой софе, Пред кальяном и огненным кофе Вечерами в прохладных кафе.

Здесь недаром страна сотворила Поговорку, прошедшую мир: - Кто испробовал воду из Нила, Будет вечно стремиться в Каир.

Пусть хозяева здесь - англичане, Пьют вино и играют в футбол И Хедива в высоком Диване Уж не властен святой произвол!

Пусть! Но истинный царь над страною Не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною Черных буйволов в поле ведет.

Хоть ютится он в доме из ила, Умирает, как звери, в лесах, Он любимец священного Нила И его современник - феллах.

Для него ежегодно разливы Этих рыжих всклокоченных вод Затопляют богатую ниву, Где тройную он жатву берет.

И его ограждают пороги Полосой острогрудых камней От нежданной полночной тревоги, От коротких нубийских мечей.

А ведь знает и коршун бессонный: Вся страна - это только река, Окаймленная рамкой зеленой И другой, золотой, из песка.

Если аист задумчивый близко Поселится на поле твоем, Напиши по-английски записку И ему привяжи под крылом.

И весной на листе эвкалипта, Если аист вернется назад, Ты получишь привет из Египта От веселых феллашских ребят.

Николай Гумилев, <1918, 1921>

Другие стихи поэта

strofa.su

Стихи про Египет - История, культура, наука, искусство Египта - Египет - все о Египте - Египет

СТИХИ ПРО ЕГИПЕТ

Как картинка из книжки старинной, Услаждавшей мои вечера, Изумрудные эти равнины И раскидистых пальм веера.

И каналы, каналы, каналы, Что несутся вдоль глиняных стен, Орошая Дамьетские скалы Розоватыми брызгами пен.

И такие смешные верблюды, С телом рыб и головками змей, Как огромные, древние чуда Из глубин пышноцветных морей.

Вот каким ты увидишь Египет В час божественный трижды, когда Солнцем день человеческий выпит И, колдуя, дымится вода.

К отдаленным платанам цветущим Ты приходишь, как шел до тебя Здесь мудрец, говоря с Присносущим, Птиц и звезды навек полюбя.

То вода ли шумит безмятежно Между мельничных тяжких колес Или Апис мычит белоснежный, Окровавленный цепью из роз.

Это взор благосклонной Изиды Иль мерцанье встающей луны? Но опомнись! Встают пирамиды Пред тобою, черны и страшны.

На седые от мха их уступы Ночевать прилетают орлы, А в глубинах покоятся трупы, Незнакомые с тленьем, средь мглы.

Сфинкс улегся на страже святыни И с улыбкой глядит с высоты, Ожидая гостей из пустыни, О которых не ведаешь ты.

Но Египта властитель единый, Уж колышется Нильский разлив, Над чертогами Елефантины, Над садами Мемфиса и Фив.

Там, взглянув на пустынную реку, Ты воскликнешь: «Ведь это же сон! Не прикован я к нашему веку, Если вижу сквозь бездну времен.

Исполняя царевы веленья, Не при мне ли нагие рабы По пустыням таскали каменья, Воздвигали вот эти столбы?

И столетья затем не при мне ли Хороводы танцующих жриц Крокодилу хваления пели, Перед Ибисом падали ниц?

И, томясь по Антонии милом, Поднимая большие глаза, Клеопатра считала над Нилом Пробегающие паруса».

Но довольно! Ужели ты хочешь Вечно жить средь минувших отрад? И не рад ты сегодняшней ночи И сегодняшним травам не рад?

Не обломок старинного крипта, Под твоей зазвеневший ногой, Есть другая душа у Египта И торжественный праздник другой.

Точно дивная фата-моргана, Виден город у ночи в плену, Над мечетью султана Гассана Минарет протыкает луну.

На прохладных открытых террасах Чешут женщины золото кос, Угощают подруг темноглазых Имбирем и вареньем из роз.

Шейхи молятся, строги и хмуры, И лежит перед ними Коран, Где персидские миниатюры - Словно бабочки сказочных стран.

А поэты скандируют строфы, Развалившись на мягкой софе, Пред кальяном и огненным кофе Вечерами в прохладных кафе.

Здесь недаром страна сотворила Поговорку, прошедшую мир: - Кто испробовал воду из Нила, Будет вечно стремиться в Каир.

Пусть хозяева здесь - англичане, Пьют вино и играют в футбол И Хедива в высоком Диване Уж не властен святой произвол!

Пусть! Но истинный царь над страною Не араб и не белый, а тот, Кто с сохою или с бороною Черных буйволов в поле ведет.

Хоть ютится он в доме из ила, Умирает, как звери, в лесах, Он любимец священного Нила И его современник - феллах.

Для него ежегодно разливы Этих рыжих всклокоченных вод Затопляют богатую ниву, Где тройную он жатву берет.

И его ограждают пороги Полосой острогрудых камней От нежданной полночной тревоги, От коротких нубийских мечей.

А ведь знает и коршун бессонный: Вся страна - это только река, Окаймленная рамкой зеленой И другой, золотой, из песка.

Если аист задумчивый близко Поселится на поле твоем, Напиши по-английски записку И ему привяжи под крылом.

И весной на листе эвкалипта, Если аист вернется назад, Ты получишь привет из Египта От веселых феллашских ребят. (Н. Гумилев)

Стихи про величественный Египет

Ветру подставит Египет потный коралловый лоб, пудры песочной насыплет в солнечный желтый сироп. Рубленой лунной дорожки, звездной крупы натолчет, всю эту смесь понемножку в Красное море вольет… Рыб разноцветных разложит на обнажившемся дне и искупаться предложит вам в изумрудном вине…

Стихи о древнем Египте

О, Египет! Слёзы души. В выжженной, жёлтой пустыне. Ты растаял в дымке времён, А мне плакать доныне. Позабыт твой тайный язык. Твои знанья хранят пирамиды. Ниоткуда ты вдруг возник, В этом мире зла и обиды. Тебе нужен был знойный песок, Тишина, беспредельность пустыни. Где с неба лился лучей поток. Где глядел на тебя лучезарный бог, А ночью – далёкой, безмолвной свечой Звезда скорби с небес светила. Галина Андреева

В РАЗРУШЕННОМ МЕМФИСЕ

Как царственно в разрушенном Мемфисе, Когда луна, тысячелетий глаз, Глядит печально из померкшей выси На город, на развалины, на нас.

Ленивый Нил плывет, как воды Стикса; Громады стен проломленных хранят Следы кирки неистового гикса; Строг уцелевших обелисков ряд.

Я - скромный гость из молодой Эллады, И, в тихий час таинственных планет, Обломки громкого былого рады Шепнуть пришельцу горестный привет:

"Ты, странник из земли, любимой небом, Сын племени, идущего к лучам,- Пусть ты клянешься Тотом или Фебом, Внимай, внимай, о чужестранец, нам!

Мы были горды, высились высоко, И сердцем мира были мы в веках,- Но час настал, и вот, под бурей Рока, Погнулись мы и полегли во прах.

В твоей стране такие же колонны, Как стебли, капителью расцветут, Падет пред ними путник удивленный, Их чудом света люди назовут.

Но и твои поникнут в прах твердыни, Чтоб после путники иной страны, Останки храмов видя средь пустыни, Дивились им, величьем смущены.

Быть может, в землях их восстанут тоже Дворцы царей и капища богов,- Но будут некогда и те похожи На мой скелет, простертый меж песков.

Поочередно скиптр вселенской славы Град граду уступает. Не гордись, Пришелец. В мире все на время правы, Но вечно прав лишь тот, кто держит высь!"

Торжествен голос царственных развалин, Но, словно Стикс, струится черный Нил. И диск луны, прекрасен и печален, Свой вечный путь вершит над сном могил.

(В.Брюсов)

ГОРОД ВОД

Был он, за шумным простором Грозных зыбей океана, Остров, земли властелин. Тает пред умственным взором Мгла векового тумана, Сумрак безмерных глубин.

Было то — утро вселенной, Счет начинавших столетий, Праздник всемирной весны. В радости жизни мгновенной, Люди там жили, как дети, С верой в волшебные сны.

Властвуя островом, смело Царства раздвинул границы Юный и мощный народ... С моря далеко горело Чудо всесветной столицы, Дивного Города Вод.

Был он — как царь над царями. Все перед ним было жалко: Фивы, Мемфис, Вавилон. Он, опоясан кругами Меди, свинца, орихалка, Был — как огнем обнесен!

Высилась в центре громада Храма Прозрачного Света — Дерзостной воли мечта, Мысли и взорам услада, Костью слоновой одета, Золотом вся залита.

Статуи, фрески, колонны, Вязь драгоценных металлов, Сноп самоцветных камней; Сонм неиссчетный, бессонный, В блеск жемчугов и кораллов, В шелк облаченных людей!

Первенец древнего мира, Был он единственным чудом, Город, владыка земель, Тот, где певучая лира Вольно царила над людом, Кисть, и резец, и свирель;

Тот, где издавна привыкли Чтить мудрецов; где лежали Ниц перед ними цари; Тот, где все знанья возникли, Чтоб обессмертить все дали Благостью новой зари!

Был — золотой Атлантиды Остров таинственно-властный, Ставивший вехи в веках: Символы числ, пирамиды,— В Мексике жгуче-прекрасной, В нильских бесплодных песках.

Был,— но его совершенства Грани предельной достигли, Может быть, грань перешли... И, исчерпав все блаженства, Все, что возможно, постигли Первые дети Земли.

Дерзко умы молодые Дальше, вперед посягнули, К целям запретным стремясь... Грозно восстали стихии, В буре, и в громе, и в гуле Мира нарушили связь.

Пламя, и дымы, и пены Встали, как вихрь урагана; Рухнули тверди высот; Рухнули башни и стены, Все,— и простор Океана Хлынул над Городом Вод! (В.Брюсов)

Наболело Про Египет Вах, бисмиллях рахмат рахим!- Как говорил Хафиз, Настал совсем кутак сектым.. Сперва восстал Тунис!

И пальцем погрозил Аллах, Раздвинув облака, Ужель настал султана крах? Еbyt как ишака!

Каир..столица мудрецов Уж думали навек Засел на троне пустослов, Бесстыжий Мубарек!

Почем лепешки и хурма? По сказочной цене! А у него казна полна Не счесть таньга в казне!

Считает золото в ночи Доволен,сыт и рад.. А ты, дехканин, помолчи! И зашивай халат!

Но никогда не вечен страх Пусть бдит мильон солдат! Пусть вздрогнут стены во дворцах И жопы Шахразад!

Бежит тунисский господин, А следом - Мубарек... Летят в них кислый апельсин И тухлый чебурек!

Достало..Восстает народ И даже не один Так скоро и до нас дойдет! Пророчу.. ____________________ (с) - Насреддин.

МУМИЯ

Я - мумия, мертвая мумия. Покровами плотными сдавленный, Столетья я сплю бестревожно, Не мучим ни злом, ни усладой, Под маской на тайне лица.

И, в сладком томленьи раздумия, В покой мой, другими оставленный, Порой, словно тень, осторожно Приходит, с прозрачной лампадой, Любимая внучка жреца.

В сверкании лала и золота, Одета святыми уборами, Она наклоняется гибко, Целует недвижную маску И шепчет заклятья любви:

"Ты, спящий в гробнице расколотой! Проснись под упорными взорами, Привстань под усталой улыбкой, Ответь на безгрешную ласку, Для счастья, для мук оживи!"

Стуча ожерельями, кольцами, Склоняется, вся обессилена, И просит, и молит чего-то, И плачет, и плачет, и плачет Над свитком покровов моих...

Но как, окружен богомольцами, Безмолвен бог, с обликом филина, Я скован всесильной дремотой. Умершим что скажет, что значит Призыв непрозревших живых? (В.Брюсов)

ups7.ucoz.net