История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

«Наследник Древних» Василий Сахаров читать онлайн - страница 12. Наследник древних сахаров читать


Читать онлайн "Наследник Древних" автора Сахаров Василий Иванович - RuLit

— Да, я все понимаю. Однако хотя бы общие знания нам следовало бы давать.

— Эх, молодо — зелено, — архивариус рассмеялся, словно Кано сказал что‑то по — настоящему смешное, и ткнул указательным пальцем в пол: — Там столько знаний, что даже если давать нашим новобранцам выжимку, то срок обучения придется увеличить на год. Вот вы, например, знаете что‑нибудь о феномене Раймарта?

— Нет, — майор покачал головой.

— А о звере Дыху — Бараган?

— Нет.

— А историю варлионского бриллианта?

— Нет.

— А про тайну Сиварской крепости и жезл султана Айжанара?

— Нет.

— А про Вещий Призрак Миронгарды?

— Нет.

— А про неубиваемого лорда Чанахара?

— Нет.

— А про летучий корабль на острове Кермен?

— Нет.

— А про ловцов красных звезд слышали?

— Нет.

— А про стальную рыбу из моря Тимаш?

— Я даже про такое море ничего не знаю, — майор нахмурился и слегка набычился.

— Правильно. А почему не знаете? Да потому, что вам не положено и это не ваш уровень. Только не обижайтесь, господин майор. Я уверен, что вы умный человек, который неоднократно доказывал свою преданность ордену и нашим идеалам реальными поступками и честным служением. Ведь иначе бы вас не поставили на должность начальника нового подразделения. Однако вы видите лишь то, на что направлен ваш взгляд, и занимаетесь тем, чем положено. Значит, если вам не доверили какую‑то тайну, на это есть веские причины. Правильно?

— Да.

— Вы согласны, и это хорошо, — теперь уже старик нахмурился и с легкой грустью в голосе добавил: — Опять же большую роль играет тот факт, что Морейское царство не империя. У нас постоянно не хватает сотрудников, средств и ресурсов. Вот когда была ТИС, в этой структуре только официально числилось сорок семь отделов и двадцать пять отдельных боевых отрядов под общим контролем шести региональных управлений и двух координационных центров. Золотое время для работников плаща и кинжала, которые, несмотря на всю свою мощь, не смогли сберечь государство. А теперь что? Ваш отдел, майор, шестнадцатый, и весь наш орден по численности не дотягивает до штатов имперского регионального управления. Так что о разгадке древних тайн мы пока можем только мечтать.

— Теперь мне понятны ваши резоны, господин Шуанкар. Мы не можем отвлекаться от первоочередных задач и распылять силы.

— Так и есть.

Тем временем Матье втолкнул в читальный зал тележку, на которой находились два защищенных магией массивных ящика, и Кано спросил:

— Это все мне?

— Вам — вам, — архивариус улыбнулся. — И это только часть материалов.

Кано выругался и Шуанкар, сделав ему замечание, удалился.

Вместе с майором остался Матье, молчаливый и замкнутый юноша, который сухо проинструктировал Кано о поведении в читальном зале. Не курить. Не есть. Не пить. Не сморкаться. Не вырывать листы. Копия только с разрешения архивариуса. О выходе на перерыв предупреждать. После чего начальник отдела «V» приступил к разбору и предварительному просмотру документов.

Бумага, пергамент и камышовый папирус. Рапорта, доносы, шифровки, отчеты секретных экспедиций, мемуары исследователей и ученых, трактаты и письма. Благодаря заклятьям все эти немые свидетели минувших эпох пережили века, и каждый мог поведать какую‑то историю. Поэтому майор работал быстро, но осторожно и вдумчиво. И он так увлекся, что за восемь часов сделал всего два перерыва. А когда ящики опустели, «черный клинок» крепко задумался и постарался проанализировать то, что узнал. Его голова быстро разложила все по полочкам и майор, машинально загибая на руках пальцы, подвел общий итог.

Факт первый — народ Вайда не миф и не легенда, а реальность.

Факт второй — судя по всему, именно они привели на материк Ирахо первых поселенцев.

Факт третий — Вайда, по крайней мере, некоторые из них, имеют доступ к какой‑то особой магии.

Факт четвертый — нелюди воспринимают их как непримиримых врагов и стараются уничтожить при любой возможности. Однако позже гномы от охоты отошли, а среди остроухих ее ведет клан князя Заара дин — Нейдаля.

Факт пятый — помимо эльфов охоту за магом Древних начали некроманты.

Факт шестой — главная ценность чародеев Вайда в том, что они могут открывать порталы в иные миры.

Факт седьмой — племя Вайда прячется где‑то под землей, но выйти не может, и на поверхности появляются только ведьмы, которых не больше десяти.

www.rulit.me

Наследник Древних читать онлайн - Василий Сахаров (Страница 4)

— Стой! Куда прешь! Не видишь, мать твою растак, человек идет?!

Сказав это, он замер, и Вольгаст его окликнул:

— Так чего стоишь, словно пенек?! Посторонись — или иди куда шел!

Здоровяк бросил взгляд на трактир, из которого только что вышел, кивнул нескольким крепышам в кожанках и, явно красуясь, повел плечами:

— Кому это ты говоришь — посторонись?! Я вольный рунгиец и на своей земле! А вы кто?! Голь перекатная! Понаехали тут!

«Вот это да. — Уже понимая, что нас провоцируют на конфликт, я спрыгнул с лошади и перекинул повод ближайшему крестьянину. — Кругом дикая пустошь и запустение, а нас встречают, словно в морейской столице. Там, поговаривают, тоже есть выражение «понаехали». Но тут-то ни разу не столица, а обнесенный частоколом нищий поселок на тысячу человек. И перед нами не какие-то там столичные дворяне в десятом колене и даже не потомственные чиновники, а типичные наемники, судя по виду и оружию, далеко не самые удачливые. Так что, скорее всего, намечается драка с последующими материальными извинениями с нашей стороны. Да только ребятки не ту цель выбрали, хотя считают, что все логично. Они местные, и их шесть человек, плюс наверняка имеется подкрепление в трактире, а нас, не считая крестьян, всего трое. Хотя нет, вместе с графом Наймаром четверо. Вот они и быкуют».

Одновременно с воинами, не сговариваясь, я вышел вперед. Мы встали между нашими повозками и здоровяком. Вольгаст в центре, мы с Юссиром по флангам, а граф за нашими спинами. И я, не обращая внимания на буяна, который начал выкрикивать какие-то угрозы, спросил оборотня:

— Что делаем?

— Бьем всех, — сказал Вольгаст. — Я начинаю, а вы прикрываете и добиваете.

— Нормальный план. Только без смертоубийства.

Спорить с оборотнем я не стал. У него реакция, у него опыт, у него сила. На последнем привале он один нас троих — меня, сержанта и графа — раскидал, и признаться в этом не стыдно. Вот если бы я магию применил, тогда другое дело, победа за мной. Но чародейские приемы пока под запретом, и мы полагались только на собственную силу, скорость, боевые навыки, клинки и арбалеты.

— Да вы знаете, кто перед вами?! — продолжал орать здоровяк. — Да я вас всех в бараний рог одной рукой скручу! Шваль!

Вольгаст сделал навстречу наемнику широкий шаг и открытой ладонью толкнул его в грудь.

Задохнувшись на полуслове, здоровяк отлетел в сторону, и раздался крик:

— Наших бьют!

Наемники бросились на дорогу, и началась драка, в которой оборотень показал свое мастерство.

Первого противника он встретил прямым ударом ноги в корпус, и наемник, согнувшись, упал рядом с заводилой ссоры. Второму Вольгаст отвесил хлесткую пощечину, от которой тот моментально потерял координацию движений и пару зубов. А третьему подставил подножку, и местный боец носом пропахал твердый дорожный грунт. При этом двигался оборотень очень быстро, но всех противников остановить не смог, и нам тоже пришлось вступить в драку.

— Получай! — выкрикнул наскочивший на меня наемник и попытался нанести размашистый удар в челюсть. Богатырский замах и пудовый кулак. Под такой попадешь — и привет. Головы, считай, нет. Но я подался назад, и когда кулак просвистел перед лицом, рванулся на противника и ребром ладони ударил его по переносице.

Хруст хрящей. Наемник всхлипнул и прижал ладони к разбитому окровавленному лицу. Больше на меня никто не наседал, и я огляделся. Вольгаст добивал пытающихся подняться забияк. Юссир свалил своего противника и наступил ему на руку, потому что не надо за нож хвататься. А граф взял с повозки арбалет и направил его на вход в трактир, где на пороге появился крепкий пожилой мужик с мечом на боку и приметной большой родинкой на левом виске. И за его спиной переминались с ноги на ногу наемники, человек пять-шесть. Видимо, это был вожак ватаги, и мы схлестнулись с его бойцами. Однако, в отличие от своих парней, он на драку не нарывался и кивнул Наймару:

— Слышь, не балуй! Опусти арбалет, а то выстрелит ненароком, беда будет!

Наймар посмотрел на меня, и я сказал:

— Опусти.

Вожак заметил, что граф подчинился, и обратился ко мне:

— Ты старший?

— Да, — ответил я.

— А не молод, чтобы людьми командовать?

— Пока справляюсь. — Я напустил на лицо беззаботную ухмылку и ногой толкнул бойца с разбитой переносицей: — Твои ребята?

Предводитель ватажников поморщился:

— Мои.

— И что будем делать? Драться станем или разойдемся краями?

В этот момент на улочке появились местные стражники, по сути ополченцы, которые подчинялись хозяевам поселения, семье Байхорно, и вожак, покосившись на них, скривился, словно съел что-то кислое, а потом помотал головой и кивнул себе за спину:

— Давай об этом вечером поговорим. Приглашаю тебя в «Серую ласточку».

Что делать? Приходить — опасно, могут подставить. Вон как наемники на нас злобно смотрят, будто мы их кровные враги. А отказаться — вожак может затаить зло. Но с другой стороны, он и так его уже затаил, и я покачал головой:

— Мне некогда. Хочешь разговора — приходи на постоялый двор старого Берчега. Мы там будем.

— Значит, не хочешь по-хорошему? — Вожак сузил глаза.

— А что мне до тебя? — Я опять ухмыльнулся. — Мы с вами не ссорились, ваши парни первыми нас оскорбили, а мы их слегка поучили. Все просто, а дальше еще проще. Хочешь враждовать — можем выйти за ворота и начать бой. Нам бояться некого.

— И как же твое имя, борзый? — Рука вожака легла на меч, и я заметил, что костяшки на пальцах побелели от напряжения.

— Оттаром называй, не ошибешься.

— Смотри, Оттар, как бы тебе не пожалеть о своих словах.

«Это ты смотри», — подумал я, взмахнул рукой, и повозки продолжили путь. В поселении драки на оружии и до смерти запрещены. Семье Байхорно, которая основала Таскурбах, неприятности не нужны, про это мы знали. А вот за стеной, где нет свидетелей, нас могли прищучить. Но там ведь и мы можем бить насмерть, и страха во мне не было. В любом случае предстояло заработать себе авторитет, так что драка нужна. И если бы не наемники, которые сами развязали конфликт, пришлось бы искать других забияк. Как известно, добрыми делами прославиться нельзя, и пока кому-нибудь морду не набьешь, среди вольного и лихого народа уважения не будет.

Тем временем под злыми и неодобрительными взглядами наемников, которые не решились на продолжение драки, Вольгаст откинул тела поверженных противников на обочину, и мы продолжили путь. Стражники нам ничего не сказали, но пара человек куда-то убежала — видимо, докладывать о происшествии. И когда мы добрались до постоялого двора старого Берчега, который являлся другом нашего обозного старшины, здесь уже обо всем знали.

Пока возницы распрягали лошадей, а женщины перетаскивали в трехэтажный рубленый дом наиболее ценные вещи, ко мне подошел Серпак.

— С кем вы связались, понимаешь? — спросил он.

— Нет. А что, серьезный человек?

— Да. Зовут Савар, прозвище Рубака. Боец знатный, вожак неплохой, в ватаге у него два десятка бойцов. По местным меркам, это сила.

— Ну и чего нам теперь ожидать?

— В поселке вас не тронут. Драка может быть, но до мечей не дойдет, здесь с этим строго. А вот потом…

Старшина замялся, и я его поторопил:

— Что потом? Нас постараются убить?

— Наверняка. Убить и ограбить: у вас повозки богатые и женщины.

— Благодарю за предупреждение, старшина.

— И все?! — Он удивился.

— А что еще?

— Ты ничего не предпримешь?

— Например?

— Попробуй замириться с Саваром. Сходи к Байхорно и попроси защиты. Дополнительных бойцов найми в охрану, если деньги есть. Ведь нельзя это просто так оставлять. Погибнешь.

— Посмотрим.

— Да ну тебя!

Серпак в сердцах махнул рукой и оставил меня, а я подозвал своих воинов, которые подобно мне ни о чем не беспокоились. Разве только граф, который не знал про волков в пустоши и слабо представлял себе, на что мы способны. Да и то беспокойство его было поверхностным, ибо ему все равно — что жить, что умирать. Выгорел человек изнутри.

— Значит, так. — Я оглядел воинов. — Завтра опять в дорогу, с постоялого двора в одиночку ни ногой. Вольгаст, пойдешь со мной, пройдемся по поселку.

Вопросов не было, и вместе с оборотнем я отправился на прогулку. Прежде чем мы покинем Таскурбах, следовало узнать, какие товары тут можно прикупить и какие есть платные услуги. Опять же на местных жителей стоило посмотреть, поселковым паханам представиться, а может, и познакомиться с кем.

Бродили долго — с полудня и до позднего вечера. Поселок сам по себе небольшой, но интересный хотя бы уже тем, что построен на месте древнего имперского замка. Укрепление было разрушено еще девяносто пять лет назад, но камни остались, и если внешний периметр обороны поселка — это частокол и волчьи ямы, то в центре Таскурбаха имелась настоящая маленькая крепость, в которой проживала большая и богатая по местным меркам семья Байхорно. Со всех жителей поселка они получали оброк, натурой или работой. Вот за счет этого и жили, содержали небольшую дружину и крепили оборону поселения.

В общем, Байхорно пристроились нормально и к нам отнеслись равнодушно. Каждое лето через Таскурбах проходит полтора десятка больших караванов, не считая одиночек, и таких искателей приключений вроде меня они видели много. Поэтому разговор был коротким. Глава семейства, старый Андрон, спросил, куда мы направляемся, предупредил, что не стоило нам ссориться с наемниками, — и на этом встреча закончилась.

knizhnik.org

Наследник Древних читать онлайн - Василий Сахаров (Страница 12)

Первоначально нирцы и бохемцы были настроены покорить яфтариев, мужчин перебить, женщин и детей отдать в рабство, а портал и остатки товаров из мира Кассерин взять под контроль. Однако горцы оказали ожесточенное сопротивление, а потом между захватчиками началась дележка — кто главней. Это спасло яфтариев, и общим итогом войны стало изгнание бохемцев, которых били все — и нирцы и горцы.

Нирское королевство приросло еще одной провинцией, все горские племена стали подданными правителя с равнины, а портал перешел под контроль жрецов и наместника. Ну а что касается ватажников Халли Фэшера, то они растворились среди яфтариев, которые не выдали тех, кто бился с ними плечом к плечу. И с той поры прошло много лет. Вокруг портала хотели построить крепость, но это дело заглохло. Гарнизон был распущен, и жрецы покинули свой пост. Так что нам повезло. На горе оставались лишь наблюдатели и охранники, которые гоняли горцев, идущих на поклонение к святому месту… Да-да… Именно так… Точка перехода в мир Кассерин стала святым местом. Не больше и не меньше. Один из пророков племени яфтариев блаженный Дуган, по моему глубокому убеждению, наркоман или алкоголик, узрел видение, и в нем портал открывался, а затем появлялся спаситель, великий чародей, который выводил горцев к свету и освобождал от гнета завоевателей. Лично я в это не поверил бы, а вот яфтарии хотели верить. Поэтому пророчество стало пользоваться популярностью, и к проходу между мирами стали ходить паломники.

Чем-то эта ситуация напомнила мне историю Лахманидского султаната и хаджарских эмиратов. Южане верили, что настанет срок — и придет махди, наделенное огромной магической силой идеальное существо. Это будет началом новой эпохи, которая принесет всем счастье, и наступит расцвет культуры, и прекратятся войны, и плохие люди будут наказаны, а хорошие вознаграждены. Все это должно когда-нибудь случиться, а пока махди не пришел, идеал недостижим. Значит, можно воевать, грабить иноземцев и обижать слабых. Вот придет посланец богов — тогда все станут правильными. Но это потом.

Так же и у горцев. Они пытались самостоятельно добыть свободу, но не выходило. Они дрались между собой и проливали кровь за нирского короля. Однако практически все горцы, если Ромай не врал, не только яфтарии, но и другие племена, были уверены, что наступит срок, придет спаситель — и всем будет счастье. По этой причине мое появление, которое было ознаменовано магическим светом, уже подняло окрестные деревушки, где собирались дружины, а Ромай с друзьями только разведчики…

Выслушав горцев, которые мечтали, что прямо сейчас я поведу их на Нирзой, самый крупный город в провинции, символ королевского могущества в горах, я отошел в сторону и позвал с собой Вольгаста. Ему я доверял больше всего, и он имел неоценимый опыт, который мог мне пригодиться.

Мы встали над тропой, которая спускалась к дороге. Немного помолчали и, присев на покрытый бурым мхом крупный валун, бывший фундаментом оборонительной башни, я спросил оборотня:

— Что ты обо всем этом думаешь?

Он втянул носом воздух, словно к чему-то принюхивался, пнул ногой мелкий камешек, который улетел вниз, и ответил:

— Тебе повезло, Оттар. В очередной раз.

Честно говоря, я везения не видел и поморщился:

— И в чем же везение?

— Ты — маг, единственный в округе. Неопытный, но сильный и с огромным потенциалом. Горцы считают тебя спасителем, да и пусть. Для нас это не столь важно. Самое главное, что здесь, в этом мире, ты уже сейчас можешь сколотить войско, разбить королевские отряды и стать правителем. А дальше занимайся учебой, собирай золото, торгуй с Кассерином и готовься к освобождению Вайда.

— Гладко стелешь, Вольгаст. Но я и трудности вижу. Горцы не обучены, и не все будут на моей стороне. На борьбу с нирцами придется тратить время, а я хотел покоя. Да и потом, что произойдет после этого? Наверняка против меня кинут убийц и регулярные полки, а попутно придется разбираться в местных дрязгах. Разве об этом я мечтал, когда покидал Койран? Разве этого хотел? И вдобавок подумай о жрецах. Яфтарии обмолвились, что у них есть сила, чтобы остановить чародея. Наверняка это идущая от прихожан энергия, и вряд ли они смогут противостоять магу, даже такому недоучке, как я. Однако расслабляться не стоит, и трудности будут.

Оборотень нахмурился:

— Я сказал, что думаю, а решать тебе. В любом случае я буду рядом и прикрою.

— В этом сомнений нет.

Вновь молчание. Каждый думал о своем. А потом Вольгаст ткнул пальцем на дорогу и сказал:

— Кажется, это за тобой, господин спаситель.

На дороге появилось облачко пыли, и оно быстро приближалось. Я не волновался — ведь точка перехода рядом, — а вот яфтарии, похватав оружие, приготовились к бою. Мы, впрочем, тоже. Следопыт и граф с арбалетами, а Вольгаст опять перекинулся в волка, и горцы, увидев это, впали в детский восторг. Они впервые видели оборотня, и для них это было еще одним знаком, что я тот самый спаситель, которого они так долго ждали.

Нирские воины показались через полчаса, и это были не охранники, которых удалось быстро обезоружить и связать. Нет. Внизу, на дороге, слезая с заморенных лошадей, собиралась элита. Крепкие мужчины в одинаковых доспехах, серых плащах и с хорошим оружием. Полсотни мечей. Плюс два десятка лучников — судя по нарядам, местная «золотая молодежь» и добровольцы. А за спинами вояк прятались жрецы, несколько человек в белых балахонах и с небольшими метелками в руках. Как сказали яфтарии, это гвардейцы короля, а с ними служители бога Нохха, главного небесного покровителя жителей равнин.

«Гвардия так гвардия, — подумал я. — Надеюсь, что командир у них разумный и сначала вступит в переговоры».

Действительно, переговоры состоялись. Но прошли неудачно. На тропу, метров за сто пятьдесят от нас, вышел рослый воин, который что-то прокричал, а Ромай перевел его слова:

— Я сотник Мирр, гвардеец короля Фурро Второго! Вы меня знаете! И я предлагаю вам немедленно сдаться! В противном случае все вы умрете, а ваши близкие будут лишены имущества и станут рабами!

Это прозвучало внушительно, жестко и угрожающе. Настолько, что горцы слегка стушевались. Однако вмешался Ромай, который обратился к сотнику с речью, потрясал кулаками и все время указывал на меня. После чего яфтарии издали боевой клич, а гвардеец выкрикнул:

— Вам веры нет! Вы всего лишь подлые бунтовщики и за свое выступление против законного правителя ответите! Нет никакого спасителя, и сейчас я это докажу!

Сотник взмахнул рукой и выхватил клинок, а его бойцы, прикрывшись круглыми кавалерийскими щитами, вышли на тропу. Одновременно с этим лучники стали в прикрытие, и вместе с ними были жрецы.

Гортанная команда сотника разнеслась над дорогой, и нирцы пошли в атаку. Договориться не получилось, Мирр просто не поверил, что я из другого мира и являюсь магом. Но это уже его проблемы. Следующий ход за мной. Раз уж я решил «погостить» в мире Ойрон, следовало показать свою силу, тем более что горцы этого ждали.

Знак «ветер». Я сформировал его, быстро напитал силой и активировал. Да только ничего не произошло. Иероглиф висел, но применить его не получалось. В чем дело?!

— Люди в белых одеждах! Командир! Посмотри на них! — воскликнул граф Наймар.

Мой взгляд замер на жрецах. Они встали в круг и, маша метелками, что-то напевали, скорее всего, молитву. И это песнопение работало будто негатор. О подобном я слышал, называется «божественная защита», но сталкиваться с таким магическим приемом пока не доводилось. А гвардейцы тем временем продолжали подниматься и приближались. Нужно было что-то делать, и я поступил по заветам брата Рикко Руговира. Как правило, сила молитвы защищает от магии непосредственно людей, однако она не прикрывает их от внешнего воздействия, которое не имеет чародейской составляющей. Поэтому уже готовый знак «ветер» изменил вектор своего удара. Сначала я направил его непосредственно на нирских воинов, а теперь на склон между вершиной и дорогой.

Активация! Мощный воздушный поток рухнул на тропу, взметнул траву, мелкие камни и ветки. После чего он ударился в невидимую магическую защиту гвардейцев и рассеялся. Однако камни и мусор уже были в воздухе. Они продолжали полет даже когда порыв ветра стих — и обрушились на противника. Щебень, ветки, трава и пыль. Все это рухнуло на гвардейцев, и они замялись. Кому-то булыжник рассек лицо, другому ветка в щеку воткнулась, но большинство пострадало от пыли, которая запорошила воинам глаза и забила дыхательные пути.

Впрочем, задержка была недолгой. Жрецы продолжали песнопения, и лучники выпустили стрелы, а сотник выкрикнул очередную команду, и гвардейцы бегом бросились на вершину. Они торопились схватиться в рукопашной, и яфтарии прикрыли меня, причем один получил в грудь стрелу и упал. Не убит, а только ранен. Но факт оставался фактом — человек добровольно закрыл меня, и я это запомнил, а затем нанес следующий удар.

— Назад! — Руками я сделал знак отступить, и люди меня послушались, хотя горцы приказа не поняли.

Яфтарии и мои люди отступили. Только оборотень по-прежнему оставался рядом. И тогда я обрушил на старую каменную кладку башни иероглиф «камень».

knizhnik.org