История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Четыре великие красавицы Китая. Четыре красавицы древнего китая


Четыре великие красавицы Китая: picturehistory

История Китая знала немало красавиц: сильных, коварных, нежных, искусных… Но лишь четырех увековечили в качестве совершенного образа женской красоты. Четыре Великие Красавицы Древности 中国古代四大美人 (Zhōngguó gǔdài sì dà měirén, чжун го гу дай сы да мэй жэнь) – это устойчивое словосочетание, которое применяется для обозначения этих легендарных женщин.

Си Ши – самая красивая женщина Китая

Несмотря на то что прошло почти две тысячи лет с тех пор, как родилась и жила эта женщина, в Китае по сей день сохранилась поговорка: «Самая красивая женщина Китая – Си Ши, самое красивое озеро Китая – Сиху». Кроме того, эту женщину можно было бы назвать первой в мире женщиной-шпионкой. По крайней мере первой, известной в мире...Она родилась в простой крестьянской семье. Но слава о её красоте стала распространяться быстрее ветра. В то время Китай не был единым государством (тот период в китайской истории называется периодом Весны и Осени) – раздираемый бесконечными войнами, он представлял собой сеть маленьких государств-княжеств. Как гласят записи тех времён, «кровь и слёзы лились рекой». Местность, где родилась Си Ши, принадлежала княжеству Юэ (ныне это китайская провинция Чжэцзян и город Шанхай).

На тот момент княжество Юэ воевало с княжеством У. И так получилось, что в войне победило княжество У. Князю Юэ – Гоу Цзяню – не оставалось ничего, как сдаться в плен, номинально остаться правителем Юэ, а реально сделаться рабом правителя государства У – Фу Чая.

У Гоу Цзяня был верный министр Фань Ли, с которым они вместе разработали следующий план: найти божественно красивую и неглупую девушку, обучить её различным искусствам, чтобы в неё смог влюбиться правитель У, чтобы она своими чарами отвлекла его от государственных дел, а за это время княжество Юэ окрепло бы, нарастило бы военную мощь и отвоевало независимость.И вот министр Фань Ли стал подыскивать подходящую девушку. Много деревень и городов он объездил в поисках нужной кандидатуры, но когда он увидел Си Ши, когда услышал её удивительный голос, подобный нежному колокольчику, выбор был сделан.

Девушка была доставлена во дворец Гоу Цзяня, обучена всем искусствам – на это ушло около трёх лет. Эта история имеет ещё и романтическую часть, когда сам министр Фань Ли влюбился в девушку. А она ответила ему взаимностью. Фань Ли даже сам захотел жениться на ней. Но патриотические чувства были выше личных интересов (вот такие они – китайцы), и Си Ши и Фань Ли договорились, что, когда падёт государство У и их родина станет свободной, они поженятся.

И вот, согласно плану, Си Ши была подарена князю государства У – Фу Чаю. По легенде, когда он увидел девушку, все остальные женщины в мире перестали для него существовать. Это обстоятельство первое время сильно раздражало и злило княгиню – официальную супругу Фу Чая. Она даже собиралась уничтожить красавицу Си Ши, но несколько раз пообщавшись с ней, с грустью произнесла: «Почему же ты мне не дочь или не невестка?»Когда же официальная супруга Фу Чая скончалась, Си Ши заняла её место. На протяжении 10 лет Си Ши как могла отвлекала правителя У от государственных дел, всеми возможными способами изображая из себя любящую супругу. В свою очередь Гоу Цзянь и Фань Ли плели хитрые интриги, собирали войска, заручались поддержкой других княжеств.

И вот наконец государство У было завоёвано. Фу Чай, зная, какая его ожидает участь, если он будет захвачен в плен, покончил жизнь самоубийством. В общем, Си Ши справилась с заданием.

Всё это время любящий её Фань Ли так и не женился, свято веря в то, что придёт время и любимая женщина будет с ним. По идее здесь должен был бы наступить хеппи-энд, как говорится, «они поженились и жили долго и счастливо». Но не тут-то было. Когда Си Ши вернулась домой, её увидел правитель Юэ и... сам захотел завладеть красавицей.

Зная, что Си Ши и Фань Ли обручены, зная, как тяжело им далась разлука почти в 10 лет, Гоу Цзянь, пользуясь своим могуществом (полученным благодаря Си Ши и Фань Ли), попросту вышвырнул Фань Ли за пределы своего государства, лишив его должности и имущества. А сам силой принудил Си Ши стать его наложницей.

Мост Си Ши в городе МудуКогда стало понятно, что все мечты на собственное счастье рухнули, что больше её ничего не ждёт, Си Ши во время одного из дворцовых праздников на корабле бросилась в реку и утопилась.

Ван Чжаоцзюнь: судьба родины важнее всего

Эта девушка жила в период, который в китайской истории называется Западная Хань, а точнее – в 30-50-х годах до нашей эры. Один из китайских поэтов писал о ней, что «она с детства отличалась красотой, но главное – умом. Внешне она была прекрасна, как лотос, появившийся из воды, но гораздо важнее, что душа её была чистой, как прозрачный белый нефрит».Родители постарались дать ей блестящее по тем временам образование (хотя и тогда, и впоследствии в Китае существовала поговорка: «Женщине не нужны таланты, она должна быть лишь добродетельной»). Но с Ван Чжаоцзюнь всё было совсем по-другому: очень рано она овладела всеми видами искусства, которые ценились в Китае: умела играть на цине (семиструнном музыкальном инструменте), любила играть в шахматы, была хорошим каллиграфом, писала картины, сочиняла стихи.

Ещё китайцы связывают с Ван Чжаоцзюнь вот какую красивую легенду: однажды она обратила внимание на крестьян, которые весьма тяжело трудились. Для того чтобы справиться со своей работой, им не хватало дня. И как-то раз Ван Чжаоцзюнь услышала, как один крестьянин сказал: «Какая круглая луна сегодня! Вот было бы здорово, если бы она весь месяц светила, как ныне. Тогда бы мы смогли вырастить действительно хороший урожай». И девушка подумала, что на Луне наверняка должна жить фея – покровительница Луны. И разве она не откликнется, если хорошенько её попросить о помощи?По преданию, 7 дней и 7 ночей красавица возносила молитвы, пока покровительница ночного светила не откликнулась. И тогда в той деревне буквально в считаные дни выросло невиданное доселе дерево с плодами, светившими, как лампочки. Так крестьяне смогли вспахать новые поля и собрать большой урожай.

Конечно, это всё красивая сказка, дошедшая до наших дней. Но китайцы любят её, как и саму знаменитую красавицу Ван Чжаоцзюнь.Как гласит история, когда девушке исполнилось 15 лет, был объявлен набор в императорский гарем. Родители Ван Чжаоцзюнь решили попытать счастье и отправили дочь-красавицу в столицу. Ведь она была настолько красива, что однажды, согласно легенде, пролетавший над Ван Чжаоцзюнь гусь, увидев её, был ослеплён её красотой, перестал махать крыльями и сорвался с небес.

Обычно император сам отбирал себе красавиц, но в этот раз почему-то поручил придворным художникам просто сделать портреты претенденток. Тогда многие девушки стали подкупать художников, чтобы те изобразили их красивее. Но Ван Чжаоцзюнь гордость не позволяла суетиться, как остальным. Тем более что она действительно была сказочно красива. И вот когда очередь дошла до написания её портрета, она отказалась давать взятку художнику. Тот рассердился и довольно-таки жестоко отомстил ей – внёс в портрет красавицы буквально несколько штрихов, которые совершенно обезобразили её.

Понятно, что с того момента о Ван Чжаоцзюнь никто во дворце и не вспоминал. Стоит сказать, что так было со многими девушками – по законам Китая, попав в императорский дворец, независимо от того, стала ты императрицей или простой наложницей, или на тебя не обратили внимания вообще, дороги домой тебе уже не было. Только один раз в год каждая женщина имела право на встречу с родными. И то эти встречи проходили под строгим надзором и напоминали скорее свидание в тюрьме.

Вероятно, так и умерла бы Ван Чжаоцзюнь в безвестности, если бы не одно обстоятельство. Территория Китая тогда всё время подвергалась набегам варваров-гуннов. Как вариант избегания конфликтов и войны было предложено породниться с ханом гуннов. И китайский император решил, что отдаст замуж за хана одну из своих гаремных девушек, просто присвоив ей статус принцессы. Он потребовал принести портреты и выбрал самую уродливую из них – Ван Чжаоцзюнь, сказав, что именно она и станет женой хана.

Когда же Ван Чжаоцзюнь вызвали к императору, то он просто остолбенел – перед ним стояла удивительная красавица, которую он с радостью бы сделал не то что рядовой наложницей, а даже императрицей. Но, увы, обещание уже было дано. Причём прилюдно. Изменить ему – означало бы для императора потерять лицо. И Ван Чжаоцзюнь ничего не оставалось, как отправиться в бескрайние степи, везя подписанный договор: «Отныне и впредь ханьцы и гунны являются единой семьёй, и все последующие поколения будут жить без взаимной лжи и никогда не нападут друг на друга».

Уже находясь у гуннов, Ван Чжаоцзюнь узнала о том, что разгневанный император приказал казнить всех придворных художников – и того, кто обезобразил её, и остальных, чтобы другим впредь неповадно было.

Ван Чжаоцзюнь понимала, что быть женой хана – её долг. Она искренне старалась полюбить людей, с которыми жила, и по возможности приобщить их хотя бы к азам культуры и цивилизации. Хан не мог нарадоваться такой умной, красивой и образованной жене. В скором времени он сделал Ван Чжаоцзюнь главной женой и позволил ей управлять народом наравне с ним. И все жё она верила, что придёт день, когда она вернётся в Китай. А пока единственным спасением от тоски была для неё игра на цине (она исполняла музыку своего народа).

И вот через 28 лет правления старый хан скончался (около 7 лет красавица была его женой). И у Ван Чжаоцзюнь появился реальный шанс вернуться домой, на родину. Возможно, даже к императору – ей казалось, что с её красотой и после всех испытаний она вполне может на это рассчитывать. Правда, по законам гуннов, старший сын хана мог взять в жёны женщин, оставшихся от отца. И тот, давно засматривавшийся на прелести Ван Чжаоцзюнь и восхищавшийся её умом и талантами, сделал ей предложение. Она же деликатно попросила время на раздумья. И написала письмо императору, где вылила все свои чувства и желания. И вот пришёл ответ. Случилось это ещё и в день рождения Ван Чжаоцзюнь. Дрожащими руками она открывала конверт, ожидая чуда. Но, увы, чуда не произошло. Приказ императора был выходить замуж за нового правителя и оставаться своего рода залогом мира между ханьцами и гуннами. Она покорилась. Долг был важнее личных чувств и интересов.

Новому хану она родила двух дочерей. В результате дружеских отношений с гуннами старшая дочь впоследствии стала женой китайского императора. Благодаря Ван Чжаоцзюнь гунны стали более цивилизованными, в богатых семьях появилась мода отправлять детей на обучение в Китай. Кроме того, Китай не подвергался набегам варваров более 60 лет.

Она была похоронена на земле гуннов (на территории современной Монголии). И по сей день её почитают и по ту и по другую сторону Великой Китайской стены. Сами же китайцы до сих пор верят, что душа Ван Чжаоцзюнь улетела на Луну – к той самой фее, которая когда-то, вняв её молитвам, помогла крестьянам. И что теперь на Луне мирно существуют две феи.

Дяо Чань – супруга сына, любовница отца

Китай в период, известный как Восточная Хань (25-220 гг.), в очередной раз раздирался интригами и войнами. Правда, без глубокого знания истории Китая довольно сложно разобраться, кто, где, когда и против кого интриговал, – так всё запутано.Но приблизительно, без долгой предыстории это выглядело так. В 190 году императором Китая стал девятилетний мальчик Се, сын императора Лин-ди. По сути же страной правил один отпетый негодяй по имени Дун Чжо. Как пишет история, его злодеяниям не было конца. Он грабил соседние земли, убивал ради удовольствия ни в чём не повинных людей. Один из ужасных его поступков, дошедших до наших дней, – это массовая казнь нескольких сотен пленных – воинов, добровольно сдавших оружие. Кульминацией казни была подача во время пира на стол сваренных заживо людей.

И вот один придворный чиновник, Ван Юнь, присутствовавший по долгу службы на том пиру, вернулся домой и долго не мог найти себе места от мысли о том, какой же негодяй правит его родиной. А у самого Ван Юня была приёмная дочь – девочка-сирота, которую он, не имея собственных детей, взял в свою семью на воспитание и вырастил как родного ребёнка. Звали её Дяочань. На тот момент ей уже исполнилось 16 лет, и все соседи только диву давались, что такая красота бывает на земле.И вот, по преданию, Ван Юнь рассказал приёмной дочери об ужасах того пира, о злодеяниях Дун Чжо и о том, как было бы хорошо, если бы негодяя всё-таки удалось свергнуть.

И тогда у Ван Юня и Дяочань родился весьма интересный план. План, который можно было бы описать фразой: «Разделяй и властвуй». Зная, что у Дун Чжо есть приёмный сын Люй Бу – большой любитель красивых женщин, было решено позвать его в гости и предложить ему девушку в жёны. А потом отдать её приёмному отцу – самому Дун Чжо, не меньшему любителю женщин. И тем самым посеять вражду между отцом и сыном.

Так и было сделано: Люй Бу был приглашён в гости, хорошо принят. Кульминацией же вечера стало появление удивительной красавицы, которая развлекла гостя танцами и пением. К концу вечера Люй Бу уже всем сердцем желал взять Дяочань в жёны, о чём и высказался в присутствии приёмного отца Ван Юня. И в тот же вечер был проведён ритуал обручения. Словом, Люй Бу покинул дом Ван Юня счастливым.

Но через несколько дней в гости к Ван Юню пригласили самого главного негодяя – Дун Чжо, которому также была предложена Дяочань. И в тот же вечер он увёз красавицу в свой гарем. Когда же в дом Ван Юня ворвался Люй Бу – первый претендент на красавицу, старик Ван со слезами на глазах рассказал, что якобы Дун Чжо знал, что приёмный сын обручён с девушкой, но силой увёз его невесту, переступив все нормы приличия.

Стоит ли говорить, что между отцом и сыном пробежала чёрная кошка. Кроме того, сама девушка при кратковременной встрече с сыном со свойственным ей артистизмом изобразила страдания от того, что принадлежит Дун Чжо, но на самом деле любит Люй Бу. Нетрудно догадаться, что после этой встречи Люй Бу жаждал мести и восстановления справедливости.

И пока отец развлекался с красавицей, он подговорил окружение Дун Чжо, которому, надо заметить, сей тиран уже изрядно надоел, и негодяй был убит – его заманили в лес и отрубили голову.

Так Дяочань помогла Китаю избавиться от злодея. Правда, при жизни она не получила никакой награды. В скором времени Люй Бу, который всё же женился на Дяочань и сделал её любимой женой, был побеждён более сильным противником – Гуань Юем, ставшим впоследствии знаменитым полководцем Китая.

Говорят, что и он был покорён красотой Дяочань и даже подумывал жениться на ней, но, помня историю её предыдущих мужчин, побоялся, что через эту женщину сможет накликать на себя несчастья. И собственноручно отрубил ей голову. На тот момент он, видимо, не знал об истинных намерениях Дяочань. Тем не менее честное имя Дяочань было восстановлено, и она вошла в историю как одна из четырёх самых знаменитых и самых красивых женщин в истории Китая.

Ян Гуй Фэй – роковая страсть императора

Последняя из четырёх красавиц жила в период правления династии Тан – один из самых сильных и удивительных периодов в истории Китая, период, когда наиболее активно развивались культура, наука, искусство.По легенде, она была так красива, что рыбы при её виде тонули, птицы – срывались с небес, а цветы стыдливо опускали головки, понимая, что она затмевает красотой всё вокруг. Когда она родилась, у неё на руке был яшмовый браслет. Это всех настолько удивило, что её так и назвали – Ян Юйхуань, или Яшмовый Браслет.Когда же она выросла и стала удивительной красавицей, её увидел принц Ли Мао – один из сыновей императора, влюбился в неё и решил на ней жениться.

Свадьба была пышной и торжественной, жених и невеста – очень счастливыми. Так во дворце несколько лет жили две абсолютно счастливые пары – принц и красавица Ян Юйхуань, а также император Сюань-цзун с любимой женой – матерью принца, ради которой император забыл всех остальных жён.Но вот случилось несчастье: жена императора скончалась. Сюань-цзун несколько лет был безутешен. До тех пор, пока вдруг не обратил внимания на жену сына. Глядя на Ян Юйхуань, тоска стала очень быстро отпускать его.

В общем, император Сюань-цзун влюбился в жену собственного сына. В итоге сын был отправлен в дальний дворец, а его жену вызвали к императору. Ян Юйхуань не противилась вниманию императора. Более того, с радостью приняла его – стать женой императора было куда удобнее и выгоднее, чем быть женой императорского сына. Одним словом, первый муж (который ещё долгое время оставался неутешен) был забыт.

Правда, и императоры иногда боятся сплетен и пересудов. И чтобы дать молве утихнуть, Сюань-цзун направил красавицу Ян в даосский монастырь (где регулярно посещал её). А затем, когда все разговоры смолкли, привёз её во дворец и сделал её Гуйфэй – супругой высшего ранга. Так и стала Ян Юйхуань знаменитой Ян-гуйфэй.

Говорят, что, помимо красоты, среди её талантов, которые сразили императора, были искусство пения и танца. На тот момент в Китае ещё не ввели обычай бинтовать ноги, и потому в период династии Тан мы ещё встречаем упоминания о талантливых танцовщицах. Как гласит китайская история, «Ян-гуйфэй в танце была подобна фее, лёгкостью движений напоминала снежинку». Более того, до сих пор сохранились описания танцев, которые она исполняла.

Более 15 лет она единолично владела сердцем императора. Будучи весьма умной, а главное – хитрой, она сделала так, что император из всего гарема стал посещать только её. Сама же она имела на императора такое влияние, что быстро получила для многих своих родственников важные должности в государстве. Но с ней император погряз в бесконечных праздниках и развлечениях.

Чуть ли не каждый день в императорском дворце были нескончаемые праздники, повод для которых находила Гуйфэй – «праздник любования луной», «праздник любования цветами», «праздник любования прудом».

При таком ритме жизни император совершенно забросил государственные дела. И страной стали править родственники Ян-гуйфэй, которые, надо сказать, дорвавшись до власти, откровенно грабили государство. Постоянно росли налоги, простым людям становилось жить всё сложнее и сложнее.

В стране началась смута. В неудачах все стали обвинять Ян-гуйфэй – для людей она была главной злодейкой. И вот один из императорских генералов, пользуясь безразличием Сюань-цзуна к государственным делам, собрал 150-тысячное войско и двинулся на столицу и императорский дворец. Сначала были убиты все родственники Ян-гуйфэй. Но скоро черёд дошёл и до неё самой. Как гласит история, её задушили шёлковым шнурком, а потом уже доложили императору как о случившемся факте.

Говорят, что Сюань-цзун был безутешен. Подавив смуту в стране, он отрёкся от престола в пользу старшего сына. Сам же отправился доживать свои дни в дальний дворец, постоянно тоскуя о своей Ян-гуйфэй. Но смута в стране и многолетнее безразличие императора к государственным делам настолько подорвали мощь и силу некогда великой династии, что очень скоро династия Тан была свергнута новой образовавшейся династией Сун.

Четыре легендарных красавицы в современном стиле:

picturehistory.livejournal.com

Китайский характер: четыре китайские красавицы

Судьба Фань Ли, к сожалению, неизвестна.

Ван Чжаоцзюнь: судьба родины важнее всего

Эта девушка жила в период, который в китайской истории называется Западная Хань, а точнее – в 30-50-х годах до нашей эры. Один из китайских поэтов писал о ней, что «она с детства отличалась красотой, но главное – умом. Внешне она была прекрасна, как лотос, появившийся из воды, но гораздо важнее, что душа её была чистой, как прозрачный белый нефрит».

Родители постарались дать ей блестящее по тем временам образование (хотя и тогда, и впоследствии в Китае существовала поговорка: «Женщине не нужны таланты, она должна быть лишь добродетельной»). Но с Ван Чжаоцзюнь всё было совсем по-другому: очень рано она овладела всеми видами искусства, которые ценились в Китае: умела играть на цине (семиструнном музыкальном инструменте), любила играть в шахматы, была хорошим каллиграфом, писала картины, сочиняла стихи.

Ещё китайцы связывают с Ван Чжаоцзюнь вот какую красивую легенду: однажды она обратила внимание на крестьян, которые весьма тяжело трудились. Для того чтобы справиться со своей работой, им не хватало дня. И как-то раз Ван Чжаоцзюнь услышала, как один крестьянин сказал: «Какая круглая луна сегодня! Вот было бы здорово, если бы она весь месяц светила, как ныне. Тогда бы мы смогли вырастить действительно хороший урожай». И девушка подумала, что на Луне наверняка должна жить фея – покровительница Луны. И разве она не откликнется, если хорошенько её попросить о помощи?

По преданию, 7 дней и 7 ночей красавица возносила молитвы, пока покровительница ночного светила не откликнулась. И тогда в той деревне буквально в считаные дни выросло невиданное доселе дерево с плодами, светившими, как лампочки. Так крестьяне смогли вспахать новые поля и собрать большой урожай.

Конечно, это всё красивая сказка, дошедшая до наших дней. Но китайцы любят её, как и саму знаменитую красавицу Ван Чжаоцзюнь.

Как гласит история, когда девушке исполнилось 15 лет, был объявлен набор в императорский гарем. Родители Ван Чжаоцзюнь решили попытать счастье и отправили дочь-красавицу в столицу. Ведь она была настолько красива, что однажды, согласно легенде, пролетавший над Ван Чжаоцзюнь гусь, увидев её, был ослеплён её красотой, перестал махать крыльями и сорвался с небес.

Обычно император сам отбирал себе красавиц, но в этот раз почему-то поручил придворным художникам просто сделать портреты претенденток. Тогда многие девушки стали подкупать художников, чтобы те изобразили их красивее. Но Ван Чжаоцзюнь гордость не позволяла суетиться, как остальным. Тем более что она действительно была сказочно красива. И вот когда очередь дошла до написания её портрета, она отказалась давать взятку художнику. Тот рассердился и довольно-таки жестоко отомстил ей – внёс в портрет красавицы буквально несколько штрихов, которые совершенно обезобразили её.

Понятно, что с того момента о Ван Чжаоцзюнь никто во дворце и не вспоминал. Стоит сказать, что так было со многими девушками – по законам Китая, попав в императорский дворец, независимо от того, стала ты императрицей или простой наложницей, или на тебя не обратили внимания вообще, дороги домой тебе уже не было. Только один раз в год каждая женщина имела право на встречу с родными. И то эти встречи проходили под строгим надзором и напоминали скорее свидание в тюрьме.

Вероятно, так и умерла бы Ван Чжаоцзюнь в безвестности, если бы не одно обстоятельство. Территория Китая тогда всё время подвергалась набегам варваров-гуннов. Как вариант избегания конфликтов и войны было предложено породниться с ханом гуннов. И китайский император решил, что отдаст замуж за хана одну из своих гаремных девушек, просто присвоив ей статус принцессы. Он потребовал принести портреты и выбрал самую уродливую из них – Ван Чжаоцзюнь, сказав, что именно она и станет женой хана.

Когда же Ван Чжаоцзюнь вызвали к императору, то он просто остолбенел – перед ним стояла удивительная красавица, которую он с радостью бы сделал не то что рядовой наложницей, а даже императрицей. Но, увы, обещание уже было дано. Причём прилюдно. Изменить ему – означало бы для императора потерять лицо. И Ван Чжаоцзюнь ничего не оставалось, как отправиться в бескрайние степи, везя подписанный договор: «Отныне и впредь ханьцы и гунны являются единой семьёй, и все последующие поколения будут жить без взаимной лжи и никогда не нападут друг на друга».

Уже находясь у гуннов, Ван Чжаоцзюнь узнала о том, что разгневанный император приказал казнить всех придворных художников – и того, кто обезобразил её, и остальных, чтобы другим впредь неповадно было.

Ван Чжаоцзюнь понимала, что быть женой хана – её долг. Она искренне старалась полюбить людей, с которыми жила, и по возможности приобщить их хотя бы к азам культуры и цивилизации. Хан не мог нарадоваться такой умной, красивой и образованной жене. В скором времени он сделал Ван Чжаоцзюнь главной женой и позволил ей управлять народом наравне с ним. И все жё она верила, что придёт день, когда она вернётся в Китай. А пока единственным спасением от тоски была для неё игра на цине (она исполняла музыку своего народа).

И вот через 28 лет правления старый хан скончался (около 7 лет красавица была его женой). И у Ван Чжаоцзюнь появился реальный шанс вернуться домой, на родину. Возможно, даже к императору – ей казалось, что с её красотой и после всех испытаний она вполне может на это рассчитывать. Правда, по законам гуннов, старший сын хана мог взять в жёны женщин, оставшихся от отца. И тот, давно засматривавшийся на прелести Ван Чжаоцзюнь и восхищавшийся её умом и талантами, сделал ей предложение. Она же деликатно попросила время на раздумья. И написала письмо императору, где вылила все свои чувства и желания. И вот пришёл ответ. Случилось это ещё и в день рождения Ван Чжаоцзюнь. Дрожащими руками она открывала конверт, ожидая чуда. Но, увы, чуда не произошло. Приказ императора был выходить замуж за нового правителя и оставаться своего рода залогом мира между ханьцами и гуннами. Она покорилась. Долг был важнее личных чувств и интересов.

Новому хану она родила двух дочерей. В результате дружеских отношений с гуннами старшая дочь впоследствии стала женой китайского императора. Благодаря Ван Чжаоцзюнь гунны стали более цивилизованными, в богатых семьях появилась мода отправлять детей на обучение в Китай. Кроме того, Китай не подвергался набегам варваров более 60 лет.

Она была похоронена на земле гуннов (на территории современной Монголии). И по сей день её почитают и по ту и по другую сторону Великой Китайской стены. Сами же китайцы до сих пор верят, что душа Ван Чжаоцзюнь улетела на Луну – к той самой фее, которая когда-то, вняв её молитвам, помогла крестьянам. И что теперь на Луне мирно существуют две феи.

Дяочань – супруга сына, любовница отца

Китай в период, известный как Восточная Хань (25-220 гг.), в очередной раз раздирался интригами и войнами. Правда, без глубокого знания истории Китая довольно сложно разобраться, кто, где, когда и против кого интриговал, – так всё запутано.

Но приблизительно, без долгой предыстории это выглядело так. В 190 году императором Китая стал девятилетний мальчик Се, сын императора Лин-ди. По сути же страной правил один отпетый негодяй по имени Дун Чжо. Как пишет история, его злодеяниям не было конца. Он грабил соседние земли, убивал ради удовольствия ни в чём не повинных людей. Один из ужасных его поступков, дошедших до наших дней, – это массовая казнь нескольких сотен пленных – воинов, добровольно сдавших оружие. Кульминацией казни была подача во время пира на стол сваренных заживо людей.

И вот один придворный чиновник, Ван Юнь, присутствовавший по долгу службы на том пиру, вернулся домой и долго не мог найти себе места от мысли о том, какой же негодяй правит его родиной. А у самого Ван Юня была приёмная дочь – девочка-сирота, которую он, не имея собственных детей, взял в свою семью на воспитание и вырастил как родного ребёнка. Звали её Дяочань. На тот момент ей уже исполнилось 16 лет, и все соседи только диву давались, что такая красота бывает на земле.

И вот, по преданию, Ван Юнь рассказал приёмной дочери об ужасах того пира, о злодеяниях Дун Чжо и о том, как было бы хорошо, если бы негодяя всё-таки удалось свергнуть.

И тогда у Ван Юня и Дяочань родился весьма интересный план. План, который можно было бы описать фразой: «Разделяй и властвуй». Зная, что у Дун Чжо есть приёмный сын Люй Бу – большой любитель красивых женщин, было решено позвать его в гости и предложить ему девушку в жёны. А потом отдать её приёмному отцу – самому Дун Чжо, не меньшему любителю женщин. И тем самым посеять вражду между отцом и сыном.

Так и было сделано: Люй Бу был приглашён в гости, хорошо принят. Кульминацией же вечера стало появление удивительной красавицы, которая развлекла гостя танцами и пением. К концу вечера Люй Бу уже всем сердцем желал взять Дяочань в жёны, о чём и высказался в присутствии приёмного отца Ван Юня. И в тот же вечер был проведён ритуал обручения. Словом, Люй Бу покинул дом Ван Юня счастливым.

Но через несколько дней в гости к Ван Юню пригласили самого главного негодяя – Дун Чжо, которому также была предложена Дяочань. И в тот же вечер он увёз красавицу в свой гарем. Когда же в дом Ван Юня ворвался Люй Бу – первый претендент на красавицу, старик Ван со слезами на глазах рассказал, что якобы Дун Чжо знал, что приёмный сын обручён с девушкой, но силой увёз его невесту, переступив все нормы приличия.

Стоит ли говорить, что между отцом и сыном пробежала чёрная кошка. Кроме того, сама девушка при кратковременной встрече с сыном со свойственным ей артистизмом изобразила страдания от того, что принадлежит Дун Чжо, но на самом деле любит Люй Бу. Нетрудно догадаться, что после этой встречи Люй Бу жаждал мести и восстановления справедливости.

И пока отец развлекался с красавицей, он подговорил окружение Дун Чжо, которому, надо заметить, сей тиран уже изрядно надоел, и негодяй был убит – его заманили в лес и отрубили голову.

Так Дяочань помогла Китаю избавиться от злодея. Правда, при жизни она не получила никакой награды. В скором времени Люй Бу, который всё же женился на Дяочань и сделал её любимой женой, был побеждён более сильным противником – Гуань Юем, ставшим впоследствии знаменитым полководцем Китая. Говорят, что и он был покорён красотой Дяочань и даже подумывал жениться на ней, но, помня историю её предыдущих мужчин, побоялся, что через эту женщину сможет накликать на себя несчастья. И собственноручно отрубил ей голову. На тот момент он, видимо, не знал об истинных намерениях Дяочань. Тем не менее честное имя Дяочань было восстановлено, и она вошла в историю как одна из четырёх самых знаменитых и самых красивых женщин в истории Китая.

Ян-гуйфэй – роковая страсть императора

Последняя из четырёх красавиц жила в период правления династии Тан – один из самых сильных и удивительных периодов в истории Китая, период, когда наиболее активно развивались культура, наука, искусство.

По легенде, она была так красива, что рыбы при её виде тонули, птицы – срывались с небес, а цветы стыдливо опускали головки, понимая, что она затмевает красотой всё вокруг. Когда она родилась, у неё на руке был яшмовый браслет. Это всех настолько удивило, что её так и назвали – Ян Юйхуань, или Яшмовый Браслет.

Когда же она выросла и стала удивительной красавицей, её увидел принц Ли Мао – один из сыновей императора, влюбился в неё и решил на ней жениться.

Свадьба была пышной и торжественной, жених и невеста – очень счастливыми. Так во дворце несколько лет жили две абсолютно счастливые пары – принц и красавица Ян Юйхуань, а также император Сюань-цзун с любимой женой – матерью принца, ради которой император забыл всех остальных жён.

Но вот случилось несчастье: жена императора скончалась. Сюань-цзун несколько лет был безутешен. До тех пор, пока вдруг не обратил внимания на жену сына. Глядя на Ян Юйхуань, тоска стала очень быстро отпускать его. В общем, император Сюань-цзун влюбился в жену собственного сына. В итоге сын был отправлен в дальний дворец, а его жену вызвали к императору. Ян Юйхуань не противилась вниманию императора. Более того, с радостью приняла его – стать женой императора было куда удобнее и выгоднее, чем быть женой императорского сына. Одним словом, первый муж (который ещё долгое время оставался неутешен) был забыт.

Правда, и императоры иногда боятся сплетен и пересудов. И чтобы дать молве утихнуть, Сюань-цзун направил красавицу Ян в даосский монастырь (где регулярно посещал её). А затем, когда все разговоры смолкли, привёз её во дворец и сделал её Гуйфэй – супругой высшего ранга. Так и стала Ян Юйхуань знаменитой Ян-гуйфэй. Говорят, что, помимо красоты, среди её талантов, которые сразили императора, были искусство пения и танца. На тот момент в Китае ещё не ввели обычай бинтовать ноги, и потому в период династии Тан мы ещё встречаем упоминания о талантливых танцовщицах. Как гласит китайская история, «Ян-гуйфэй в танце была подобна фее, лёгкостью движений напоминала снежинку». Более того, до сих пор сохранились описания танцев, которые она исполняла.

Более 15 лет она единолично владела сердцем императора. Будучи весьма умной, а главное – хитрой, она сделала так, что император из всего гарема стал посещать только её. Сама же она имела на императора такое влияние, что быстро получила для многих своих родственников важные должности в государстве. Но с ней император погряз в бесконечных праздниках и развлечениях.

Чуть ли не каждый день в императорском дворце были нескончаемые праздники, повод для которых находила Гуйфэй – «праздник любования луной», «праздник любования цветами», «праздник любования прудом».

При таком ритме жизни император совершенно забросил государственные дела. И страной стали править родственники Ян-гуйфэй, которые, надо сказать, дорвавшись до власти, откровенно грабили государство. Постоянно росли налоги, простым людям становилось жить всё сложнее и сложнее.

В стране началась смута. В неудачах все стали обвинять Ян-гуйфэй – для людей она была главной злодейкой. И вот один из императорских генералов, пользуясь безразличием Сюань-цзуна к государственным делам, собрал 150-тысячное войско и двинулся на столицу и императорский дворец. Сначала были убиты все родственники Ян-гуйфэй. Но скоро черёд дошёл и до неё самой. Как гласит история, её задушили шёлковым шнурком, а потом уже доложили императору как о случившемся факте.

Говорят, что Сюань-цзун был безутешен. Подавив смуту в стране, он отрёкся от престола в пользу старшего сына. Сам же отправился доживать свои дни в дальний дворец, постоянно тоскуя о своей Ян-гуйфэй. Но смута в стране и многолетнее безразличие императора к государственным делам настолько подорвали мощь и силу некогда великой династии, что очень скоро династия Тан была свергнута новой образовавшейся династией Сун.

Источник http://cosmolady.com.ua/article.php?id=3028

sell-off.livejournal.com

Четыре великие красавицы Китая — WiKi

Четыре красавицы

Четыре великие красавицы древности — в китайской культуре устойчивое название для четырёх женщин, бывших спутницами императоров и ставших символами женской красоты в литературе: Си Ши (西施), Ван Чжаоцзюнь (王昭君), Дяочань (貂蝉), Ян Гуйфэй (杨贵妃).

Традиционно установилось мнение, что первая по красоте — Си Ши, вторая — Ван Чжаоцзюнь, третья — Дяочань и последняя — Ян Гуйфэй. Объединяющее их имя 西施 является синонимом и воплощением красоты. Образы четырёх красавиц широко использовались как в Китае, так и во Вьетнаме, Корее и Японии.

Согласно легенде, четыре великих красавицы обладали наружностью, «способной затмить луну и посрамить цветы и внешностью способной рыбу заставить утонуть, а летящего гуся упасть».

Идиомы 闭月羞花 (би юэ, сю хуа) «затмит луну и посрамит цветы» и 沉鱼落雁 (чэнь юй, ло янь) «рыбу заставит утонуть, а летящего гуся упасть» возникли под влиянием классических произведений, посвящённых этим четырём красавицам. Издревле цветок и луна ассоциируются с женственностью и красотой. Способность женской красоты привлечь к себе внимание даже плывущей в воде рыбы и парящего в небе гуся — яркий художественный способ выразить феноменальную привлекательность.

Утонувшая рыба

По преданию, Си Ши на берегу реки стирала бельё. Проплывавшая рыбка увидела лицо красавицы, и, поражённая её красотой, стала тонуть.

Упавший гусь

По преданию, Ван Чжаоцзюнь во время путешествия очень сильно тосковала по родному краю. Мимо пролетал гусь и услышал, как она наигрывает и напевает песню, полную скорби и печали. Гусь, которому передалось настроение девушки, перестал махать крыльями и упал на землю.

Затмившая луну

По преданию, Дяочань любовалась луной в саду. Неожиданно подул лёгкий ветер, и кусочек облака плотно закрыл яркий лунный свет. Одновременно это увидел Ван Юнь (王允). Чтобы прославить красоту своей дочери, он стал встречным рассказывать, что луне не сравниться с блеском красоты Дяочань, поэтому лунный свет был укрыт облаком. Дяочань стали называть 闭月 (би юэ, затмившая луну).

Смущенные цветы

По преданию, Ян Гуйфэй в саду любовалась цветами и скорбела о своей судьбе. Как только она прикасалась к цветам, цветки свёртывалась, а стебли склонялись вниз. Это увидела одна из прислужниц и передала одной из супруг императора, что Ян-гуйфэй настолько красива, что перед ней смущённо склоняются цветы.

ru-wiki.org

Четыре великие красавицы древнего Китая -- Международное радио Китая

В китайской культуре есть устойчивое выражение «четыре красавицы древности», которые были спутницами императоров и стали символами женской красоты в литературе. Это Си Ши,Ван Чжаоцзюнь , Дяочань, Ян-гуйфэй .

Традиционно установилось мнение, что первая по красоте — Си Ши, вторая — Ван Чжаоцзюнь, третья — Дяочань и последняя — Ян-гуйфэй. Образы четырёх китайских красавиц широко использовались как в Китае, так и во Вьетнаме, Корее и Японии. Эти четыре красавицы — реальный фигуры древности.

Си Ши жила в период Весен и Осеней (770-476 гг д.н.э.), Ван Чжаоцзюнь жила при династии Западная Хань (202 г д. н.э.–8 г.), Дяочань в период Восточной Хань (25-220 г.), а более известная наложница Ян-гуйфэй жила при самой процветающей династии Тан (618-907 гг.).

Согласно легенде, четыре великих красавицы обладали наружностью, «способной затмить луну, посрамить цветы и внешностью способной рыбу заставить утонуть, а летящего гуся упасть».

Эти образные выражения переведены дословно с китайского языка. Идиомы «затмит луну и посрамит цветы» и «рыбу заставит утонуть, а летящего гуся упасть» возникли под влиянием классических китайских произведений, посвященных именно этим четырем красавицам. Издревле цветы и луна ассоциировались с женственностью и красотой. Способность женской красоты привлечь к себе внимание даже плывущей в воде рыбы и парящего в небе гуся — яркий художественный способ выразить феноменальную привлекательность.

По преданию, красавица номер 1 - Си Ши на берегу реки стирала бельё. Проплывавшая рыбка увидела ее лицо, и, поражённая её красотой, стала тонуть.

Красавица номер 2 Ван Чжаоцзюнь во время странствия в чужие края сильно тосковала по родному дому. Мимо девы пролетал гусь и услышал, как она наигрывает и напевает песню, полную скорби и печали. Гусь, которому передалось настроение девушки, перестал махать крыльями и упал на землю.

А что связано с красавицей номер 3, Дяочань? Однажды она любовалась луной в саду. Неожиданно подул легкий ветерок, и кусочек облака плотно закрыл яркий диск луны. Это увидел приёмный отец красавицы Дяочань. Чтобы прославить красоту дочери, он стал всем встречным рассказывать, что даже луне не сравниться с блеском красоты Дяочань, поэтому лунный свет был укрыт облаком. С тех пор Дяочань стали называть «затмившая луну».

Что же касается красивой наложницы танского императора Ян-гуйфэй. По преданию, однажды она любовалась цветами в саду и скорбела о своей судьбе. Как только она прикасалась к цветам, цветки увядали, а стебли склонялись вниз. Это увидела одна из прислужниц, отсюда появилось выражение, связанное с красавицей Ян-гуйфэй—«перед ней склоняются даже цветы».

Древние китайские поэты были искусны в описании женской красоты, они придумали такие удивительные образы— «затмит луну и посрамит цветы, рыбу заставит утонуть, а летящего гуся упасть»… И с помощью этих сравнений, мы—люди 21-го века понимаем, насколько они были красивы.

russian.cri.cn

Четыре великие красавицы Китая: tiina

История Китая знала немало красавиц: сильных, коварных, нежных, искусных… Но лишь четырех увековечили в качестве совершенного образа женской красоты. Четыре Великие Красавицы Древности 中国古代四大美人 (Zhōngguó gǔdài sì dà měirén, чжун го гу дай сы да мэй жэнь) – это устойчивое словосочетание, которое применяется для обозначения этих легендарных женщин.

Си Ши – самая красивая женщина Китая

Несмотря на то что прошло почти две тысячи лет с тех пор, как родилась и жила эта женщина, в Китае по сей день сохранилась поговорка: «Самая красивая женщина Китая – Си Ши, самое красивое озеро Китая – Сиху». Кроме того, эту женщину можно было бы назвать первой в мире женщиной-шпионкой. По крайней мере первой, известной в мире...Она родилась в простой крестьянской семье. Но слава о её красоте стала распространяться быстрее ветра. В то время Китай не был единым государством (тот период в китайской истории называется периодом Весны и Осени) – раздираемый бесконечными войнами, он представлял собой сеть маленьких государств-княжеств. Как гласят записи тех времён, «кровь и слёзы лились рекой». Местность, где родилась Си Ши, принадлежала княжеству Юэ (ныне это китайская провинция Чжэцзян и город Шанхай).

На тот момент княжество Юэ воевало с княжеством У. И так получилось, что в войне победило княжество У. Князю Юэ – Гоу Цзяню – не оставалось ничего, как сдаться в плен, номинально остаться правителем Юэ, а реально сделаться рабом правителя государства У – Фу Чая.

У Гоу Цзяня был верный министр Фань Ли, с которым они вместе разработали следующий план: найти божественно красивую и неглупую девушку, обучить её различным искусствам, чтобы в неё смог влюбиться правитель У, чтобы она своими чарами отвлекла его от государственных дел, а за это время княжество Юэ окрепло бы, нарастило бы военную мощь и отвоевало независимость.И вот министр Фань Ли стал подыскивать подходящую девушку. Много деревень и городов он объездил в поисках нужной кандидатуры, но когда он увидел Си Ши, когда услышал её удивительный голос, подобный нежному колокольчику, выбор был сделан.

Девушка была доставлена во дворец Гоу Цзяня, обучена всем искусствам – на это ушло около трёх лет. Эта история имеет ещё и романтическую часть, когда сам министр Фань Ли влюбился в девушку. А она ответила ему взаимностью. Фань Ли даже сам захотел жениться на ней. Но патриотические чувства были выше личных интересов (вот такие они – китайцы), и Си Ши и Фань Ли договорились, что, когда падёт государство У и их родина станет свободной, они поженятся.

И вот, согласно плану, Си Ши была подарена князю государства У – Фу Чаю. По легенде, когда он увидел девушку, все остальные женщины в мире перестали для него существовать. Это обстоятельство первое время сильно раздражало и злило княгиню – официальную супругу Фу Чая. Она даже собиралась уничтожить красавицу Си Ши, но несколько раз пообщавшись с ней, с грустью произнесла: «Почему же ты мне не дочь или не невестка?»Когда же официальная супруга Фу Чая скончалась, Си Ши заняла её место. На протяжении 10 лет Си Ши как могла отвлекала правителя У от государственных дел, всеми возможными способами изображая из себя любящую супругу. В свою очередь Гоу Цзянь и Фань Ли плели хитрые интриги, собирали войска, заручались поддержкой других княжеств.

И вот наконец государство У было завоёвано. Фу Чай, зная, какая его ожидает участь, если он будет захвачен в плен, покончил жизнь самоубийством. В общем, Си Ши справилась с заданием.

Всё это время любящий её Фань Ли так и не женился, свято веря в то, что придёт время и любимая женщина будет с ним. По идее здесь должен был бы наступить хеппи-энд, как говорится, «они поженились и жили долго и счастливо». Но не тут-то было. Когда Си Ши вернулась домой, её увидел правитель Юэ и... сам захотел завладеть красавицей.

Зная, что Си Ши и Фань Ли обручены, зная, как тяжело им далась разлука почти в 10 лет, Гоу Цзянь, пользуясь своим могуществом (полученным благодаря Си Ши и Фань Ли), попросту вышвырнул Фань Ли за пределы своего государства, лишив его должности и имущества. А сам силой принудил Си Ши стать его наложницей.

Мост Си Ши в городе МудуКогда стало понятно, что все мечты на собственное счастье рухнули, что больше её ничего не ждёт, Си Ши во время одного из дворцовых праздников на корабле бросилась в реку и утопилась.

Ван Чжаоцзюнь: судьба родины важнее всего

Эта девушка жила в период, который в китайской истории называется Западная Хань, а точнее – в 30-50-х годах до нашей эры. Один из китайских поэтов писал о ней, что «она с детства отличалась красотой, но главное – умом. Внешне она была прекрасна, как лотос, появившийся из воды, но гораздо важнее, что душа её была чистой, как прозрачный белый нефрит».Родители постарались дать ей блестящее по тем временам образование (хотя и тогда, и впоследствии в Китае существовала поговорка: «Женщине не нужны таланты, она должна быть лишь добродетельной»). Но с Ван Чжаоцзюнь всё было совсем по-другому: очень рано она овладела всеми видами искусства, которые ценились в Китае: умела играть на цине (семиструнном музыкальном инструменте), любила играть в шахматы, была хорошим каллиграфом, писала картины, сочиняла стихи.

Ещё китайцы связывают с Ван Чжаоцзюнь вот какую красивую легенду: однажды она обратила внимание на крестьян, которые весьма тяжело трудились. Для того чтобы справиться со своей работой, им не хватало дня. И как-то раз Ван Чжаоцзюнь услышала, как один крестьянин сказал: «Какая круглая луна сегодня! Вот было бы здорово, если бы она весь месяц светила, как ныне. Тогда бы мы смогли вырастить действительно хороший урожай». И девушка подумала, что на Луне наверняка должна жить фея – покровительница Луны. И разве она не откликнется, если хорошенько её попросить о помощи?По преданию, 7 дней и 7 ночей красавица возносила молитвы, пока покровительница ночного светила не откликнулась. И тогда в той деревне буквально в считаные дни выросло невиданное доселе дерево с плодами, светившими, как лампочки. Так крестьяне смогли вспахать новые поля и собрать большой урожай.

Конечно, это всё красивая сказка, дошедшая до наших дней. Но китайцы любят её, как и саму знаменитую красавицу Ван Чжаоцзюнь.Как гласит история, когда девушке исполнилось 15 лет, был объявлен набор в императорский гарем. Родители Ван Чжаоцзюнь решили попытать счастье и отправили дочь-красавицу в столицу. Ведь она была настолько красива, что однажды, согласно легенде, пролетавший над Ван Чжаоцзюнь гусь, увидев её, был ослеплён её красотой, перестал махать крыльями и сорвался с небес.

Обычно император сам отбирал себе красавиц, но в этот раз почему-то поручил придворным художникам просто сделать портреты претенденток. Тогда многие девушки стали подкупать художников, чтобы те изобразили их красивее. Но Ван Чжаоцзюнь гордость не позволяла суетиться, как остальным. Тем более что она действительно была сказочно красива. И вот когда очередь дошла до написания её портрета, она отказалась давать взятку художнику. Тот рассердился и довольно-таки жестоко отомстил ей – внёс в портрет красавицы буквально несколько штрихов, которые совершенно обезобразили её.

Понятно, что с того момента о Ван Чжаоцзюнь никто во дворце и не вспоминал. Стоит сказать, что так было со многими девушками – по законам Китая, попав в императорский дворец, независимо от того, стала ты императрицей или простой наложницей, или на тебя не обратили внимания вообще, дороги домой тебе уже не было. Только один раз в год каждая женщина имела право на встречу с родными. И то эти встречи проходили под строгим надзором и напоминали скорее свидание в тюрьме.

Вероятно, так и умерла бы Ван Чжаоцзюнь в безвестности, если бы не одно обстоятельство. Территория Китая тогда всё время подвергалась набегам варваров-гуннов. Как вариант избегания конфликтов и войны было предложено породниться с ханом гуннов. И китайский император решил, что отдаст замуж за хана одну из своих гаремных девушек, просто присвоив ей статус принцессы. Он потребовал принести портреты и выбрал самую уродливую из них – Ван Чжаоцзюнь, сказав, что именно она и станет женой хана.

Когда же Ван Чжаоцзюнь вызвали к императору, то он просто остолбенел – перед ним стояла удивительная красавица, которую он с радостью бы сделал не то что рядовой наложницей, а даже императрицей. Но, увы, обещание уже было дано. Причём прилюдно. Изменить ему – означало бы для императора потерять лицо. И Ван Чжаоцзюнь ничего не оставалось, как отправиться в бескрайние степи, везя подписанный договор: «Отныне и впредь ханьцы и гунны являются единой семьёй, и все последующие поколения будут жить без взаимной лжи и никогда не нападут друг на друга».

Уже находясь у гуннов, Ван Чжаоцзюнь узнала о том, что разгневанный император приказал казнить всех придворных художников – и того, кто обезобразил её, и остальных, чтобы другим впредь неповадно было.

Ван Чжаоцзюнь понимала, что быть женой хана – её долг. Она искренне старалась полюбить людей, с которыми жила, и по возможности приобщить их хотя бы к азам культуры и цивилизации. Хан не мог нарадоваться такой умной, красивой и образованной жене. В скором времени он сделал Ван Чжаоцзюнь главной женой и позволил ей управлять народом наравне с ним. И все жё она верила, что придёт день, когда она вернётся в Китай. А пока единственным спасением от тоски была для неё игра на цине (она исполняла музыку своего народа).

И вот через 28 лет правления старый хан скончался (около 7 лет красавица была его женой). И у Ван Чжаоцзюнь появился реальный шанс вернуться домой, на родину. Возможно, даже к императору – ей казалось, что с её красотой и после всех испытаний она вполне может на это рассчитывать. Правда, по законам гуннов, старший сын хана мог взять в жёны женщин, оставшихся от отца. И тот, давно засматривавшийся на прелести Ван Чжаоцзюнь и восхищавшийся её умом и талантами, сделал ей предложение. Она же деликатно попросила время на раздумья. И написала письмо императору, где вылила все свои чувства и желания. И вот пришёл ответ. Случилось это ещё и в день рождения Ван Чжаоцзюнь. Дрожащими руками она открывала конверт, ожидая чуда. Но, увы, чуда не произошло. Приказ императора был выходить замуж за нового правителя и оставаться своего рода залогом мира между ханьцами и гуннами. Она покорилась. Долг был важнее личных чувств и интересов.

Новому хану она родила двух дочерей. В результате дружеских отношений с гуннами старшая дочь впоследствии стала женой китайского императора. Благодаря Ван Чжаоцзюнь гунны стали более цивилизованными, в богатых семьях появилась мода отправлять детей на обучение в Китай. Кроме того, Китай не подвергался набегам варваров более 60 лет.

Она была похоронена на земле гуннов (на территории современной Монголии). И по сей день её почитают и по ту и по другую сторону Великой Китайской стены. Сами же китайцы до сих пор верят, что душа Ван Чжаоцзюнь улетела на Луну – к той самой фее, которая когда-то, вняв её молитвам, помогла крестьянам. И что теперь на Луне мирно существуют две феи.

Дяо Чань – супруга сына, любовница отца

Китай в период, известный как Восточная Хань (25-220 гг.), в очередной раз раздирался интригами и войнами. Правда, без глубокого знания истории Китая довольно сложно разобраться, кто, где, когда и против кого интриговал, – так всё запутано.Но приблизительно, без долгой предыстории это выглядело так. В 190 году императором Китая стал девятилетний мальчик Се, сын императора Лин-ди. По сути же страной правил один отпетый негодяй по имени Дун Чжо. Как пишет история, его злодеяниям не было конца. Он грабил соседние земли, убивал ради удовольствия ни в чём не повинных людей. Один из ужасных его поступков, дошедших до наших дней, – это массовая казнь нескольких сотен пленных – воинов, добровольно сдавших оружие. Кульминацией казни была подача во время пира на стол сваренных заживо людей.

И вот один придворный чиновник, Ван Юнь, присутствовавший по долгу службы на том пиру, вернулся домой и долго не мог найти себе места от мысли о том, какой же негодяй правит его родиной. А у самого Ван Юня была приёмная дочь – девочка-сирота, которую он, не имея собственных детей, взял в свою семью на воспитание и вырастил как родного ребёнка. Звали её Дяочань. На тот момент ей уже исполнилось 16 лет, и все соседи только диву давались, что такая красота бывает на земле.И вот, по преданию, Ван Юнь рассказал приёмной дочери об ужасах того пира, о злодеяниях Дун Чжо и о том, как было бы хорошо, если бы негодяя всё-таки удалось свергнуть.

И тогда у Ван Юня и Дяочань родился весьма интересный план. План, который можно было бы описать фразой: «Разделяй и властвуй». Зная, что у Дун Чжо есть приёмный сын Люй Бу – большой любитель красивых женщин, было решено позвать его в гости и предложить ему девушку в жёны. А потом отдать её приёмному отцу – самому Дун Чжо, не меньшему любителю женщин. И тем самым посеять вражду между отцом и сыном.

Так и было сделано: Люй Бу был приглашён в гости, хорошо принят. Кульминацией же вечера стало появление удивительной красавицы, которая развлекла гостя танцами и пением. К концу вечера Люй Бу уже всем сердцем желал взять Дяочань в жёны, о чём и высказался в присутствии приёмного отца Ван Юня. И в тот же вечер был проведён ритуал обручения. Словом, Люй Бу покинул дом Ван Юня счастливым.

Но через несколько дней в гости к Ван Юню пригласили самого главного негодяя – Дун Чжо, которому также была предложена Дяочань. И в тот же вечер он увёз красавицу в свой гарем. Когда же в дом Ван Юня ворвался Люй Бу – первый претендент на красавицу, старик Ван со слезами на глазах рассказал, что якобы Дун Чжо знал, что приёмный сын обручён с девушкой, но силой увёз его невесту, переступив все нормы приличия.

Стоит ли говорить, что между отцом и сыном пробежала чёрная кошка. Кроме того, сама девушка при кратковременной встрече с сыном со свойственным ей артистизмом изобразила страдания от того, что принадлежит Дун Чжо, но на самом деле любит Люй Бу. Нетрудно догадаться, что после этой встречи Люй Бу жаждал мести и восстановления справедливости.

И пока отец развлекался с красавицей, он подговорил окружение Дун Чжо, которому, надо заметить, сей тиран уже изрядно надоел, и негодяй был убит – его заманили в лес и отрубили голову.

Так Дяочань помогла Китаю избавиться от злодея. Правда, при жизни она не получила никакой награды. В скором времени Люй Бу, который всё же женился на Дяочань и сделал её любимой женой, был побеждён более сильным противником – Гуань Юем, ставшим впоследствии знаменитым полководцем Китая.

Говорят, что и он был покорён красотой Дяочань и даже подумывал жениться на ней, но, помня историю её предыдущих мужчин, побоялся, что через эту женщину сможет накликать на себя несчастья. И собственноручно отрубил ей голову. На тот момент он, видимо, не знал об истинных намерениях Дяочань. Тем не менее честное имя Дяочань было восстановлено, и она вошла в историю как одна из четырёх самых знаменитых и самых красивых женщин в истории Китая.

Ян Гуй Фэй – роковая страсть императора

Последняя из четырёх красавиц жила в период правления династии Тан – один из самых сильных и удивительных периодов в истории Китая, период, когда наиболее активно развивались культура, наука, искусство.По легенде, она была так красива, что рыбы при её виде тонули, птицы – срывались с небес, а цветы стыдливо опускали головки, понимая, что она затмевает красотой всё вокруг. Когда она родилась, у неё на руке был яшмовый браслет. Это всех настолько удивило, что её так и назвали – Ян Юйхуань, или Яшмовый Браслет.Когда же она выросла и стала удивительной красавицей, её увидел принц Ли Мао – один из сыновей императора, влюбился в неё и решил на ней жениться.

Свадьба была пышной и торжественной, жених и невеста – очень счастливыми. Так во дворце несколько лет жили две абсолютно счастливые пары – принц и красавица Ян Юйхуань, а также император Сюань-цзун с любимой женой – матерью принца, ради которой император забыл всех остальных жён.Но вот случилось несчастье: жена императора скончалась. Сюань-цзун несколько лет был безутешен. До тех пор, пока вдруг не обратил внимания на жену сына. Глядя на Ян Юйхуань, тоска стала очень быстро отпускать его.

В общем, император Сюань-цзун влюбился в жену собственного сына. В итоге сын был отправлен в дальний дворец, а его жену вызвали к императору. Ян Юйхуань не противилась вниманию императора. Более того, с радостью приняла его – стать женой императора было куда удобнее и выгоднее, чем быть женой императорского сына. Одним словом, первый муж (который ещё долгое время оставался неутешен) был забыт.

Правда, и императоры иногда боятся сплетен и пересудов. И чтобы дать молве утихнуть, Сюань-цзун направил красавицу Ян в даосский монастырь (где регулярно посещал её). А затем, когда все разговоры смолкли, привёз её во дворец и сделал её Гуйфэй – супругой высшего ранга. Так и стала Ян Юйхуань знаменитой Ян-гуйфэй.

Говорят, что, помимо красоты, среди её талантов, которые сразили императора, были искусство пения и танца. На тот момент в Китае ещё не ввели обычай бинтовать ноги, и потому в период династии Тан мы ещё встречаем упоминания о талантливых танцовщицах. Как гласит китайская история, «Ян-гуйфэй в танце была подобна фее, лёгкостью движений напоминала снежинку». Более того, до сих пор сохранились описания танцев, которые она исполняла.

Более 15 лет она единолично владела сердцем императора. Будучи весьма умной, а главное – хитрой, она сделала так, что император из всего гарема стал посещать только её. Сама же она имела на императора такое влияние, что быстро получила для многих своих родственников важные должности в государстве. Но с ней император погряз в бесконечных праздниках и развлечениях.

Чуть ли не каждый день в императорском дворце были нескончаемые праздники, повод для которых находила Гуйфэй – «праздник любования луной», «праздник любования цветами», «праздник любования прудом».

При таком ритме жизни император совершенно забросил государственные дела. И страной стали править родственники Ян-гуйфэй, которые, надо сказать, дорвавшись до власти, откровенно грабили государство. Постоянно росли налоги, простым людям становилось жить всё сложнее и сложнее.

В стране началась смута. В неудачах все стали обвинять Ян-гуйфэй – для людей она была главной злодейкой. И вот один из императорских генералов, пользуясь безразличием Сюань-цзуна к государственным делам, собрал 150-тысячное войско и двинулся на столицу и императорский дворец. Сначала были убиты все родственники Ян-гуйфэй. Но скоро черёд дошёл и до неё самой. Как гласит история, её задушили шёлковым шнурком, а потом уже доложили императору как о случившемся факте.

Говорят, что Сюань-цзун был безутешен. Подавив смуту в стране, он отрёкся от престола в пользу старшего сына. Сам же отправился доживать свои дни в дальний дворец, постоянно тоскуя о своей Ян-гуйфэй. Но смута в стране и многолетнее безразличие императора к государственным делам настолько подорвали мощь и силу некогда великой династии, что очень скоро династия Тан была свергнута новой образовавшейся династией Сун.

Четыре великие красавицы КитаяЧетыре легендарных красавицы в современном стиле:

tiina.livejournal.com

История одной из четырех великих красавиц древнего Китая — Российская газета

Ван Чжаоцзюнь считается второй из четырех великих красавиц древнего Китая. Она жила в период династии Западная Хань, в I веке до нашей эры.

Один из китайских поэтов так описал красавицу Ван: "С детства она отличалась красотой, а главное - умом. Внешне она была прекрасна, как лотос, показавшийся из воды, но гораздо важнее, что душа ее была чистой, как прозрачный белый нефрит".

Почему же именно Ван Чжаоцзюнь вошла в "четверку" самых красивых женщин древнего Китая? Об этом повествует предание...

Родители Ван Чжаоцзюнь постарались дать дочери блестящее по тем временам образование (хотя в Китае и по сей день бытует поговорка: женщине не нужны таланты, она должна быть только добродетельной). Но Ван Чжаоцзюнь очень рано овладела всеми видами искусств, которые ценились в Китае, а именно: она умела играть на цине (семиструнном музыкальном инструменте), была искусна в шахматах, была прекрасным каллиграфом, писала картины и сочиняла стихи.

История рассказывает, что, когда девушке исполнилось 15, был объявлен набор в императорский гарем. Родители Ван Чжаоцзюнь решили попытать счастье и отправили дочь-красавицу в столицу. Ведь она была настолько красива, что однажды, согласно легенде, пролетавший над Ван Чжаоцзюнь гусь, увидев ее, был ослеплен ее красотой, перестал махать крыльями и сорвался с небес.

Обычно император сам отбирал себе красавиц, но в этот раз почему-то поручил придворным художникам сделать портреты претенденток. Тогда многие девушки стали подкупать художников, чтобы те изобразили их красивее. Но Ван Чжаоцзюнь гордость не позволила суетиться, ведь она действительно была сказочно красива. И вот, когда очередь дошла до написания ее портрета, она отказалась давать взятку художнику. Тот рассердился и довольно-таки жестоко отомстил красавице - нанес на картину буквально несколько штрихов, которые совершенно обезобразили ее лицо.

Понятно, что с того момента о Ван Чжаоцзюнь никто во дворце и не вспоминал. Так было со многими девушками: по законам Китая, попав в императорский дворец, независимо от того, стала ли ты императрицей или простой наложницей или на тебя не обратили внимания вообще, дороги домой уже не было. Только один раз в год каждая женщина имела право на встречу с родными. И то эти встречи проходили под строгим надзором и напоминали скорее свидания в тюрьме.

Вероятно, так и умерла бы Ван Чжаоцзюнь в безвестности, если бы не одно обстоятельство. Территория Китая в то время подвергалась набегам кочевников-гуннов. Для того, чтобы избежать войны, было предложено породниться с ханом гуннов. И китайский император решил отдать замуж за хана одну из своих девушек, просто присвоив ей статус принцессы. Он потребовал принести портреты и выбрал "самую уродливую" - Ван Чжаоцзюнь, сказав, что именно она и станет женой хана.

Когда же Ван Чжаоцзюнь вызвали к императору, он просто остолбенел - перед ним стояла удивительная красавица, которую он с радостью бы сделал не то что рядовой наложницей, а даже императрицей. Но, увы, обещание было дано, причем прилюдно. Изменить ему - означало бы для императора потерять лицо. И Ван Чжаоцзюнь ничего не оставалось, как отправиться в бескрайние степи с подписанным договором: "Отныне и впредь ханьцы и гунны стали единой семьей, и все последующие поколения будут жить без взаимной лжи и никогда не нападут друг на друга".

Благодаря Ван Чжаоцзюнь гунны приобщились к азам китайской цивилизации, в богатых семьях появилась мода отправлять детей на обучение в Китай. Кроме того, Китай не подвергался их набегам более 60 лет.

Уже находясь у гуннов, Ван Чжаоцзюнь узнала, что разгневанный император приказал казнить всех придворных художников - и того, кто обезобразил ее, и остальных, чтобы другим впредь было неповадно обманывать императора.

Ван Чжаоцзюнь понимала, что быть женой хана - ее долг. Она искренне старалась полюбить людей, с которыми жила, и по возможности приобщить их к азам китайской культуры и цивилизации. Хан не мог нарадоваться такой умной, красивой и образованной жене. В скором времени он сделал Ван Чжаоцзюнь главной женой и позволил ей управлять народом наравне с ним. И все же она верила, что придет день, когда она вернется в Поднебесную. А пока единственным спасением от тоски для нее была игра на цине.

Спустя 28 лет старый хан скончался (из них около 7 лет красавица Чжаоцзюнь была его женой), и у нее появился шанс вернуться на родину. Возможно, даже к императору - ей казалось, что с ее красотой и после всех испытаний она вполне может на это рассчитывать. Правда, по законам гуннов, старший сын хана мог взять в жены женщин, оставшихся от отца. И тот, давно засматривавшийся на прелести Ван Чжаоцзюнь и восхищавшийся ее умом и талантами, сделал ей предложение. Она же, деликатно попросив время на раздумья, написала письмо императору, в котором излила все свои чувства. Пришел ответ. Случилось это как раз в день рождения Ван Чжаоцзюнь. Дрожащими руками красавица открыла конверт, ожидая чуда. Но, увы, чуда не произошло. Приказ императора был выйти замуж за нового правителя и оставаться залогом мира между ханьцами и гуннами. И она покорилась. Долг был важнее личных чувств и интересов.

Новому хану Ван Чжаоцзюнь родила двух дочерей. В результате дружеских отношений с гуннами старшая дочь впоследствии стала женой китайского императора. Благодаря Ван Чжаоцзюнь гунны приобщились к азам китайской цивилизации, в богатых семьях появилась мода отправлять детей на обучение в Китай. Кроме того, Китай не подвергался их набегам более 60 лет.

После своей кончины Ван Чжаоцзюнь была похоронена на земле гуннов (на территории современной Монголии). И по сей день ее почитают и по ту и по другую сторону Великой Китайской стены.

Интересно

Согласно легенде, четыре великих красавицы обладали наружностью, "способной затмить луну и посрамить цветы и внешностью способной рыбу заставить утонуть, а летящего гуся упасть". Традиционно установилось мнение, что первая по красоте - Си Ши, вторая - Ван Чжаоцзюнь, третья - Дяочань и последняя - Ян Гуйфэй. Объединяющее их имя является синонимом и воплощением красоты.

rg.ru

Четыре великие красавицы Китая — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 октября 2017; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 1 октября 2017; проверки требует 1 правка. Четыре красавицы

Четыре великие красавицы древности — в китайской культуре устойчивое название для четырёх женщин, бывших спутницами императоров и ставших символами женской красоты в литературе: Си Ши (西施), Ван Чжаоцзюнь (王昭君), Дяочань (貂蝉), Ян Гуйфэй (杨贵妃).

Традиционно установилось мнение, что первая по красоте — Си Ши, вторая — Ван Чжаоцзюнь, третья — Дяочань и последняя — Ян Гуйфэй. Объединяющее их имя 西施 является синонимом и воплощением красоты. Образы четырёх красавиц широко использовались как в Китае, так и во Вьетнаме, Корее и Японии.

ru.bywiki.com