История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Роль княгини Ольги в истории Руси. Древняя русь княгиня ольга


Княгиня Ольга – первая правительница Киевской Руси |  Читать онлайн, без регистрации

Княгиня Ольга – первая правительница Киевской Руси

Легендами овеян образ княгини киевской Ольги, но ее деятельность действительно оставила заметный след в восточнославянской истории X века. Древние летописцы, несомненно, симпатизировали княгине – жене Игоря и регенту в пору несовершеннолетия их сына Святослава. Они часто описывали ее как красивую, энергичную, хитрую и прежде всего – мудрую правительницу, подчеркивали ее «мужской ум». Хвалы, которые щедро возносили Ольге монахи-летописцы, отчасти можно объяснить тем, что это именно она проложила путь христианству на земли Киевской Руси. Но даже без этого аспекта своей деятельности Ольга осталась бы в мировой истории выдающейся правительницей.

Летописи не указывают год рождения Ольги, однако поздняя Степенная книга сообщает, что скончалась она в возрасте около 80 лет, что относит дату ее рождения к концу IX века, то есть приблизительно к 890 году.

Согласно «Повести временных лет», Ольга была родом из Пскова. Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были незнатного рода, «отязыка варяжска». По мнению норманистов, варяжское происхождение подтверждается ее именем, имеющим соответствие с древнескандинавским – Хельга. Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который правил Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика, Олег же поженил Игоря и Ольгу. Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги: «Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал ее и нарек в свое имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости ее более других чтил».

Знатного рода была Ольга или простого, но первая встреча ее с Игорем состоялась рядом с селом Выбуты, вверх по реке Великой. Молодой князь охотился «в области Псковской» и, желая перебраться через реку Великую, увидел «некоего плывущего в лодке» и подозвал его к берегу. Отплыв от берега в лодке, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Времена были простые, и князь, возжелав приглянувшуюся девушку, не ожидал отказа, а может, ждал, что его даже поблагодарят за оказанную честь. Но Ольга была не такова. Уразумев помыслы Игоря, начавшего приставать к ней, она дала достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». Она устыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судии, который должен быть «светлым примером добрых дел» для своих подданных. Сейчас бы сказали – «заговорила зубы». Игорь усовестился, но не затаил обиды, напротив, – разумная и полная достоинства девушка крепко запала ему в душу. Он расстался с ней, храня в памяти ее слова и прекрасный образ. Когда же пришло время выбирать невесту и в Киев собрали самых красивых девушек княжества, ни одна из них не пришлась ему по сердцу. Тогда он вспомнил «дивную в девицах» Ольгу и послал за ней. Так Ольга стала женой князя Игоря, великой русской княгиней.

Князь Игорь часто ходил в походы: покорил древлян, уличей, другие восточнославянские племена, отделившиеся от Киева в начале его княжения, заключил мирное соглашение с печенегами, которые появились тогда в южнорусских степях. А в крепких ручках молодой жены оказалось все княжеское хозяйство. Палаты княгини на берегу Днепра прозвали Ольгиным городком, и потихоньку сюда из киевского Игорева двора переместился центр государственной жизни Древней Руси. Муж большую часть времени проводил в походах, а Ольга досконально разбиралась в политических интригах, принимала послов, крепко держала в кулаке всех недовольных и даже военных мужей. Игорь был совсем не против. Так они и жили счастливо, разделив «сферы ответственности»: война – дело мужнино, а внутренней жизнью княжества ведала Ольга.

В 943 году Игорь собрал новое войско из варягов, руси, славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупрежденный заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман передал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворенный данью, повернул назад. В следующем году Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава.

Вскоре после того, как был заключен мир с Византией, осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, участвовавшего в византийских походах. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счет. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, а на пути домой принял неожиданное решение: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит»». Восставшие древляне убили Игоря и двинулись на Киев. Боясь мести за убийство киевского князя, древляне отправили послов к княгине Ольге, предлагая ей вступить в брак со своим правителем Малом.

Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в ее пользу. Летописец подробно описывает месть Ольги за смерть мужа.

Сватов, 20 древлян, что прибыли на ладье, киевляне отнесли вместе с судном и бросили в глубокую яму во дворе близ терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьей. «И, склонившись к яме, спросила их Ольга: «Хороша ли вам честь?» Они же ответили: «Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их..»

Ольга попросила прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.

Сватовство князя Мала к Ольге, по мнению исследователей, отражало пережитки матриархата, архаизм во взглядах древлян. Действия Ольги – захоронение сватов в лодке, приказ вытопить баню для послов – приметы погребального обряда глубокой древности и связаны с кровной местью за убитого мужа.

Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Напоив допьяна во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о пяти тысячах перебитых древлян.

В следующем году княгиня собрала войско, взяла с собой малолетнего сына Святослава, воеводу Свенельда и двинулась в древлянскую землю, чтобы окончательно «примучить», то есть покорить древлян и обложить их тяжелой данью. Битва была выиграна, но враги бежали и заперлись в городе. Осада длилась целый год, пока Ольга не предложила древлянам откупиться малой данью – от двора по три голубя и по три воробья. Каждой из птиц Ольга велела привязать трут с огнем и почти в сумерках отпустить на волю. Птицы полетели в свои гнезда, и Искоростень вспыхнул со всех сторон одновременно. Люди пытались выбраться из города, но воины Ольги ловили их… Так Ольга взяла город хитростью, старейшин его сожгла, а остальных жителей заставила платить тяжелую дань. Две трети ее получил Киев, а треть – Вышгород, который был Ольгиным городом.

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава (хотя и после этого она оставалась фактическим правителем, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах). Показав сразу, что сила на ее стороне, вместе с тем Ольга понимала, что необходимо изменить произвольный и беспорядочный способ сбора дани, который привел к смерти Игоря.

Она ввела первые в Киевской Руси «реформы», четко разделив земли на «тиуны», с которых через определенные промежутки времени должно было собираться некоторое количество дани. Княгиня одновременно следила за тем, чтобы подчиненные не лишались средств к существованию и, следовательно, могли платить дань. Закрепив за княжеской казной исключительные права на богатые пушным зверем земли, она таким образом обеспечила себя постоянным доходом. Чтобы лучше знать свои необозримые владения, Ольга часто путешествовала. Она установила систему «погостов» – центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей.

Также княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси – первыми каменными зданиями Киева стали городской дворец и загородный терем Ольги. Со вниманием относилась она и к благоустройству подвластных Киеву земель – новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и прочих.

Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна, своими же людьми любима – как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обижающий, налагающий наказание с милосердием и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но во всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость».

Княгиня определила не только внутренние, областные, но и внешние границы государства. При ее правлении были организованы воспетые в былинах богатырские заставы. Чужеземцы называли Русь «Гардарики», то есть «страной городов», скандинавы и германцы охотно шли служить в русское войско. Именно при Ольге Русь стала настоящей державой.

Сосредоточенная на правлении Ольга вела воздержанную и целомудренную жизнь, во второй раз замуж не вышла. Делиться властью она не хотела, а сердца ее никто так и не затронул. Она пребывала во вдовстве, берегла княжескую власть до взросления своего сына. Когда же последний возмужал, она передала ему дела, а сама, отдалившись от светских хлопот, сосредоточилась на духовном. Языческие боги не могли дать Ольгиной душе нужного, зато заповеди Христовы очищали сердце, давали успокоение. Эта женщина столько лет была жесткой и даже жестокой, что нуждалась в милосердии и прощении.

Однако и в вопросах веры Ольга в первую очередь была княгиней. И веру свою считала делом не только личным, но и, так сказать, внешнеполитическим. Поэтому, поручив Киев подросшему сыну, отправилась с большим флотом в Константинополь. Древнерусские летописцы назовут это деяние Ольги «хождением», потому что оно соединяло в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. «Ольга захотела сама сходить к грекам, чтобы своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге», – повествует Житие святой Ольги. По свидетельству летописи, в Константинополе Ольга принимает окончательное решение стать христианкой.

Таинство крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт, а восприемником от купели был император Константин Багрянородный. Говорят, русская княгиня восхитила императора своим умом и красотой, и тот предложил ей «руку и сердце». Согласно летописи, Ольга укоряла императора: как, мол, можно думать о браке до крещения, а вот после крещения – посмотрим. И просила императора быть ее восприемником – крестным отцом. Когда же после крещения император возвратился к своему брачному предложению, Ольга напомнила ему, что брака между «кумовьями» быть не может. И восхищенный ее умом и находчивостью император отступился.

В описании этого эпизода есть историческая основа, но наверняка есть и вымысел. На троне Византийской империи тогда действительно находился Константин Порфирогенет («Багрянородный»). Это был человек более чем незаурядного ума, прожженный политик и удачливый государь. Вряд ли бы он настолько эмоционально решал матримониальные вопросы, от которых зависела расстановка сил в международной политике. И это еще не учитывая того обстоятельства, что княгине на тот момент было никак не меньше 50 лет. Но «брачное предложение», скорее всего, действительно было. И цель его, вероятно, была в духе знаменитого византийского коварства, а не простодушного восхищения «варваркой» – княгиней далекой и дикой Руси в восприятии утонченного византийца. Это был способ проверить намерения княгини: если бы она отказалась, то нанесла бы оскорбление императору, а если бы согласилась, то ее скорее всего обвинили бы в корыстолюбии и высмеяли: мол, не по чину императору Византийскому с варяжской княгиней венчаться.

Но Ольга была не только мудра, но и находчива. Благодаря своему ответу она сразу получила искомое – крещение в православную веру. Ее ответ – это ответ и политика, и христианки: «За честь породниться с великим Македонским (так называлась правившая тогда династия. – ред.) императорским домом благодарю. Давай, император, породнимся. Но родство наше будет не по плоти, а духовное. Будь моим восприемником, крестным отцом!»

Патриарх благословил новокрещеную русскую княгиню крестом, вырезанным из цельного куска животворящего древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».

В Киев Ольга вернулась с иконами и богослужебными книгами – так началось ее апостольское служение. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда – первого киевского князя-христианина, а многих киевлян обратила ко Христу. С проповедью веры отправилась княгиня на север. В киевских и псковских землях, в отдаленных весях, на перекрестках дорог воздвигала она кресты, уничтожая языческих идолов.

Святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, которое было ей около реки Великой, неподалеку от родного села. Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». На этом месте Ольга воздвигла крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова – славного града русского, именовавшегося с тех пор «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовного преемства через четыре столетия это почитание передано было преподобному Сергию Радонежскому.

Среди бояр и дружинников в Киеве нашлось немало людей, которые были недовольны действиями Ольги. Ревнители языческой старины все смелее поднимали голову, с надеждой взирая на подрастающего Святослава, решительно отклонившего уговоры матери принять христианство. Да, обратить в веру посторонних людей оказалось куда легче, чем повлиять на собственного сына. Внешне он был почтителен, выслушивал рассказы о великолепии Царьграда, о мудрости и праведности патриарха, но подобные «бабские» вещи его мало интересовали.

Святослав был в первую очередь воином, достойным последователем Перуна. Собственная дружина его не поняла бы, решись он проповедовать врагам учение Христа вместо доброй сечи. Поэтому уклонялся Святослав и от брака с византийской царевной, не хотел с христианами связываться.

В «Повести временных лет» так говорится об этом: «Жила Ольга с сыном своим Святославом, и уговаривала его мать креститься, но пренебрегал он этим и уши затыкал; однако если кто хотел креститься, не возбранял тому, не издевался над ним… Ольга часто говорила: «Сын мой, я познала Бога и радуюсь; вот и ты, если познаешь, тоже начнешь радоваться». Он же, не слушая сего, говорил: «Как я могу захотеть один веру переменить? Мои дружинники этому смеяться будут!»

Кроме того, он препятствовал ее попыткам утверждения христианства на Руси. Среди торжества язычества ей, когда-то всеми почитаемой владычице державы, крестившейся от Вселенского патриарха в столице православия, приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать вспышки антихристианских настроений. Мать и сын любили друг друга – она по-прежнему была опорой Святослава в делах государственных.

Князь же расширял границы Руси и усиливал ее влияние в мире: разгромил Хазарский каганат, сокрушил Волжскую Болгарию, взял 80 городов по Дунаю. В своих мечтах он видел великую державу – от Дуная до Волги. Ольга переживала за сына: ну как ему объяснить, что считаться с великой империей ромеев необходимо, что будущее за единой верой, за христианством!

В последние годы жизни Ольга нашла утешение и радость в воспитании внуков, особенно любимого Владимира, которого обратила в христианство. В 968 году Киев осадили печенеги. Княгиня с внуками, среди которых был и Владимир, оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде достигла Святослава, он поспешил на помощь, и печенеги были обращены в бегство. Ольга, будучи уже тяжело больной, просила сына не уезжать до ее кончины.

11 июля 969 года княгиня Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки, и все люди». Святослав оставался у постели умирающей и похоронил ее по христианскому обычаю, как она и просила.

Дело великой княгини не пропало даром – любимый внук завершил его, крестив Русь. Он же перенес ее мощи в Десятинную церковь в Киеве. Рассказывают, что над гробницей святой Ольги было окно. Те, кто приходил с верой в сердце, видели в оконце ее мощи, а некоторым даже виделось сияние над ними, ну а маловерующие могли разглядеть только закрытый гроб.

Канонизировали Ольгу в 1547 году на соборе, который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси еще в домонгольскую эпоху.

Христианское имя святой Ольги – Елена (в переводе с древнегреческого – «факел»), оно хорошо отражает жар ее духа. Языческое имя Ольги соответствует мужскому Хельги, что означает «святой». Хотя языческое понимание святости отличается от христианского, оно все же предполагает в человеке особый духовный настрой, ум и прозорливость. Раскрывая духовное значение этого имени, народ назвал Олега Вещим, а Ольгу – Мудрой.

Святая Ольга – женщина, сочетавшая мудрость и огонь, который не угас во всей тысячелетней истории христианской Руси. Ее помнят до сих пор и будут славить еще века.

velib.com

Русская княгиня Ольга и ее двадцатилетнее справедливое правление

Считается, что женщина менее наделена способностями к управлению государством, решению внутри-и внешнеполитических задач, нежели мужчина. Однако в русской истории немало примеров, опровергающих это традиционное мнение. И один из них – княжение Ольги.

Усмирение непокорных древлян

Откуда она, княгиня Ольга, какого рода? Была ли она знатного происхождения или родилась в простой семье? Точного ответа на этот вопрос летописи не дают. По некоторым источникам, князь Игорь случайно встретил Ольгу, охотясь в своих владениях, и влюбился в незнатную девушку так, что сделал ее княгиней.

Данных о ее юности тоже никаких не сохранилось. Ее история начинается после смерти супруга, когда она, заручившись поддержкой воевод, заняла княжеский престол до вступления «в возраст» сына Святослава.

Первое, что сделала Ольга, — твердой рукой навела порядок в подвластных ей землях. Предания сохранили сведения об этом как о мести древлянам. Их глава Мал, якобы возжелав жениться на Ольге с целью присоединения к своим владениям Киева, прислал к Ольге гонцов. Княгиня велела закопать их в землю, а сама попросила передать Малу, что не против выйти замуж, но ей необходимо, чтобы в Киев пришли более знатные древляне, иначе жители Киева не дадут согласия на брак. Мал выполнил условие. Вторую партию гонцов ожидала смерть в горящей избе, подожженной по приказанию Ольги.

Далее суровая княгиня направилась к древлянам и осадила их город Коростень. Дождавшись, когда осажденные начнут молить о пощаде, она сказала, что уйдет от города, если его жители направят к ней по нескольку голубей с каждого двора. Поверившие ей древляне поспешили выполнить требование, но сделали это себе на горе: Ольга привязала к лапам птиц тлеющие угли, и, вернувшись домой, они подожгли город.

На этом месть Ольги завершилась. Сквозь призму веков уже неясно, все ли ее действия относились к древлянам и была ли то месть за смерть мужа, или она подобным образом усмиряла всех пытавшихся бунтовать, но только через некоторое время в государстве установились мир и покой.

Реформы управления

Ольга наладила и упорядочила сбор дани. Она поделила свои земли на административные единицы, каждой из которых управлял тиун – сборщик дани и княжеский ставленник. Он решал все вопросы, являлся представителем верховной власти.

В 946 г. Ольга произвела личный осмотр территорий княжества, объехав Северную Русь. До времен Нестора во Пскове берегли сани, на которых княгиня совершала свое путешествие. Княгиня ввела новую систему – систему погостов, то есть мест, где торговали и где происходил сбор податей. Именно на погостах впоследствии стали строить храмы. Многие их этих мест превратились в города.

Княгиня положила начало каменному строительству: первые каменные здания в Киеве – это ее дворец и загородный терем.

Объехав Северную Русь, Ольга вернулась в Киев. Ей предстояло воспитывать и наставлять своего наследника Святослава.

Принятие христианства

Княгиня Ольга была дальновидным политиком. В своих путешествиях она знакомилась с жизнью других государств и старалась перенять то, что казалось ей способствующим развитию Руси. Так, в 955 г. она отправилась в Константинополь, чтобы побольше узнать о христианской религии. Ольга понимала, что христианство – именно та вера, которая сможет сыграть большую роль в дальнейшем сплочении Киевской Руси, поможет укрепить княжескую власть.

Греки приняли русскую княгиню с почетом. Мысль о том, что христианство может распространиться на Руси, и Византия приобретет неограниченное влияние на молодое государство, пришлась им по нраву. Сам патриарх беседовал с Ольгой, рассказал о жизни и смерти Христа, о его учении, совершил обряд крещения.

Крестным отцом русской княгини стал император Константин Багрянородный, который устроил в ее честь богатый пир, подарил ей много золотых червонцев. Легенда гласит, что он был поражен красотой и умом Ольги, даже сделал ей предложение о вступлении в брак. Однако княгиня, отдарившись дорогими мехами, предложение вежливо отклонила. Насколько правдива легенда – неизвестно: ведь Ольга к моменту поездки в Константинополь была уже далеко не молода. Однако само ее возникновение говорит о том, как чтили и уважали княгиню русичи.

Ольга пыталась и Святослава склонить к принятию новой религии, однако он не внял ее советам. Впрочем, тот факт, что Ольга стала христианкой, еще сыграл свою роль: в будущем, когда князь Владимир задумает крестить Русь, он вспомнит о примере своей бабки Ольги.

Умерла Ольга в 969 году, за 3 года до смерти удалившись от дел и передав бразды правления сыну Святославу.

Итоги правления

Казалось бы, правление Ольги началось с довольно жестоких действий с ее стороны. Однако ненависти к ней у народа не осталось, напротив, ее долго помнили как Ольгу Мудрую. Состояние, в котором досталось ей княжество, требовало принятия немедленных и решительных мер. Водворив мир в своем княжестве, Ольга занялась его благоустройством. При ней не было кровопролитных войн, процветала торговля, росли города. Горько оплакивал народ строгую, но справедливую правительницу, при которой 20 лет жила Русь мирной жизнью.

histerl.ru

княгиня Ольга

Правительница Киевской Руси. Супруга князя Игоря.Дата рождения - ок. 890 г.Дата смерти - 11.07.969 г.

Существует несколько версий происхождения княгини Ольги. В «Повести временных лет» говорится о том, что она родом из Пскова из деревни Выбуты. Родители её были люди простые.До наших дней дошла красивая легенда, сохранившаяся в поздних летописях. В ней рассказывается о встрече Игоря и Ольги. Однажды юному Игорю пришлось охотиться возле Пскова. Оказавшись на берегу реки, он никак не мог переправиться на другую сторону, потому что у него не было лодки. И вдруг князь увидел на реке лодку, управляемую неким юношей. Игорь подозвал этого юношу и повелел перевезти себя на другой берег. Оказавшись в лодке, князь вдруг понял, что его перевозчиком был вовсе не юноша, а прекрасная девушка, одетая в мужскую одежду – это была Ольга. И начал князь говорить ей нескромные речи. Но девушка твердо ответила князю: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание!» Устыдившийся Игорь прекратил свои речи. Когда Игорь вернулся в Киев, вскоре пришла ему пора жениться. Вот тогда и вспомнил князь красоту и благоразумие псковской девушки, и взял ее в жены.Но всё же версия о знатном северном происхождении Ольги является наиболее правдоподобной. По «Повести временных лет» в 903 г. Ольгу выдали замуж за князя Игоря. Брак был заключен, скорее всего, по расчету и от этого союза появился сын Святослав – князь, ставший впоследствии знаменитый своими военными походами.Есть и другие версии происхождения Ольги. Например, источник 15-го века «Типографская летопись» передаёт слух о том, что Ольга была дочерью Вещего Олега, который являлся опекуном малолетнего князя Игоря. Вот Олег и поженил Игоря и Ольгу.Спорная среди историков «Иоакимовская летопись» ведает нам о знатном происхождении Ольги: «Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».Как складывались отношения супругов сказать трудно. В ряде летописей сообщается, что кроме Ольги у Игоря были и другие жены. Известно, что к 40-м гг. X в. Ольга и Игорь жили раздельно – Ольга являлась княгиней Вышгорода, а Игорь оставался киевским князем.В 945 г. князь Игорь погиб от рук соседних древлян. Убив Игоря, древляне решили, что теперь они свободны от обязательств перед киевской династией. Более того, древляне стали претендовать на киевский престол - они потребовали, чтобы княгиня Ольга вышла замуж за древлянского князя Мала. Но характерно, что конфликт с русами древляне, в соответствии со славянскими традициями, попытались разрешить мирным путем - послали к Ольге своих послов.Дальнейшее хорошо известно по «Повести временных лет». Ольга хитростью заманила два посольства древлян в ловушки и жестоко расправилась с ними - одних послов закопала живьем в землю, других сожгла в бане. Затем она явилась в Древлянскую землю и устроила тризну на могиле мужа, на которую пригласила и древлян. По приказу Ольги ее дружинники сначала напоили древлян допьяна, а затем иссекли их мечами («Повесть временных лет» называет цифру убитых - 5000 человек).А в следующем, 946 году, Ольга вместе с малолетним Святославом отправилась в поход на древлян. Осадив главный город древлян Искоростень, Ольга потребовала, чтобы жители города дали ей по три голубя и по три воробья от каждого двора, обещая в случае выполнения ее требования уйти. Обрадованные древляне собрали птиц и отдали хитрой киевской княгине. Ольга приказала своим воинам привязать каждому голубю и воробью к лапке тлеющий трут и отпустить. Голуби и воробьи полетели в свои гнезда – в Искоростень – и город загорелся. Среди осажденных началась паника, они бросились бежать из города. Город был разрушен, а Ольга опять жестоко расправилась с его жителями - одних убили, других Ольга отдала в рабство своим дружинникам, а третьих обложила «тяжкой данью».Правление княгини Ольги при малолетнем Святославе было более успешным, нежели ее мужа Игоря. Став правительницей Киева, Ольга во внутренней политике проводила курс на еще большее подчинение славянских племен власти Киева. В 947 г. вместо полюдья она установила твердые размеры дани для древлян и новгородцев, организовав пункты сбора дани – погосты (места, где останавливались сборщики).В середине 950-х годов Ольга с большим посольством отправилась в Византию, где приняла христианскую веру, получив в крещении имя Елены. Зачем она это сделала? Да, всё банально просто. Твердое желание укрепить и централизовать власть. Ольга прекрасно понимала, что вера предков позволяет людям слишком много. Человек считал себя свободным. Вот скажите, как раньше обращались к князьям? На ты. Почему? Потому что у простого человека не было раболепства и чинопочитания. Правда и князья были другими, не то что ныне. Богов же считали своими предками. Русы и славяне говорили: «Мы дети Даждьбога», «Мы внуки Сварога». Людей называли «сварожичами», то есть потомками Сварога. Попробуй укротить такой народ.Что же давала Ольге христианская религия. Давайте присмотримся к жизни христианина. Вот родился человек. Лепи из него, что хочешь. Через некоторое время папа и мама несут его в церковь. За определенную плату поп от имени Бога называет малыша рабом и ставит на нем крест (вешает ему крест). Венчается человек и опять же его называют рабом. Хоронят человека и опять его называют рабом. В течение всей жизни христианин должен ходить в церковь и каяться. Выпрашивать прощение, перечеркивая своё Я крестным знамением. При этом поп постоянно называет его рабом. Ну, если человеку постоянного говорить, что он свинья, так он и захрюкает. Другими словами Ольге нужна была покорная, раболепная паства, которой можно было легко управлять.Если Ольга стала христианкой, то ее сын Святослав оставался верен древней вере предков. Много раз княгиня Ольга пыталась научить сына христианской вере. Однако, в ответ матери он говорил: «Вера христианска уродство есть!»Если князья Олег, Игорь и Святослав вели по отношению к Византии достаточно эффективную агрессивную политику, постоянно совершая военные походы и заставляя Византию заключать мирные договоры, выгодные Киевской Руси, то Ольга проводила курс на сближение с Византией по сути, предавая интересы Руси. С Ольги началось и по сей день продолжается тихое уничтожение русского народа. Арабский летописец Аль-Марвази описал пагубное влияние христианства для русов: «Когда они обратились в христианство, вера их притупила их мечи, двери добычи закрылись перед ними, и они вернулись к нужде и бедности, сократились у них средства к существованию».Княгиня Ольга умерла в 969 году. Ее внук, князь Владимир Святославич, в 1000 году повелел перенести останки княгини в Десятинную церковь и положить в каменный саркофаг.

www.skazbeloyara.ru

Княгиня Ольга — Мистические истории. Древние славяне — Сайт о мистике

Княгиня Ольга (~890-969) – Великая Княжна, вдова убитого древлянами Великого Князя Игоря Рюриковича, что правила Русью за малолетством их сына Святослава. Имя Княгини Ольги находится в истоке русской истории, и связано с величайшими событиями основания первой династии, с первым утверждением на Руси христианства и ярких черт западной цивилизации. После смерти простой народ назвал ее хитрой, церковь – святой, история - мудрой.

Первые правители Руси -полусказочный Рюрик и его сын Игорь были варягами, т.е. иноземцами на Руси, также как и стоящий между ними их сородич Вещий Олег, правивший Русью за малолетством Игоря Рюриковича. Эта была порода скандинавских завоевателей, грабивших тогда и захвативших много земель в Европе. До Ольги династия Рюрика не была для Руси родной, а, наоборот, совершенно чужой, если верить в добровольное со стороны Новгорода призвание варяжских князей. Только в лице Княгини Ольги, прирожденной славянки, изначально варяжская династия ославянивается, делается единокровной со своим народом.

По свидетельству Иоанносвкой летописи, славянское имя Ольги было Прекраса, и лишь после её первого брака с Вещим Олегом он называет ее – может быть, в честь своего имени «Вольгой». До сих пор не установлено, какого, корня это имя, Ольга и Олег имеют созвучные скандинавские имена Хельга и Олаф. Но они напоминают и русские волшебно–народные с названия. «Вольга» и «Волх», имена богатырские, былинные, на память о которых навсегда начертана течение таких исторических рек как Волхов и Волга.

Когда и где родилась Ольга в точности неизвестно. Известно,что она была внучкой Гостомысла - человека призвавшего варяга Рюрика править Русью. По одной из версий, родиной Ольги была болгарская Плиска или Плескувия, однако народное предание называет Ольгу уроженкой села Выбутина (Лыбутина), что в окрестностях русского Пскова. Легенда гласит, что Псков был даже якобы и основан ею. Записан трогательный рассказ о чуде, о небесных лучах, просиявших над местом будущего кремля Псковского и пророчество Ольги относительно будущей славы Пскова. Но научная история опровергает эту легенду. Несомненно, Псков древнее Ольги и существовал еще до пришествия варягов, однако легенда подтверждает то, что в Пскове существовал особый культ Ольги. Нестор говорит «И сани ея стоят в Плескове и до сего дня». Таким образом Псков искусственно избрали, как родину Ольги.

В чем же заключается историческое значение Ольги? Она праматерь нашего православия. Именно на ее мудрой голове корона впервые украсилась православным крестом. До Ольги было три более или менее смутного варяжского царствования; все три образуют эпоху не столько мирного управления, сколько постепенного завоевания огромной страны от Балтийского до Черного моря. В сущности, весь этот почти 100-й период от правления варягов до Игоря был не столько русской историей, столько варяжской – это была история их походов на Византию. Завоевание Руси было попутным. Оно было не целью, а лишь средством другого великого завоевания, захвата второго Рима.

Огромный напор с севера в центр тогдашней цивилизации прекратился лишь в веке Ольги. Она первая остановила варягов и внесла в варяжскую стихию, как славянка, начало более мирной и мягкой культуры. В лице Ольги варяжская национальность ломается и становится народно – русской. Ольга заканчивает варяжскую история на Руси и начинает русскую. Заканчивается княжеско-разбойнический период и начинается княжеско-богатырский. В лице Ольги заканчивается тяжелое зачатие государственности – завоевание Руси варягами, начинаются времена народной независимости. После смерти мужа Ольга унаследовала не государство. А захваченную варварами полудикую страну, где оседлый быт еще полон брожения: где земледелие боролось со звероловством и кочевым скотоводством.

До Княгини Ольги варяжская государственность исчерпывалась двумя действиями: грабежем вне страны и грабежом внутри страны. Последствием такой системы явился древлянский мятеж и первое на Руси цареубийство. Обстоятельства древлянского мятежа были следующие. В 944г. Князь Игорь в союзе с печенегами решил предпринять вторую попытку завоевать Константинополь (после неудачной попытки в 941 г.). По дороге, Игорь собрал дань с древлян. Однако достигнув Константинополя, дружина Игоря так и не начала военные действия, и был заключен новый мирный договор несколько менее выгодный для Руси, чем договор Вещего Олега. На обратном пути на Русь (945 г.) Игорь решил вновь собрать дань с древлян и был ими убит за то, что попытался сделать это до ранее назначенного срока. Один из греческих летописцев, Лев Дьяков, уверяет, что древляне разорвали Игоря, привязав к двум деревьям, нагнутым до земли и потом отпущенным.

После смерти князя Игоря Ольга унаследовала крайне трудное государственное положение дел: первый серьезный бунт, мог грозить полным развалом еще не до конца сросшемуся из отдельных племен государства. Осложнялся бунт тем, что он вспыхнул среди недавно покорённого литовского населения. Успех мятежа мог явится роковым соблазном и для других недавно покоренных племен. Поэтому Ольга действовала хладнокровно и особо жестоко.Послы древлян были убиты, уничтожена столица древлян Искоростень, большая часть древлян обращена в рабство. Подавив древлянский мятеж, Ольга восстановила единодержавие, усмирила страсти и спасла от смерти поставленное под удар молодое государство.

Некоторых исследователей иногда смущает, на первый взгляд, слишком лютая месть княгини Ольги. Однако не следует забывать, что в то время Ольга была ещё ревностной язычницей и своими действиями, в первую очередь, Ольга исполняла свой священный религиозный долг. Историк Соловьев говорит, оправдывая Ольгу, что «обычай мести был охранительным обычаем, заменявшим правосудие, и тот, кто свято исполняет обязанности мести, является необходимым героем правды» и что «обязанность мести за род человеческий была тогда обязанностью религиозною, обязанностью выражения благочестия».

Для древних славян месть считалась благородной, так как защищая нарушенные права убитого, мститель подвергает смертельной опасности собственную жизнь. Месть Княгини Ольги не в коем случае нельзя рассматривать как личную месть – её месть прежде всего - укрощение государственного мятежа. Погасив мятеж, Ольга начала борьбу с причиной вызвавшей мятеж, в вопиющими недостатками тогдашней государственности.

Чего не было до Ольги – это культурного устроения земли, бросив военные походы, Ольга принялась за мирные, чисто хозяйственные походы. Летопись отмечает, что в укрощении Древлянской земли Ольга ходила не как грабитель, а как управитель «и идет Вольга по Дерьвостей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки, суть становища ее и ловища». Отдохнув после тяжелой войны всего лишь «лето едино» в следующем году идет Вольга Новугороду и устави по Месте посты и дани, и по Лузе оброки и дани»

Ольга ездила по огромной и дикой стране всюду, устраивая государственную и культурную организацию. Ее предшественники – варяги, как и все германцы, строили только замки: рубили города, как опорные пункты своей власти. До народного быта им, кроме взятия дани, не было дела. Ольга повела себя как первый государь Руси, она вспомнила о мирных – обязанностях власти. Она, говорим Карамзин: «Разделила Землю на погосты или волости».

Власть государственная в то время была путешествующего, так сказать амбулаторного типа. От ноября до апреля ежегодно князья отправлялись в «полюдье» – не только для сбора дани, но и для суда и расправы. Ольга учредила погосты, т.е. станции для угощения. Она же установила оброки, т.е. определила содержание дани.

Великая женщина сама училась, путешествуя, и во всю заставляла учиться других. Может быть этой наукой следует объяснить тот удивительный авторитет, который она приобрела у Игоревой дружины и мирного населения. При Княгине Ольге не записано летописцем ни ропота войска, ни мятежей народных.

Укрепив единодержавие и придав стране, вид государственно-культурный, Ольга приступила к своему третьему подвигу – к введению христианства. Понимая, что религиозную совесть свободна, Ольга крестилась только сама, не насилуя ни своей семьи, ни подданных, Она верила в могущество своего примера и знала, что добровольно принятая религия истинная. Святослав не крестился только из-за боязни насмешек со стороны дружины. Ольга представила великий перелом. Историки утверждают, что Ольга исповедовала Христианство в Киеве еще до крещения, вернувшись из Царьграда она нашла множество последователей, т.к. христианство в Киеве существовало еще до Аскольда и Дира, проникая к нам с греческой торговлей.

Вероятно, что Ольга вложила и в укрепление христианства ту же последовательную настойчивость, какую вложила в укрепление государства, и ту же организационную способность. До самой смерти после принятия христианства (14 лет) Ольга продолжает проповедовать христианство. Сын же Ольги сделался воином. Постоянно ходил на войну, бил вятичей, хазар, ясов и касогов, болгар и греков. Некоторые походы с не только прославили Русь, но и раздвинули ее просторы.

Главня заслуга Ольги в том, что после смерти Князя Игоря, она не дала распасться еще слабой русской государственности. Подавив восстания древлян, Ольга разделила Русь на волостей, что явилось весьма дальновидным политическим решением. Она отменила опасное "полюдье", установив твердый размер дани ('Уроки'"), сроки ее сдачи и место сбора ("погосты"). Эти погосты становились затем опорными центрами княжеской власти.

Не следует забывать, что именно Ольга явилась проматерью христианства на Руси. Дальнейший процесс Крещения Руси продолжил её внук Князь Владимир. Без сомнения Ольга сделала все для блага и рассвета государства. После смерти народ назвал ее хитрой, церковь – святой, история мудрой.

Михаил МЕНЬШИКОВ

Рубрика: Древние славяне

allmystic.ru

Роль княгини Ольги в истории Руси

Происхождение

О раннем периоде жизни будущей киевской княгини источники ничего не сообщают. Неизвестно, где и когда она родилась, из какой семьи происходила, была ли княжеского рода, — исследователи по-разному освещают эти вопросы.

Согласно самой ранней древнерусской летописи, "Повести Временных Лет", Ольга была родом из Псковa. Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуто Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были не знатного рода, "от языка варяжска". Варяжское происхождение (скандинавское) подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga. Присутствие скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, датируемых 1-й половиной X века.

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: "Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга". Олег же поженил Игоря на Ольге.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги: "Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил." Болгарские историки выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение Нового Владимирского Летописца ("Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу") и переводя летописное название Плесков не как Псков, но как Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора Нового Владимирского Летописца перевести сообщение "Повести Временных Лет" об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков. В церковных "Житиях Ольги" щедро используются народные легенды и сказания о ней. Богословы изображают Ольгу обычной крестьянской девушкой из села Выбутино. Как-то в псковских лесах она случайно повстречала княжича Игоря, приехавшего на охоту, и перевезла его в лодке на другой берег реки. Пораженный красотой и умом Ольги, Игорь женился на ней. Авторы "Житий" простым происхождением княгини еще больше подчеркивали её будущее величие.

Правление

После сообщения о свадьбе Игоря и Ольги в 903 г. летопись долгое время ничего не упоминает об их дальнейшей судьбе. Муж Ольги был фактически отстранен от власти собственным воспитателем Олегом Вещим вплоть до смерти последнего в 912 г. С приходом к власти перед Игорем возник ряд проблем. Летопись упоминает о военных столкновениях с древлянами в 913 и 914 гг., а также о войне с уличами; в 915 и 920 гг. князь Игорь воевал с печенегами. Важное значение имели и два похода против Византии — неудачный 941 г. и успешный 944 г. Военные походы требовали значительных затрат, что обусловливало усиление экономического давления на собственный народ. Обострение ситуации привело к трагедии. В 945 г. киевский князь решил повторно собрать дань с древлян, вспыхнуло восстание, во время которого княжеская дружина была разбита, а сам Игорь убит — разорван между двумя деревьями. В 52 года Ольга осталась вдовой и заняла киевский стол до совершеннолетия сына — Святослава Игоревича.

Месть древлянам

Начало её правления ознаменовалось подавлением древлянского восстания. "Повесть временных лет" подробно описывает три Ольгиных мести за мужа. Весной 945 г., когда княгиня готовилась к походу в непокорные земли, прибыли древлянские послы сватать её за своего князя Мала. В этом не было ничего необычного: по тогдашним представлениям, тот, кто убил вождя, мог унаследовать его власть, лишь женившись на его вдове. Ольга приказала живыми закопать послов в землю у себя во дворе. Ещё одну группу послов она сожгла в бане. Тем временем войско было готово. С княгиней выступил в первый свой поход и сын Святослав. Он был еще настолько мал, что копье, брошенное им, смогло перелететь лишь через голову его коня. Однако для княжеской дружины это был сигнал к бою. Ольге удалось хитростью истребить войско древлян и разгромить их столицу — Искоростень. Осада города продолжалась целый год, его защитники голодали, но не сдавались. Тогда княгиня начала переговоры: пообещала горожанам легкую дань и велела принести с каждого двора по три голубя и три воробья. Жители Искоростеня с радостью согласились. А Ольга тем временем приказала своим воинам привязать к каждой птице горящий трут и отпустить на волю. Птицы полетели к родным гнездам и.подожгли город. Древлянская столица была уничтожена, а уцелевшим людям пришлось платить тяжелую дань и признать главенство Киева.

Ольге предстояли и другие государственные дела. Важной дальновидной мерой княгини стала административно-хозяйственная реформа, состоявшая в четкой регламентации и упорядочении налогов и дани с подвластных Киеву племен. Занялась она и организацией собственного княжеского хозяйства. Летопись так рассказывает об Ольгиных начинаниях: "И идёт Ольга по Деревьстей земли с сыном своим и с дружиной, уставляющи уставы и уроки. И суть становища ея и ловища... И по Днепру перевесища, и по Десне. И есть село ея Ольжичи и доселе". Чтобы реформа была эффективной, Ольге пришлось провести раздел угодий между собственниками, поставить "знамения", то есть княжеские знаки, которые отделили государственные владения и обеспечили их охрану, а также определить специальные места — "погосты", куда свозились поборы с населения. Постепенно стараниями княгини отдельные славянские земли, объединенные Киевом, превращаются в государственную территорию, а конфликты, подобные древлянскому восстанию, становятся невозможными.

Внешняя политика. Крещение

Решив внутренние вопросы, Ольга обращается к сложным проблемам внешней политики, в частности в русско-византийских отношениях. Договор с Византией 944 г. почти не действовал, так как оба властителя, заключившие его, сошли с политической арены: Игорь был убит древлянами, а император Византии Роман I Лакапин отстранён от власти и отправлен в монастырь собственными сыновьями. Для налаживания отношений с греками Ольга отправилась в Константинополь и добилась личного приема у византийского императора Константина VII Багрянородного, который оставил подробное описание этого события. Не называя года визита, он, тем не менее, указывает точные даты посещения русской архонтиссой Ольгой императорского дворца: впервые она была приглашена в среду 9 сентября, вторично — в воскресенье 18 октября. Во время этой поездки Ольга приняла и святое крещение (в христианстве получила имя Елена). Крёстным отцом княгини стал сам император.

Вот как описывается крещение русской княгини в "Повести временных лет": "Отправилась Ольга в греческую землю и пришла к Царьграду. И правил тогда Константин, сын Льва. Увидев Ольгу, добрую сущю зело лицом и смыслённу, удивился её уму и, разговаривая с ней, сказал: "Достойна ты царствовать с нами в столице нашей". Она же ответила царю: "Я — язычница. Если хочешь окрестить меня, крести сам — иначе не окрещусь!" И окрестили её царь с патриархом". После крещения император предложил княгине: "Хощу ти пояти собе жену". На что Ольга ответила, что она его крестная дочь и по христианским канонам брак между ними невозможен. Царь признал, что Ольга его перехитрила: "Переклюкала меня, ecu Ольга".

Вряд ли во время русско-византийских переговоров мог подниматься вопрос о бракосочетании: княгиня была уже немолода, а император женат. Возможно, речь шла о совсем другом династическом браке: есть основания полагать, что Ольга предложила обручить своего сына с дочерью императора, но получила отказ.

Характерной особенностью всех древнерусских источников является то, что они связывают крещение Ольги с её визитом в Константинополь. Император же Константин ни единым словом не упоминает об акте крещения киевской княгини. Сложно вообразить, что такой важный факт мог остаться без его внимания. Интересно, что в свиту княгини входил священник Григорий, прибывший с ней из Киева. Значит, Ольга уже была христианкой? Когда же она крестилась? Ученые называют разные даты. Высказывается мысль, что Ольга могла креститься вместе с мужем еще в 944 г., когда они находились в Константинополе. Тогда выходит, что древлянское восстание и убийство Игоря имело еще и антихристианскую направленность. Существуют предположения, что она могла креститься в Киеве в 955 г. Называют и разные даты визита Ольги в Царьград. "Повесть временных лет" датирует это событие 955 г., западноевропейские хроники относят к 959 г., а современные исследователи — к 946 или 957 гг.; некоторые даже считают, что Ольга дважды побывала в Константинополе.

Император вручил Ольге "дары многи", а патриарх при отъезде домой благословил: "Благословенна ты в жонах руських, яко возлюби свет, а тьму остави". Тем не менее, итоги визита разочаровали Ольгу. Её миссия имела торгово-политическую направленность. Возможно, она хотела восстановить или дополнить договор своего мужа с греками 944 г. и провести переговоры относительно крещения Руси. Мечтала она также получить от императора королевский титул. Свое путешествие Ольга начала весной и через месяц, где-то в начале мая, прибыла с посольством в Суду, Константинопольскую гавань, где и дожидалась приема более четырех месяцев, вынужденная все это время жить на корабле. Несмотря на то, что Ольгу все же пригласили ко двору, планам её не суждено было сбыться. Более того, приём, описанный императором, носил унизительный для русской княгини характер. После поездки в Царьград русско-византийские отношения остались напряженными.

Вскоре после возвращении Ольги в Киев на Русь прибыли византийские послы и напомнили княгине об обещанных встречных дарах императору: "Яко много дарих тя; ты бо глаголяши ко мне, яко аще возвращюся в Русь, многи дары прислю ты: челядь, воск и скору и воя многи в помощь". Княгиня резко возразила на это: "Яще ты рци тако ж постоите у мене в Почайне, яко же аз в Суду, то тогда ти дам".

Противоречия с Византийской империей были настолько глубокими, что Ольге пришлось искать альтернативы византийской ориентации. В 956 г. она направила послов во Франкфурт-на-Майне, к немецкому императору Оттону I с предложением основать на Руси епархию, подчиненную папе римскому. Это был бы болезненный удар по Константинополю, хотя в середине IX в. конфликт между православием и католицизмом еще не привел к окончательному разрыву. На Русь был назначен епископ Адальберт, но его миссия не имела успеха. В 962 г. западные миссионеры вынуждены были возвратиться домой.

Ольга-христианка прославилась "добрыми делами" — помощью бедным и милостыней. Она также уничтожала языческие капища и строила христианские церкви. Так, в "Памяти и похвале" Иакова Мниха читаем: "И потом требища бесовская сокруша, и нача жить во Христе Исусе, возлюбивши Бога". С именем Ольги связывают строительство первого Софийского собора в Киеве, церкви Святого Николая на Аскольдовой могиле и Троицкой церкви в Пскове, родном городе княгини. В одном из "Апостолов" XIV в. записано: "В ть же день (И мая) священне Святия Софья Киев в лето 6460 (952 г.)". Этот храм, построенный и освящённый во время правления Ольги, был разрушен в 970-971 гг. её сыном Святославом. Сведения о строительстве Троицкой церкви в Пскове содержатся в одном из "Житий Ольги". Поддерживала Ольга и строительство небольших частных часовен, молелен и маленьких церквушек.

Ольга умерла 11 июля 969 г. на 77-м году жизни. Известно, что она завещала "не творить над нею тризны". Где именно похоронили княгиню, неизвестно, возможно, это была одна из христианских церквей, построенных ею в Киеве. В "Повести временных лет" рассказывается о погребальном обряде над её телом, осуществленным христианским "презвутером", то есть священником. Там же упоминается, что в 1007 г. князь Владимир перенес останки княгини в Десятинную церковь, где она и была похоронена в каменном саркофаге. Потомки по достоинству оценили огромные заслуги княгини Ольги в деле государственного строительства и особенно в христианизации Руси: за переход к христианству Русская православная церковь еще в домонгольский период канонизировала её.



biofile.ru

Княгиня Ольга — опекунша или глава Русской земли?

Во главе «княжения»

Говоря об Ольге-правительнице, чаще всего полагают, что вдовая княгиня правила от имени своего сына, которого она временно заместила на киевском столе. Тем самым Ольге отказывают в самостоятельном источнике ее властных прерогатив, определяя их как регентские по существу. Поступая таким образом, ученые следуют летописной традиции. При всем пиетете, питаемом к Ольге древнерусскими книжниками, последние решительно отказались считать годы ее правления самостоятельным княжением. «Повесть временных лет» не включила Ольгу в именной перечень первых русских князей (статья под 852 г.), изобразив ее всего лишь опекуншей законного наследника Игоря, малолетнего Святослава. Статья под 972 г. подводит итог его жизни словами: «И бысть всех лет княжения Святославля 28», то есть ведет отсчет его княжения с момента смерти Игоря в 945 г. (по летописной датировке). Этот взгляд на государственный статус Ольги после гибели ее мужа, в сущности, никогда не был ни достаточно аргументирован, ни серьезно оспорен.

Между тем основания для ревизии есть. Мы располагаем первостатейным по важности источником — трактатом Константина Багрянородного «О церемониях», содержащим список посольства княгини Ольги к византийскому двору. До сих пор исследователи, за редкими исключениями, проявляли к нему интерес только в связи с обстоятельствами Ольгиного крещения. Но его информативность отнюдь не ограничивается рамками этой темы. Жесткие этикетные требования византийского двора расставили прибывшую «русь» по ступеням иерархической лестницы, благодаря чему у нас есть отличная документальная основа для характеристики верхушки древнерусского общества в период правления Ольги. В этом отношении список Ольгиного посольства имеет такое же значение, как договор 944 г. — для изучения политической иерархии русов во время княжения Игоря.

Вот наиболее полный список участников первой аудиенции, с указанием в скобках сумм денежных подарков, полученных данными лицами от императора, что, наряду с местом лиц в списке, служит важным показателем их общественного достоинства:

1). Ольга, «Эльга Росена, архонтисса Росии» (500 милиарисиев). Милиарисий — мелкая серебряная монета, одна тысячная золотого фунта. 12 милиарисиев составляли одну номисму (солид).2). Ее «анепсий» (30 милиарисиев).3). 8 «людей» Ольги (по 20 милиарисиев).4). 6 «архонтисс-родственниц» Ольги (по 20 милиарисиев).5). Личный переводчик Ольги (15 милиарисиев).6). 20 послов «архонтов Росии» (по 12 милиарисиев).7). 43 купца (по 12 милиарисиев).8). 2 переводчика (по 12 милиарисиев).9). Священник Григорий (8 милиарисиев).10). 18 «отборных прислужниц» Ольги, «ее рабынь» (по 8 милиарисиев).11). «Люди Святослава» (по 5 милиарисиев). По расчетам Г.Г. Литаврина, их было пятеро. Ход мыслей исследователя таков. Судя по второму приему, сумма раздач составляла целое число номисм. Поэтому исследователь предположил, что и в первом случае общая сумма «даров» должна быть кратной 12, так как в номисме было 12 милиарисиев. Без «людей Святослава» русам роздано 1775 милиарисиев. Ближайшие кратные суммы равняются 1800 или 1860 милиарисиям. Тогда на долю «людей Святослава» приходится либо 25, либо 85 милиарисиев. Поскольку каждый из них получил 5 монет, то всего их было либо 5, либо 17 человек. Число 5 выглядит правдоподобнее, поскольку глава посольства, княгиня Ольга, имела при себе 8 «людей» (Литаврин Г.Г. Состав посольства княгини Ольги в Константинополе и «дары» императора // Византийские очерки. М., 1982. С. 73).12). 6 «людей посла» (по 3 милиарисия).

Опытный глаз Константина различил внутри пестрой толпы приехавших русов подлинные отношения социально-политической иерархии, существовавшие между ними на тот момент и скрытые дымкой времени от взора летописца. Величина денежной дачи делит 12 категорий лиц, составивших русское посольство, на 8 разрядов (подарки по 500, 30, 20, 15, 12, 8, 5 и 3 милиарисия), в порядке убывания значения их посольского статуса.

Самое почетное место отведено Ольге. Константин величает ее «архонтиссой Росии», признавая за ней великокняжеский титул погибшего Игоря (западноевропейские хронисты, в свою очередь, именуют Ольгу «региной» (regina), то есть королевой). Преподнесенный ей подарок, сравнительная ценность которого (500 милиарисиев, не считая того, что деньги находились в «золотой, украшенной драгоценными камнями чаше») более чем в пятнадцать раз превосходит самую крупную из прочих сумм (30 милиарисиев), подчеркивает безусловное главенство Ольги над остальной «русью». Для Константина Ольга явно не опекунша, не временщица. Будь это не так, рядом с ней находился бы посол Святослава; однако вместо него Ольгу сопровождает «ее анепсий».

Об этом лице историки затруднялись сказать что-либо определенное, кроме того, что термин «анепсий» означал вообще кровного родственника и прилагался, например, к племяннику. Допускали, впрочем, что им мог быть сам Святослав, пожелавший сохранить инкогнито (Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 67), однако забывали объяснить, чем вызван весь этот маскарад (путешествия знатных особ инкогнито — примета совсем другого времени) и почему в таком случае сия страшная тайна самым нелепым образом раскрыта упоминанием «людей Святослава». Указывали еще, что в договоре 944 г. посол одного из двух Игоревых «нетиев» (племянников) назван сразу после посла «Ольги княгини». Но и эта аналогия нимало не проясняет личность анепсия. Племянник Игоря, конечно же, не состоял с Ольгой в кровном родстве; и потом, невозможно найти разумных причин, зачем ему понадобилось лично отправиться в Царьград, тогда как прочая Игорева родня («архонты», по терминологии Константина Багрянородного) вновь, как и в 944 г., перепоручила представительство своих интересов своим послам.

Загадка анепсия, по моему убеждению, находит свое разрешение в сведениях моравского летописания об Олеге II (с этим «выпавшим» персонажем древнерусской истории мы уже знакомы). Этому источнику известно и кровное родство Олега с Ольгой в качестве ее двоюродного племянника, и его возвращение в Киев, где после смерти Игоря он вошел в круг ближайших сподвижников великой княгини (Фризе Хр.Ф. История польской церкви. Т. I. Варшава, 1895. С. 43–44). То и другое полностью согласуется с выдающимся положением анепсия в посольском списке. Кстати, отметим любопытную деталь: Константин не дает анепсию никакого титула и в то же время ставит его весьма высоко над «архонтиссами» и «послами архонтов». Но ничего странного в этом нет. В глазах багрянородного императора потерявший все короны и «столы» Олег, каково бы ни было его влияние при Ольгином дворе, и не мог претендовать ни на какое другое звание, кроме как просто «кровный родственник Ольги».

Вслед за анепсием и «людьми Ольги» (видимо, ее ближними дружинниками, членами княжьего совета) стоят еще одни родственницы великой княгини — «архонтиссы», число которых на втором приеме возрастает с 6 до 16, если только это не ошибка переписчика. Относительно этих женщин выдвигались две догадки. Во-первых, думали, что они могли быть женами «архонтов». Но численность «архонтов» и «архонтисс», как можно видеть, весьма сильно разнится: женщин значительно меньше, а ведь «архонты», скорее всего, были многоженцами. Непонятно также, почему мужья сидят дома, а их жены разгуливают по Царьграду. Наконец, императорские подарки приравнивают «архонтисс» к «людям Ольги» (тем и другим выдано по 20 милиарисиев). «Архонтиссы» явно принадлежали к окружению великой княгини, о чем свидетельствует сам Константин: «Сия архонтисса [Ольга] вошла с близкими [приближенными], архонтиссами-родственницами и наиболее видными из служанок». В связи с этим полагали, что речь может идти о сестрах Ольги и (или) женах ее братьев. Но тогда встают новые вопросы: если это сестры, то почему сплошь незамужние? Если замужние, то почему их мужья отстранены от участия в переговорах? Если это жены братьев, то где в таком случае сами братья или хотя бы их послы и «люди»?

Удовлетворительных ответов на эти вопросы нет. В то же время простое и самое естественное предположение, что «архонтиссы» были женами Игоря, расставляет все по местам: получает объяснение и их титул, и занимаемое ими высокое положение (именно они, а не послы «архонтов» сопровождают Ольгу на аудиенциях), и неопределенность их родства с Ольгой (ср. характерное выражение Константина: «родственные ей архонтиссы»; христианский государь, понятно, затруднился точнее определить, в какой степени родства находятся между собой Ольга и прочие жены Игоря), и отсутствие упоминания об их мужьях. Многоженство Игоря — факт, хорошо известный Иоакимовской летописи, где сказано, что после женитьбы на Ольге «име же Игорь потом ины жены, но Ольгу, мудрости ее ради, паче иных чтяше»; там же упоминается Глеб — «единый брат» Святослава, но, как видно, от другой матери (Татищев В.Н. Собрание сочинений в 8-ми тт.: История Российская. Репринт с изд. 1963, 1964 гг. – М., 1994.Т. I. С. 111). Достоверность этого сообщения вне сомнений, ввиду аналогичных указаний источников на многобрачие других русских князей: летописных известий о многочисленных женах Святослава и Владимира, а также сведений Ибн Фадлана о «царе русов» и его «40 девушках».

Положение «архонтов», родственников Игоря, по сравнению с 944 г., осталось прежним. Они точно так же занимают место после Ольги (и соответственно после других княгинь, жен Игоря).

Зато разительно изменился статус Святослава. Если в 944 г. его посол имел порядковое преимущество перед послом Ольги, то теперь он замешался в толпе послов других «архонтов» (предположение, что Святослав вообще не был представлен собственным послом, маловероятно), а ближних гридей («людей») Святослава почтили даром, в четыре раза меньшим, чем «людей» Ольги, и намного уступающим в ценности даже подарку ее рабыням-прислужницам.

По-видимому, в это время Святослав продолжал княжить в том самом Немогарде, в котором, по свидетельству Константина Багрянородного, он «сидел» при жизни Игоря.

Отсюда ясно, что даже во время посещения Ольгою Царьграда, то есть в 957 г., Святослав все еще не был киевским князем. Это обстоятельство ставит крест на «28 годах княжения Святославля» и летописном образе Ольги-опекунши. Константин Багрянородный представил нам бесспорное свидетельство полновластия «Эльги Росены», отодвинувшей своего сына на вторые, если не на третьи роли.

Основы легитимности Ольгиного княжения

Что же произошло в Киеве в те несколько лет, отделяющих поход Ольги в «Деревьскую землю» от ее поездки в Константинополь? Ограниченность источников позволяет нам восстановить не самый ход событий, а только суть происшедшего. Впрочем, и это немало.

Обратимся сначала к династическо-правовому аспекту вокняжения Ольги. Замещение ею на княжьем столе убитого мужа было, конечно, делом не совсем обычным, но и не вовсе исключительным. И уж совершенно точно, что это не выглядело общественным скандалом и узурпацией. Хотя тогдашние родовые отношения на Руси и были отмечены господством патриархального типа, женщина — все равно, простолюдинка или знатная — сохраняла положение полноценного члена общества, окруженного семейным и общественным почтением и пользовавшегося вниманием со стороны закона. Среди прочих ее прав особо отметим некоторые положения Русской Правды, касающиеся вдов. Закон признавал женщину, оставшуюся после смерти мужа с несовершеннолетними детьми на руках, главой семьи; вместе с причитающейся ей частью наследства она получала управление над всем имением покойного супруга. И поскольку политическая власть в древнерусском обществе того времени была продолжением власти родовой и семейной, главенство Ольги в великокняжеской семье покоилось на твердом основании обычного права. Вообще раннесредневековая история славянских народов знает немало случаев женского правления: чехи помнят княжение Любуши, ляхи — княжну Ванду, сербы — вдову Доброславу и т. д.

В то же время какие-либо скандинавские аналогии исключены — в Скандинавии женщины могли играть заметную политическую роль, но от престолонаследия устранялись (Щепкин Е.Н. Порядок престолонаследия у древних норвежских конунгов // Сб. статей, посвященных В.О. Ключевскому. Ч.1. М., 1909. С. 211).

Признанию за Ольгой титула великой русской княгини в значительной степени способствовало то обстоятельство, что для мужчин и женщин еще не существовало четко сформулированных раздельных канонов социального поведения. Поэтому пребывание женщины на престоле не расценивалось как предосудительная попытка играть несвойственную ее полу социальную роль и не оскорбляло мужских предрассудков. Славянская женщина в языческую пору получала в полном смысле слова мужское воспитание, или, лучше сказать, юношей и девушек растили на одних и тех же поведенческих образцах. Превыше всего общество ценило силу, отвагу, удачу, торжество над врагом. И женщины отнюдь не были склонны противопоставлять этим ценностям какой-то свой «женский идеал» жизненного блага. Весьма часто они подвизались на одном и том же поприще с мужчинами, не требуя от последних снисходительности и поблажек. Средневековые писатели не раз отмечали участие славянок в походах и битвах наравне с мужчинами. Для женщин из княжеских родов профессиональное владение оружием было повседневной нормой, а их положение предводительниц дружин диктовало и соответствующее поведение в быту. Титмар Мерзебургский пишет об одной славянской княжне, жене венгерского короля: «Она пила чрезмерно; разъезжая на коне подобно воину, она однажды в сильном припадке гнева убила одного мужчину». Тот же образ воинственной и разгульной «княженецкой жены» донесли до нас русские былины:

У великого князя вечеринка была,А сидели на пиру честные вдовы…Промежду собою разговоры говорят,Все были речи прохладные, —Не отколь взялась тут Марина Игнатьевна,Водилась с дитятами княженецкими,Она больно Марина упивалася,Голова на плечах не держится,Она больно Марина похваляется:«Гой еси вы, княгини, боярыни;Во стольном во граде во КиевеА и нет меня хитрее, мудрее,А и я де обернула десять молодцев,Сильных могучих богатырей, гнедыми турами».

Разумеется, я не берусь утверждать, что личность Ольги целиком подходила под этот социально-психологический тип. Но еще меньше я уверен в том, что у историка имеются достаточные основания, чтобы пересадить «матерь всех князей русских» из седла за прялку. Во всяком случае, летописный портрет Ольги выдержан, так сказать, в «мужских тонах». Сказание о мести рисует ее и во главе войска, и с чашей в руке на погребальном пиру. Кроме того, предание наделило Ольгу еще одним выдающимся качеством, особо ценимым в дружинной среде, — ее прославленной «мудростью». Понятие о мудрости в ту пору сильно отличалось от нынешнего. Языческая мудрость заключалась в умении обмануть, перехитрить («переклюкать») соперника или врага, обернуть всякое дело себе на пользу. По-видимому, нельзя отрицать, что это свойство действительно было присуще Ольге как историческому лицу. Хотя наделение славянских «праматерей» незаурядным умом — вполне трафаретная черта их идеального портрета. Так, средневековый чешский историк Косьма Пражский пишет о легендарной Любуше, что она была «лучшая между женщинами, предусмотрительная в совете… в решении государственных дел ни с кем не сравнимая…». Между прочим ей приписывается основание городов Любушина и Праги — «города славою до звезд превозносящегося», подобно тому как Ольга слывет в русских преданиях основательницей Пскова.

В свете сказанного становится понятным, почему именно Ольга унаследовала киевский стол. Ее возвышение было своего рода закономерностью, так как явилось следствием естественного хода вещей. Гибель Игоря превратила Ольгу в ту единственную политическую фигуру, вокруг которой только и могли сплотиться члены великокняжеского рода. Авторитет ее не возник вдруг; благодаря своему знатному происхождению, волевому характеру и проницательному уму, она еще при жизни мужа пользовалась чрезвычайным уважением: Игорь, говорит Иоакимовская летопись, «Ольгу, мудрости ее ради, паче иных [жен] чтяше». Положение «старшей» жены и предводительницы собственной многочисленной дружины позволило Ольге выступить организатором карательного похода русов в "Дерева". Успешное его завершение окружило Ольгу ореолом удачи, которая была необходимым элементом княжеской харизмы. Обычай закрепил за ней старшинство в роду; победа над "древлянами" укрепила веру в ее сакральное могущество. Вместе с родовой властью к «мудрой» княгине перешла слава угодного богам вождя-жреца, отправителя культа (на исполнение Ольгой жреческих функций указывает сцена с убийством «древлян» на могиле Игоря и совершение жертвоприношений под стенами Искоростеня). Так Ольга сосредоточила в своих руках исключительные права верховной власти, духовной и светской.___________________________________________________________________________Любителям исторического чтения предлагается моя новая книга исторических миниатюр "Карлик Петра ВЕЛИКОГО"Вышла моя книга "Последняя война Российской империи" (см. описание книги и цены)Мой сайт Забытые истории — всемирная история в очерках и рассказах

sergeytsvetkov.livejournal.com

Княгиня Ольга - это... Что такое Княгиня Ольга?

Княги́ня О́льга, в крещении Еле́на († 11 июля 969) — великая княгиня, правила Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря Рюриковича, как регент с 945 примерно до 960 года. Святая Русской православной церкви, первая из русских правителей приняла христианство ещё до Крещения Руси.

Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение:[1]

Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.

Биография

Происхождение

Согласно самой ранней древнерусской летописи, «Повести Временных Лет», Ольга была родом из Пскова.

Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой[2]. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были не знатного рода, «от языка варяжска». Варяжское происхождение подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga[3]. Присутствие скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, датируемых 1-й половиной X века.[4]

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: «Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга»[5]. Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги:

«Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».

Болгарские историки выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение Нового Владимирского Летописца[6] («Игоря же ожени [Олег] въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу»[7].) и переводя летописное название Плесков не как Псков, но как Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора Нового Владимирского Летописца перевести сообщение «Повести временных лет» об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления.

Брак и начало правления

По «Повести временных лет» Вещий Олег женил Игоря Рюриковича, начавшего самостоятельно править с 912 года, на Ольге в 903 году. Дата эта подвергается сомнению, так как, согласно Ипатьевскому списку той же «Повести», их сын Святослав родился только в 942 году.

Возможно, чтобы разрешить это противоречие, поздние Устюжская летопись[8] и Новгородская летопись[9] по списку П. П. Дубровского сообщают о 10-летнем возрасте Ольги на момент свадьбы. Данное сообщение противоречит легенде, изложенной в Степенной книге (2-я половина XVI века), о случайной встрече с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тамошних местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка, переодетая в мужскую одежду. Игорь тотчас же «разгореся желанием» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит в наиболее неизменном виде сведения из Начального свода[10]XI века, оставляет сообщение о женитьбе Игоря на Ольге недатированным, то есть самые ранние древнерусские летописцы не имели сведений о дате свадьбы. Вполне вероятно, что 903 год в тексте ПВЛ возник в более позднее время, когда монах Нестор пытался привести начальную древнерусскую историю в хронологический порядок. После свадьбы имя Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани. Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в её пользу.

Месть древлянам

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности народ древлян. Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа:

  • 1-я месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьёй.
Ольга посмотрела на них из терема и спросила: «Довольны ли честью?» А они закричали: «Ох! Хуже нам Игоревой смерти».
  • 2-я месть: Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.
  • 3-я месть: Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о 5 тысячах перебитых древлян.
  • 4-я месть: В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В ПВЛ летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня. По ПВЛ после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к которым велела привязать зажигательные средства. Часть защитников Искоростеня были перебиты, остальные покорились. Схожая легенда о сожжении города с помощью птиц излагается также Саксоном Грамматиком (XII век) в его компиляции устных датских преданий о подвигах викингов и скальдом Снорри Стурлусоном[11].

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Правление Ольги

Архонтисса Ольга. Рисунок из старой книги.

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, устанавливая там оброки и дани, после чего вернулась к сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), со вниманием относилась к благоустройству подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

В 945 г. Ольга осуществила серьёзные преобразования в управлении княжеством — установила точный размер взимаемой в пользу Киева дани («полюдья») — «уроков» (или «оброков») и периодичность их сбора («уставы»). Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор («тиун»).

На реке Пскове, где она родилась, благоверная Ольга, по преданию, основала город Псков. На месте видения трех светоносных лучей с неба, которого в тех краях сподобилась великая княгиня, был воздвигнут храм Святой Живоначальной Троицы.

Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (гл. 9), написанном в 949 году, упоминает, что «приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии». Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году власть в Киеве держал Игорь, либо, что выглядит маловероятным, Ольга оставила сына представлять власть в северной части своей державы. Также возможно, что Константин имел сведения из ненадёжных или устаревших источников.

Следующим деянием Ольги, отмеченным в ПВЛ, является её крещение в 955 году в византийском Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем»[12]. Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины.

В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии». Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя Святослава (в перечислении свиты указаны «люди Святослава») упоминается без титула. Видимо, визит в Византию не принёс желаемых результатов, так как ПВЛ сообщает о холодном отношении Ольги к византийским послам в Киеве вскоре после визита. С другой стороны, Продолжатель Феофана в рассказе об отвоевании Крита у арабов при императоре Романе II (959—963 гг.) упомянул в составе византийского войска русов.

Точно неизвестно, когда именно Святослав начал самостоятельно править. ПВЛ сообщает о его первом военном походе в 964 году.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом:

«Пришли к королю [ Оттону I ], — как потом оказалось, лживым образом — послы Елены королевы Ругов [Helenas reginae Rugorum], которая при константинопольском императоре Романе крещена в Константинополе, и просили посвятить для своего народа епископа и священников».

Таким образом, в 959 году Ольга (в крещении Елена) официально рассматривалась как правитель Киевской Руси.

Убеждённому язычнику Святославу исполнилось 18 лет в 960 году, и миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу, как о том сообщает Продолжатель Регинона:

«962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чем том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Дата начала самостоятельного правления Святослава достаточно условна, русские летописи считают его преемником на русском престоле сразу же после смерти Игоря.

Святослав находился всё время в военных походах на соседей Киевской Руси, передоверяя матери внутреннее управление государством. Когда в 968 году печенеги впервые совершили набег на Русскую землю, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из Болгарии Святослав снял осаду, но не пожелал оставаться надолго в Киеве. Когда он в следующем году собрался уйти обратно в Переяславец, Ольга удержала его:

«Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу"[1].

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю рускому Володимеру» сообщает точную дату смерти княгини Ольги: 11 июля 969 года.

Крещение Ольги и церковное почитание

Святая княгиня Ольга. Эскиз росписи собора Св. Владимира в Киеве. М. В. Нестеров, 1892.

Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшем крещение, и, таким образом, предопределила принятие православия всем древнерусским народом.

Дата и обстоятельства крещения остаются неясными. Согласно ПВЛ это произошло в 955 году в Константинополе, Ольгу лично крестили император Константин с патриархом (Феофилакт до 956 г.): «И было наречено ей в крещении имя Елена, как и древней царице — матери Константина Великого». ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу замуж, но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Тогда тот богато одарил её и отпустил домой.

Из византийских источников известно только об одном визите Ольги в Константинополь. Константин Багрянородный описал его подробно в сочинении «Церемонии», не указав года события. Зато он указал даты официальных приёмов: среда 9 сентября (по случаю прибытия Ольги) и воскресенье 18 октября. Такое сочетание соответствует 957 и 946 годам. Обращает на себя внимание длительное пребывание Ольги в Константинополе. При описании приёма называются василевс (сам Константин) и Роман — багрянородный василевс. Известно, что Роман, сын Константина, стал формальным соправителем отца в 945 году. По версии историка Г. Г. Литаврина визит, описанный Константином, состоялся на самом деле в 946 году, а крещение состоялось во время 2-го визита в Константинополь в 954 или 955 годах[13]. Упоминание на приёме детей Романа свидетельствует в пользу 957 года, который считается общепринятой датой визита Ольги и её крещения.

Однако Константин нигде не упомянул о крещении Ольги (как и о целях её визита), и более того, в свите княгини был назван некий священник Григорий[14], на основании чего некоторые историки предполагают, что Ольга посетила Константинополь уже крещённой. В таком случае возникает вопрос, почему Константин именует княгиню её языческим именем, а не Еленой, как это делал Продолжатель Регинона. Другой, более поздний византийский источник (XI века) сообщает о крещении именно в Константинополе в 950-х годах:

«И жена некогда отправившегося в плаванье против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещеная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой»[15].

О крещении в Константинополе говорит и процитированный выше Продолжатель Регинона, причём упоминание имени императора Романа свидетельствует в пользу крещения именно в 957 году. Свидетельство Продолжателя Регинона может считаться достоверным, поскольку под этим именем, как полагают историки, писал епископ Адальберт, возглавивший неудачную миссию в Киев в 961 году и имевший сведения из первых рук.

Согласно большинству источников княгиня Ольга приняла крещение в Константинополе осенью 957 года, и крестили её, вероятно, Роман II (сын и соправитель императора Константина), и патриарх Полиевкт. Решение о принятии веры Ольга приняла заранее, хотя летописная легенда представляет это как спонтанное решение. Ничего не известно о тех людях, кто распространял христианство на Руси. Скорее всего, это были болгарские славяне (Болгария приняла крещение в 865 году), так как в ранних древнерусских летописных текстах прослеживается влияние болгарской лексики. О проникновении христианства в Киевскую Русь свидетельствует упоминание соборной церкви Св. Ильи в Киеве в русско-византийском договоре 944 года.

В 969 году Ольга была похоронена в земле по христианскому обряду. В 1007 году её внук князь Владимир Креститель перенес мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Святой Богородицы в Киеве. По Житию и монаху Иакову тело блаженной княгини сохранилось от тлена. Её «светящееся яко солнце» тело можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, которое приоткрывалось для любого истинно верующего христианина, и многие находили там исцеление. Все же прочие видели только гроб.

Скорее всего, в княжение Владимира княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Однако официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла, видимо, позднее — до середины XIII века[16]. Её имя рано становится крестильным, в частности, у чехов.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фекла, мученица Апфия, царица Елена и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги празднуется Православными Церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католическими и др. западными церквами — 11 июля.

Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

Историография по Ольге

Основные сведения по жизни Ольги, признанные достоверными, содержатся в «Повести временных лет», Житии из Степенной книги, агиографической работе монаха Иакова «Память и похвала князю рускому Володимеру» и сочинении Константина Багрянородного «O церемониях византийского двора». Другие источники сообщают дополнительные сведения об Ольге, но их достоверность не может быть точно определена.

Иоакимовская летопись сообщает о казни Святославом за христианские убеждения своего единственного брата Глеба во время русско-византийской войны 968—971 годов. Глеб мог быть сыном Игоря как от Ольги, так и от другой жены, поскольку та же летопись сообщает о наличии у Игоря других жён. Православная вера Глеба свидетельствует в пользу того, что он был младшим сыном Ольги.

Средневековый чешский историк Томаш Пешина в сочинении на латинском «Mars Moravicus» (1677) рассказал о неком русском князе Олеге, ставшим в 940 году последним королём Моравии и изгнанным оттуда венграми в 949 году. Согласно Томашу Пешине, этот Олег Моравский был братом Ольги.

О существовании кровного родственника Ольги, назвав его анепсием, упомянул Константин Багрянородный в перечислении её свиты во время визита в 957 году в Константинополь. Анепсий означал, чаще всего, племянника, но также и двоюродного брата.

Память о Святой Ольге

  • Житие называет Ольгу основательницей города Пскова. В Пскове есть Ольгинская набережная, Ольгинский мост, Ольгинская часовня.
  • Ордена:
  • В Киеве, Пскове и городе Коростень поставлены памятники княгине Ольге.

Литература

Княгиня Ольга на современной украинской монете
  • Антонов Александр. Роман «Княгиня Ольга».
  • Борис Васильев «Ольга, королева русов»
  • Виктор Грецков. «Княгиня Ольга — болгарская принцесса».
  • Михаил Казовский «Дочка императрицы».
  • Кайдаш-Лакшина С. Н. «Княгиня Ольга».

Кинематограф

  • «Легенда о княгине Ольге», СССР, 1983.
  • «Сага древних булгар. Сказание Ольги Святой», Россия, 2005.

Первоисточники

Примечания

  1. ↑ 1 2 «Повесть временных лет», год 969.
  2. ↑ На месте деревни Выбуты осталось селище (культурный слой) и многочисленные местные топонимы, связанные с именем Ольги. Один из них, Ольгина Гора в районе Выбут, упоминается в 1394 году в связи с конфликтом псковичей и новгородцев.
  3. ↑ Византийский император Константин Багрянородный, лично принимавший княгиню Ольгу, именует её Элга.
  4. ↑ Погребальные камеры выбутских сопок, напоминающие гробницы Бирки. Обнаружены скандинавские ланцетовидные копья и фибулы. А. А. Александров. Ольгинская топонимика, выбутские сопки и руссы в Псковской земле // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии. СПб., 1994. С. 22-31.: [1]Статья «О княгине Ольге и основании Пскова».: датировка псковских фибул.
  5. ↑ Пискаревский летописец, Полное собрание русских летописей, т. 34, М., 1978, стр. 31
  6. ↑ Рукописный сборник «Новый Владимирский Летописец» относят к XV веку. Обнаружен архимандритом Леонидом, настоятелем Троице-Сергиевой лавры, в 1887. Является одним из поздних списков «Повести временных лет» с изменениями, внесёнными переписчиком.
  7. ↑ [2]
  8. ↑ Современные историки считают сведения Устюжской летописи, отличные от ПВЛ, следами литературного творчества XV—XVI вв. См. [3].
  9. ↑ Новгородский летописный свод XVI века. Принадлежала П. П. Дубровскому (1754—1816): [4]
  10. ↑ Начальный свод сохранился в виде фрагментов в более поздних летописях. На его основе составлялась, в том числе, «Повесть временных лет».
  11. ↑ Снорри Стурлусон, «Круг Земной», Сага о Харальде Суровом
  12. ↑ ПВЛ, год 955.
  13. ↑ Литаврин Г. Г., К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги
  14. ↑ Историки считают Григория выходцем из Болгарии. Как правило, в свите людей, принявших решение о крещении, присутствовало духовное лицо, которое способствовало принятию такого решения.
  15. ↑ Иоанн Скилица, 240.
  16. ↑ Память указана в Прологах XIII—XIV вв. — РГБ. Рум. № 319; РГАДА. Син. тип. № 168 : См. [5].

Ссылки

 

 

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru