История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Как учили и учились в Древней Руси. Учитель в древней руси


Учителя в древней руси - 19 Декабря 2013

Петрова Ксения Сергеевна

студентка 1 курса факультета Истории и права

Сидоров Сергей Владимирович

кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики и психологии  

ФГОБУ ВПО «Шадринский государственный педагогический институт» 

 

Работа учителя трудна и разнообразна. Хороший учитель не только передает свои знания детям, он формирует их отношение к изучаемому предмету, готовит их к дальнейшей жизни в обществе. Современное образование и современные представления об учительской профессии обусловлены историческим развитием. Профессия учителя является одной из древнейших. Еще в Древней Руси были учителя. Мы обратимся к этому историческому периоду, чтобы выявить особенности представлений о миссии учителя, послужившие основой образования в 9-14 веках.

Киевская Русь – это средневековое государство в Восточной Европе, образовавшееся в IX веке. Оно возникло под властью князей династии Рюриковичей в результате объединения восточных племен. Главой государства являлся князь, власть которого была наследственной. В управлении территориями кроме князя участвовали и бояре, «мужи», были нанятые князем дружинники. По форме правления Русь была ранней феодальной монархией, т.е. государством переходного типа от первобытного строя к феодализму у народов, которые миновали рабство, но процесс формирования феодальных отношений происходит при остатках первобытного строя (вече, кровавая месть и т.д.). Особое внимание следует обратить на то, что Русь не была сильно централизованным государством. Не стала она и политической федерацией, потому что княжеские съезды собирались редко и их постановления не имели ни какой юридической силы [4]. Все спорные вопросы решались с помощью оружия или соглашения.

В 988 году при князе Владимире Святославовиче официальной религией на Руси становится христианство. Владимиру предписывают постановку задачи огромной сложности, от решения которой зависела не только собственная судьба князя, но и вся дальнейшая история его рода, народа, государства.

До принятия христианства учения, позволяющего овладеть знаниями, накопленными в значительный культурно-исторический период, на Руси не существовало [2]. Разумеется, обучение охоте, ремеслу присутствовало в жизни языческих народов, но оно носило прикладной характер, необходимый для выживания этносов.

Создатели славянской письменности Кирилл и Мефодий. Перейти на страницу источникаХристианское обучение изначально носило иной характер, оно было устремлено к совершенству личности, к проявлению в человеке образа Божьего. На Руси с этого времени проповедники учения Христа стали духовными наставниками, призванными быть воспитателями человеческого в человеке, для того чтобы ученики стали способны к благодатному благоуподоблению, а после – наследниками и гражданами Царства Небесного. С принятием христианства изменились все стороны жизни Древней Руси, в том числе и воспитание, образование. Русь включилась в культурный мир наиболее передовых государств того времени [5].

У каждого проповедника, пытавшегося выступать в учительской роли, явственно выражено стремление склонить властителя земли Русской к выбору своей веры. Однако не всем удается стать учителями восточных славян. Князь произвел исторический выбор веры, лишь когда сам оказался участником своеобразного «педагогического процесса»: греческий православный философ фактически стал его первым учителем, а он – послушным учеником. Византийский проповедник весьма искусно преподал Владимиру главный урок – основное содержание Священной истории: от сотворения мира до Пришествия Христа.

В это же время в летописях можно найти первые упоминания о школах. В «Повести временных лет» читаем: «Послал он (князь Владимир) собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение». Или запись в Вологодско-Пермской летописи в том же 988 г.: «Князь великий Владимир, собрав детей, 300 отдал, учите грамоте».

На Руси складывалось искреннее почитание учителей. В «Слове Похвальном Сергию Радонежскому» Премудрый Епифаний восхваляет Сергия не только как великого чудотворца, но и как учителя. Епифаний говорит, что Сергий Радонежский был отцам отец и учителям учитель, ведь он неложный и праведный учитель.

Князь Владимир Мономах. Перейти на страницу источникаЗачастую обязанности учителя совпадали с обязанностями как родителя, так и воспитателя. В своем «Поучении» другой князь Владимир – Мономах – говорит об основных правилах жизни, которые должен соблюдать и сам властитель, и его дети. Во-первых, любить свою Родину, заботиться о народе. Во-вторых, творить добро близким, уклоняться от злых дел. В-третьих, не грешить и быть милостивым [6].

На Руси учителей называли мастерами, намекая этим на уважение к личности наставника растущего поколения. Мастеров-ремесленников, которые передавали свой опыт, также называли, да и сегодня называют, уважительно: учитель.

Из «Азбуковника» можно узнать, что обучаться могли все желающие, независимо от принадлежности к сословию. Ограничением к обучению могли служить только нежелание родителей либо уж совершеннейшая их бедность, не позволявшая хоть чем-нибудь оплатить учителю за обучение своего чада.  

Ученик приходил в то заведение, где обучался, ранним утром и для начала кланялся образам, учителю, а затем и всем учащимся. Школьнику предстояло провести в школе целый день до звонка к вечерней службе, который был сигналом и к окончанию занятий. Учение всегда начиналось с ответа урока, который изучался ранее. Когда же урок был всеми рассказан, все ученики совершали общую молитву перед дальнейшими занятиями. Затем каждый занимал место, указанное учителем.

Услышать из уст учителя столь часто употребляемую сейчас фразу «Без родителей в школу не приходи» было просто неуместно, потому что исключалось какое-либо вмешательство родственников в процесс обучения и воспитания.

Обучающимся запрещалось драться, воровать, шалить и пакостить, они также сами занимались хозяйственными делами. Особенно строго запрещалось шуметь в самой школе и рядом с ней, потому что училище находилось в доме, принадлежащем учителю. Дисциплина в древнерусской школе была очень суровая. В азбуке, напечатанной в 1679 году, есть такие слова: «Розга ум вострит, возбуждает память». Но учитель пользовался розгами в меру. О том, как следует учить детей, говорилось в Уложении Стоглавого Собора, который, по сути, был руководством для учителей [3]. Там говорилось, что нужно учить детей не яростью, не гневом, а любовью и ласковым утешением.

Обучение грамоте. Перейти на страницу источника

 

Для того чтобы отдохнуть или отлучиться по необходимым делам, учитель выбирал себе помощника: старосту. Староста был чуть ли не вторым человеком в школе и имел множество обязанностей. Скорее всего, старост было трое: один главный и двое его помощников.

Обучение и воспитание отроков были проникнуты очень глубоким почтением к православной вере. Ученики обязаны были ходить в церковь не только в праздничные дни, но и вечером, после окончания занятий.

С теми, у кого учение шло плохо учитель занимался дополнительно, рассказывая им о Сергии Радонежском и Александре Свирском, которым вначале учение совсем не давалось.

Князь оплачивал учителей («дая им от имени своего урок»), но порой учителя работали бесплатно. Учебный год начинался 1 декабря в день памяти пророка Наума, этот день ещё называли «Наум-грамотник», ребенок мог поступать на обучение в любое время.

В школы принимали только мальчиков. Определенного срока обучения не было. Научился считать, писать, читать – значит, закончил школу. Всё зависело от способностей обучающегося.

В изобразительном искусстве Древней Руси популярен иконописный сюжет «Приведение в учение». На этой иконе мы можем увидеть мать и отца, которые подводят мальчика 7 лет к учителю. Они вручают сына учителю, в облике которого подчеркнута высокая духовность. Ученик в руках держит книгу. 

 

В результате современных археологических исследований обнаружено множество берестяных грамот, написанных в Древней Руси людьми разных сословий. Из этого можно сделать вывод, что грамотность проникла практически во все слои населения на Руси. По распространению грамотности Русь была близка к Византии того времени и опережала Западную Европу. 

 

Берестяная грамота. Перейти на страницу источника

 

Местом, где впервые были обнаружены берестяные грамоты средневековой Руси, является Великий Новгород. Первая находка была совершена в 1951 году, и с тех пор из почвы извлекают все новые и новые грамоты. Большинство найденных грамот – это частные письма, носившие деловой характер, а также долговые списки. Реже встречаются церковные тексты, молитвы, школьные упражнения и азбуки. Иногда можно столкнуться с грамотами шуточного содержания. Среди авторов писем есть и женщины. Горожане обучались грамоте с детства, и сами писали письма, а вот среди высокопоставленных чиновников была уместна фигура писца. К XI веку население Новгорода переписывались не только с теми, кто жил в городе, но и с теми, кто находился далеко за его пределами. В берестяных документах соблюдается достаточно стройная грамматическая и орфографическая система, в рамках которой 90% грамот написаны без единой ошибки.

Как и в Европе, в древнерусских храмах и монастырях также велось обучение. Известно, что в каждой из монастырских школ учеников было очень мало и никакого определенного плана их обучения не было. В этих школах образование предусматривало подготовку детей к самостоятельной работе с церковными книгами и Священным писанием. В них учились все желающие, которые хотели освоить грамоту и получить хоть какое-то образование. Также проводились уроки чтение нот и пение. При монастырях получили элементарное образование большое число русских людей, именно монастыри были образовательными центрами. В них создавались летописи и библиотеки. Надо отметить, что к книгам относились очень осторожно, их ценили и берегли.

Одним из первых монастырей на Руси была Киево-Печерская лавра, основанная в 1051 году при Ярославе Мудром. В Киево-Печерской лавре Нестором было начато создание «Повести временных лет», которая стала для нас основным источником знаний о Киевской Руси. В монастыре собирали иконы, переписывали и переводили с греческого языка разнообразные книги: Священные писания, поучения, сказания, жития святых. Также там накапливались большие библиотеки рукописных книг. Монах Киево-Печерской Лавры Алимпий после обучения у греческих мастеров стал одним из первых русских иконописцев. Монастырь уже в XI веке центром стал летописания, книжности, просвещения. Образование в рамках богословской программы поднималось до уровня высших духовных учебных заведений Византии. В XI-XII в. из монастыря вышло более 500 епископов, много иконописцев, зодчих, врачей, летописцев [1].

В этот период ещё не было сформировано сословие профессиональных учителей, поэтому обучением обычно занимались представители низшего духовенства (певчие, дьячки, чтецы), и «мастера грамоты» (мелких чиновников, грамотных людей, служителей различных государственных учреждений). Следует отметить, что церковь к «мастерам грамоты», как правило, относилась подозрительно, часто преследовала их деятельность.

В Древней Руси были и школы высшего типа, готовившие как к государственной, так и к церковной деятельности. В таких школах наряду с богословием изучались множество других наук (философия, риторика, грамматика), также знакомились с историческими, географическими и естественнонаучными сочинениями. Образование ценилось очень высоко. Хорошо образованных людей летописи называли «книжными мужами». Летопись рассказывает, что отдавая своих детей в учение в монастырь, матери плакали по ним, «как по мертвецам». Среди них еще сильны были языческие верования, рождавшие ненависть к иноземному учению, с которым следовало познакомиться их сыновьям. Матери горевали о потере сыновей, ведь их дети навсегда уходили в обители, т.е. должны были «погибнуть для мирской жизни», принять постриг, обрести иное имя и стать монахами. Становясь образованным, юноша уже более не возвращался в мир.

Школы являлись проводниками православной веры и нравственности, но говорить о возникновении системы образования в этот период не приходится. Видимо, такое обучение не преследовало ни чего кроме целей нравственного воспитания в духе православия, поскольку по окончании монастырской школы, высшей по тому времени, ребенок не получал больше ни какой возможности для продолжения своего образования.

Итак, можно сделать вывод о том, что в роли учителя в Древней Руси выступал и сам князь, и священник, и «мастер грамоты». Учителя пытались научить людей самому читать, писать и считать, важную роль в Древней Руси играло изучение основ религии: Закона Божьего. С момента зарождения профессии педагога за учителями закрепилась воспитательная функция, единая и неделимая.

 

Использованная литература

1.Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV-XVII вв. [Текст] / сост. С.Д. Бабишин, Б.Н. Митюров. – М.: Педагогика, 1985. – 363 с.

2.История педагогики и образования [Текст] / Под ред. А.И. Пискунова. — М.: Сфера, 2004. – 512 с.

3. История педагогики: учеб. для аспирантов и соиск. учен. степени канд. наук [Текст] / под ред. Н. Д. Никандрова. – М.: Гардарики, 2007. – 416 с.

5. Паначин, Ф.Г. Развитие просвещения и подготовка учителей на Руси (XI-ХУЛ вв.) [Текст] // Сов. педагогика. – 1980. – № 8. С. 108-115.

6. Уткин, А.В. Учительство как духовная традиция Руси конца 10 –17 века [Текст] // Образование и наука. – 2007. – №2. С. 94-106. 

olga-panasuk.ucoz.ru

Как учили и учились в древней руси

- 1925 Устный счёт. В народной школе С.А. Рачинского (1895г.)Устный счёт. В народной школе С.А. Рачинского (1895г.)

Соблазн «заглянуть» в прошлое и собственными глазами «увидеть» ушедшую жизнь обуревает любого историка-исследователя. К тому же для подобного путешествия во времени не требуется фантастических приспособлений. Древний документ — самый надежный носитель информации, который, подобно волшебному ключу, отмыкает заветную дверь в прошлое. Такую благословенную для историка возможность получил Даниил Лукич Мордовцев — известный в XIX веке журналист и писатель.

Даниил Лукич Мордовцев (1830-1905), окончив гимназию в Саратове, учился сначала в Казанском, затем в С.-Петербургском университете, который окончил в 1854 году по историко-филологическому факультету. В Саратове же он начал литературную деятельность. Выпустил несколько исторических монографий, опубликованных в «Русском слове», «Русском вестнике», «Вестнике Европы». Монографии обратили на себя внимание, и Мордовцеву предлагают даже занять кафедру истории в С.-Петербургском университете. Не менее был известен Даниил Лукич и как писатель на исторические темы.

От епископа Саратовского Афанасия Дроздова он получает рукописные тетради XVII века, рассказывающие о том, как были организованы училища на Руси.

Вот как описывает Мордовцев попавшую к нему рукопись: «Сборник состоял из нескольких отделов. В первом помещается несколько «Азбуковников», с особенным счетом тетрадок; вторая половина состоит из двух отделов: в первом — 26 тетрадок, или 208 листов; во втором 171 лист. Вторая половина рукописи, оба ее отдела, писаны одною и той же рукой… Тою же рукой выписан и весь отдел, состоящий из «Азбуковников», «Письмовников», «Школьных благочиний» и прочего — до 208 листа. Далее тем же почерком, но иными чернилами написано до 171-го листа и на том листе, «четвероконечной » хитрой тайнописью написано «Начато в Соловецкой пустыни, тож де на Костроме, под Москвою во Ипатской честной обители, тем же первостранником в лето миробытиа 7191 (1683 г.)».

Его историческая монография «Русские школьные книги» опубликована в 1861 году в четвертой книжке «Чтений в обществе истории и древностей Российских при Московском Университете». Работа посвящена древней русской школе, о которой в то время (а впрочем, и сейчас) еще так мало было известно.

… А прежде сего училища бывали в Российском царствии, на Москве, в Великом Новограде и по иным градам… Грамоте, писати и пети, и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и чтецы славны были во всей земле.

Из книги «Стоглав»

Многие и по сию пору уверены, что в допетровскую эпоху на Руси вообще ничему не учили. Более того, само образование тогда якобы преследовала церковь, требовавшая только, чтобы ученики кое-как твердили наизусть молитвы и понемногу разбирали печатные богослужебные книги. Да и учили, мол, лишь детей поповских, готовя их к принятию сана. Те же из знати, кто верил в истину «учение — свет…», поручали образование своих отпрысков выписанным из-за границы иностранцам. Остальные же обретались «во тьме незнания».

Все это опровергает Мордовцев. В своих исследованиях он опирался на любопытный исторический источник, попавший к нему в руки, — «Азбуковник». В предисловии к монографии, посвященной этой рукописи, автор написал следующее: «В настоящее время я имею возможность пользоваться драгоценнейшими памятниками 17-го века, которые еще нигде не были напечатаны, не упомянуты и которые могут послужить к объяснению интересных сторон древней русской педагогики. Материалы эти заключаются в пространной рукописи, носящей название «Азбуковника» и вмещающей в себя несколько разных учебников того времени, сочиненных каким-то «первопроходцем», отчасти списанных с других, таких же, изданий, которые озаглавлены были тем же именем, хотя и различались содержанием и имели различный счет листов».

Исследовав рукопись, Мордовцев делает первый и важнейший вывод: в Древней Руси училища как таковые существовали. Впрочем, подтверждает это и более древний документ — книга «Стоглав» (собрание постановлений Стоглавого Собора, проходившего с участием Ивана IV и представителей Боярской думы в 1550-1551 годах). В ней содержатся разделы, говорящие об образовании. В них, в частности, определено, что училища разрешено содержать лицам духовного звания, если соискатель получит на то разрешение у церковного начальства. Перед тем, как выдать ему таковое, надлежало провести испытания основательности собственных познаний претендента, а от надежных поручителей собрать возможные сведения о его поведении.

Но как были устроены училища, как управлялись, кто в них обучался? На эти вопросы «Стоглав» ответов не давал. И вот в руки историка попадает несколько рукописных «Азбуковников» — книг весьма любопытных. Несмотря на свое название, это, по сути, не учебники (в них нет ни азбуки, ни прописей, ни обучения счету), а скорее руководство для учителя и подробнейшие наставления ученикам. В нем прописан полный распорядок дня школяра, кстати, касающийся не только школы, но и поведения детей за ее пределами.

Вслед за автором заглянем в русскую школу XVII века и мы, благо «Азбуковник» дает тому полную возможность. Начинается все с прихода детей утром в специальный дом — училище. В разных «Азбуковниках» наставления по этому поводу написаны в стихах либо в прозе, они же, видимо, служили и для закрепления навыков чтения, а потому ученики упорно твердили:

В доме своем, от сна восстав, умыйся,Прилучившимся плата краем добре утрися,В поклонении святым образам продолжися,Отцу и матери низко поклонися.В школу тщательно идиИ товарища своего веди,В школу с молитвой входи,Тако же вон исходи.

О том же наставляет и прозаический вариант.

Из «Азбуковника» мы узнаем очень важный факт: образование в описываемые времена не было на Руси сословной привилегией. В рукописи, от лица «Мудрости», содержится призыв к родителям разных сословий отдавать отроков для обучения «прехитрой словесности»: «Сего ради присно глаголю и глаголя не престану людям благочестивым во слышание, всякого чина же и сана, славным и худородным, богатым и убогим, даже и до последних земледельцев». Ограничением к обучению служили лишь нежелание родителей либо уж совершеннейшая их бедность, не позволявшая хоть чем-нибудь оплатить учителю за обучение чада.

Но последуем за учеником, вошедшим в училище и уже положившим свою шапку на «общую грядку», то есть на полку, поклонившимся и образам, и учителю, и всей ученической «дружине». Школяру, пришедшему в школу ранним утром, предстояло провести в ней целый день, до звона к вечерней службе, который был сигналом и к окончанию занятий.

Учение начиналось с ответа урока, изучавшегося накануне. Когда же урок был всеми рассказан, вся «дружина» совершала перед дальнейшими занятиями общую молитву: «Господи Иисусе Христе Боже наш, содетелю всякой твари, вразуми мя и научи книжного писания и сим увем хотения Твоя, яко да славлю Тя во веки веков, аминь!»

Затем ученики подходили к старосте, выдававшему им книги, по которым предстояло учиться, и рассаживались за общим длинным ученическим столом. Каждый занимал место, указанное ему учителем, соблюдая при этом следующие наставления:

Малии в вас и велицыи все равны,Учений же ради вящих местом да будут знатны…Не потесняй ближнего твоегоИ не называй прозвищем товарища своего…Тесно друг к другу не сочитайтеся,Коленями и локтями не присвояйтеся…Данное тебе учителем кое место,Тут житие твое да будет вместно…

Книги, будучи собственностью школы, составляли главную ее ценность. Отношение к книге внушалось трепетное и уважительное. Требовалось, чтобы ученики, «замкнув книгу», всегда клали ее печатью кверху и не оставляли в ней «указательных древец» (указок), не слишком разгибали и не листали попусту. Категорически запрещалось класть книги на лавку, а по окончании учения книги надлежало отдать старосте, который складывал их в назначенное место.

И еще один совет — не увлекаться разглядыванием книжных украшений — «повалок», а стремиться понять написанное в них.

Книги ваши добре хранитеИ опасно на место кладите.…Книгу, замкнув, печатью к высотеполагай,Указательного же древца в нею отнюдьне влагай…Книги к старосте в соблюдение,со молитвой, приносите,Тако же заутро принимая,с поклонением, относите…Книги свои не вельми разгибайте,И листов в них тож не пригибайте…Книг на седалищном местене оставляйте,Но на уготованном столедобре поставляйте…Книг аще кто не бережет,Таковый души своей не бережет…

Почти дословное совпадение фраз прозаического и стихотворного вариантов разных «Азбуковников» позволило Мордовцеву предположить, что правила, в них отраженные, едины для всех училищ XVII века, а следовательно, можно говорить об общем их устройстве в допетровской Руси. К этому же предположению подвигает и похожесть наставлений относительно довольно странного требования, запрещающего ученикам рассказывать вне стен школы о том, что в ней происходит.

В дом отходя, школьных бытностейне кажи,Сему и всякого товарища своего накажи…Словес смехотворных и подражаниев школу не вноси,Дел же бывавших в ней отнюдь не износи.

Такое правило как бы обособляло учеников, замыкая школьный мир в отдельную, почти семейную общность. С одной стороны, оно огораживало ученика от «неполезных» влияний внешнего окружения, с другой — связывая учителя и его подопечных особенными отношениями, недоступными даже для ближайших родственников, исключало вмешательство посторонних в процесс обучения и воспитания. Поэтому услышать из уст тогдашнего учителя столь часто употребляемую ныне фразу «Без родителей в школу не приходи» было просто немыслимо.

Еще одно наставление, роднящее все «Азбуковники», говорит о тех обязанностях, которые в школе возлагались на учеников. Они должны были «пристроять школу»: мести сор, мыть полы, лавки и стол, менять воду в сосудах под «светцем» — подставкой для лучины. Освещение школы с помощью той же лучины также было обязанностью учеников, как и топка печей. На такие работы (говоря языком современным — на дежурство) староста школьной «дружины» назначал учеников посменно: «Кто школу нагревает, тот в той и все пристрояет».

Сосуды воды свежия в школу приносите,Лохань же со стоялой водой вон износите,Стол и лавки чисто велица моются,Да приходящим в школу не гнюсно видится;Сим бо познается ваша личная лепотаАще у вас будет школьная чистота.

Наставления призывают учеников не драться, не шалить, не воровать. Особенно строго запрещается шуметь в самой школе и рядом с ней. Жесткость такого правила понятна: училище находилось в доме, принадлежащем учителю, рядом с усадьбами других жителей города. Поэтому шум и разные «неустройства», способные вызвать гнев соседей, вполне могли обернуться доносом церковному начальству. Учителю пришлось бы давать неприятнейшие объяснения, а если это не первый донос, то содержатель школы мог «попасть под запрещение содержать училище». Вот почему даже попытки нарушить школьные правила пресекались сразу же и нещадно.

Вообще дисциплина в древнерусской школе была крепкая, суровая. Весь день четко расписан правилами, даже пить воду позволялось только трижды в день, а «ради нужды на двор отходити» можно было с разрешения старосты считанные разы. В этом же пункте содержатся и некие правила гигиены:

Ради нужды кому отходити,К старосте четырежды днем ходите,Немедля же паки оттуда приходите,Руки для чистоты да измываете,Егда тамо когда бываете.

Все «Азбуковники» имели обширный раздел — о наказаниях ленивых, нерадивых и строптивых учеников с описанием самых разнообразных форм и методов воздействия. Не случайно «Азбуковники» начинаются панегириком розге, писанным киноварью на первом листе:

Благослови, Боже, оные леса,Иже розги родят на долгие времена…

И не только «Азбуковник» воспевает розгу. В азбуке, напечатанной в 1679 году, есть такие слова: «Розга ум вострит, возбуждает память».

Не нужно, однако, думать, что ту власть, которой обладал учитель, он употреблял сверх всякой меры — хорошее учение искусной поркой не заменишь. Тому, кто прославился как мучитель да еще плохо учащий, никто бы не дал своих детей в учение. Врожденная жестокость (если таковая имеется) не проявляется в человеке внезапно, и патологически жестокой личности никто не позволил бы открыть училище. О том, как следует учить детей, говорилось и в Уложении Стоглавого Собора, бывшем, по сути, руководством для учителей: «не яростью, не жестокостью, не гневом, но радостным страхом и любовным обычаем, и сладким поучением, и ласковым утешением».

Вот между этими двумя полюсами где-то и пролегала стезя воспитания, и когда «сладкое поучение» не шло в прок, то в дело вступал «педагогический инструмент», по уверениям знатоков, «вострящий ум, возбуждающий память». В различных «Азбуковниках» правила на этот счет изложены доступно самому «грубоумному» ученику:

Если кто учением обленится,Таковый ран терпети не постыдится...Поркой не исчерпывался арсенал наказаний, и надо сказать, что розга была в том ряду последней. Шалуна могли отправить в карцер, роль которого с успехом исполнял школьный «нужной чулан». Есть в «Азбуковниках» упоминание и о такой мере, которая нынче называется «оставить после уроков»:Если кто урока не учит,Таковый из школы свободного отпустане получит...

Впрочем, точного указания, уходили ли ученики для обеда по домам, в «Азбуковниках» нет. Более того, в одном из мест говорится, что учитель «во время хлебоядения и полуденного от учения пристания» должен читать своим ученикам «полезные писания» о мудрости, о поощрении к учению и дисциплине, о праздниках и т. д. Остается предположить, что такого рода поучения школяры слушали за общим обедом в школе. Да и другие признаки указывают на то, что при школе имелся общий обеденный стол, содержавшийся на родительскую складчину. (Впрочем, возможно, в разных школах именно этот порядок не был одинаковым.)

Итак, большую часть дня ученики неотлучно находились в школе. Для того чтобы иметь возможность отдохнуть или отлучиться по необходимым делам, учитель избирал себе из учеников помощника, называемого старостой. Роль старосты во внутренней жизни тогдашней школы была чрезвычайно важна. После учителя староста был вторым человеком в школе, ему даже дозволялось замещать самого учителя. Поэтому выбор старосты и для ученической «дружины», и для учителя было делом важнейшим. «Азбуковник» предписывал выбирать таковых самому учителю из старших учеников, в учебе прилежных и благоприятных душевных качеств. Учителя книга наставляла: «Имей у себя в остерегании их (то есть старост. — В.Я.). Добрейших и искусных учеников, могущих и без тебе оглашати их (учеников. — В.Я.) пастушеским словом».

О количестве старост говорится по-разному. Скорее всего, их было трое: один староста и два его подручных, поскольку круг обязанностей «избранных» был необычайно широк. Они наблюдали за ходом учебы в отсутствие учителя и даже имели право наказывать виновных за нарушение порядка, установленного в школе. Выслушивали уроки младших школьников, собирали и выдавали книги, следили за их сохранностью и должным с ними обращением. Ведали «отпуском на двор» и питьем воды. Наконец, распоряжались отоплением, освещением и уборкой школы. Староста и его подручные представляли учителя в его отсутствие, а при нем — доверенных помощников.

Все управление школой старосты проводили без всякого доносительства учителю. По крайней мере, так считал Мордовцев, не найдя в «Азбуковниках» ни одной строчки, поощрявшей фискальство и наушничество. Наоборот, учеников всячески приучали к товариществу, жизни в «дружине». Если же учитель, ища провинившегося, не мог точно указать на конкретного ученика, а «дружина» его не выдавала, тогда объявлялось наказание всем ученикам, и они скандировали хором:

В некоторых из нас есть вина,Которая не перед многими дньми была,Виновни, слышав сие, лицом рдятся,Понеже они нами, смиренными, гордятся.

Часто виновник, дабы не подводить «дружину», снимал порты и сам «восходил на козла», то есть ложился на лавку, на которой и производилось «задавание лозанов по филейным частям».

Стоит ли говорить, что и учение, и воспитание отроков были тогда проникнуты глубоким почтением к православной вере. Что смолоду вложено, то и произрастет во взрослом человеке: «Се бо есть ваше детское, в школе учащихся дело, паче же совершенных в возрасте». Ученики были обязаны ходить в церковь не только в праздничные и воскресные дни, но и в будни, после окончания занятий в училище.

Вечерний благовест давал знак к окончанию учения. «Азбуковник» поучает: «Егда отпущены будите, вси купно воссташе и книги своя книгохранителю вдаваше, единым возглашением всем купно и единогласно воспевайте молитву преподобного Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко» и «Преславная Приснодево». После этого ученики должны были идти к вечерне, учитель же наставлял их, дабы в церкви вели себя благопристойно, потому что «все знают, что вы учитесь в школе».

Однако требования пристойно вести себя не ограничивались только школой или храмом. Училищные правила распространялись и на улицу: «Егда же учитель отпустит вас в подобное время, со всем смирением до дому своего идите: шуток и кощунств, пхания же друг друга, и биения, и резвого бегания, и камневержения, и всяких подобных детских глумлений, да не водворится в вас». Не поощрялось и бесцельное шатание по улицам, особенно возле всяческих «зрелищных заведений», называемых тогда «позорищами».

Конечно же приведенные правила — более благие пожелания. Нет в природе таких детей, что удержались бы от «пхания и резвого бегания», от «камневержения» и похода «на позорище» после того, как они целый день провели в школе. Понимали это в старину и учителя и потому стремились всеми мерами уменьшить время безнадзорного пребывания учеников на улице, толкающей их к соблазнам и к шалостям. Не только в будние дни, но в воскресные и в праздничные школяры обязаны были приходить в училище. Правда, в праздники уже не учились, а только отвечали выученное накануне, читали вслух Евангелие, слушали поучения и разъяснения учителя своего о сути праздника того дня. Потом все вместе шли в церковь к литургии.

Любопытно отношение к тем ученикам, у которых учение шло плохо. В этом случае «Азбуковник» отнюдь не советует их усиленно пороть или наказывать как-то иначе, а, наоборот, наставляет: «кто «борзоучащийся», да не возносится над товарищем «грубоучащимся». Последним настоятельно советовалось молиться, призывая на помощь Бога. А учитель с такими учениками занимался отдельно, говоря им постоянно о пользе молитвы и приводя примеры «от писания», рассказывая о таких подвижниках благочестия, как Сергий Радонежский и Александр Свирский, которым учение поначалу совсем не давалось.

Из «Азбуковника» видны подробности учительской жизни, тонкости взаимоотношени й с родителями учеников, вносившими учителю по договоренности и по возможности каждого плату за обучение своих деток — частью натурой, частью деньгами.

Помимо школьных правил и порядков «Азбуковник» рассказывает о том, как после прохождения первоначального образования ученики приступают к изучению «семи свободных художеств». Под коими подразумевались: грамматика, диалектика, риторика, музыка (имелось в виду церковное пение), арифметика и геометрия («геометрией» тогда называлось «всякое землемерие», включавшее в себя и географию и космогонию), наконец, «последней по счету, но первой действом» в перечне наук, изучавшихся тогда, называлась астрономия (или по-славянски «звездознание»).

А еще в училищах занимались изучением стихотворного искусства, силлогизмов, изучали целебры, знание которых считалось необходимым для «виршеслогательства», знакомились с «рифмом» из сочинений Симеона Полоцкого, узнавали стихотворные меры — «един и десять родов стиха». Учились сочинять двустишия и сентенции, писать приветствия в стихах и в прозе.

К сожалению, труд Даниила Лукича Мордовцева остался неоконченным, его монография была завершена фразой: «На днях перевели Преосвященного Афанасия в Астраханскую Епархию, лишив меня возможности окончательно разобрать интересную рукопись, и потому, не имея под рукой «Азбуковников», и принужден я окончить свою статью тем, на чем остановился. Саратов 1856 год».

И тем не менее уже через год после того, как работа Мордовцева была напечатана в журнале, его монографию с тем же названием издал Московский университет. Талант Даниила Лукича Мордовцева и множественность тем, затронутых в источниках, послуживших для написания монографии, сегодня позволяют нам, минимально «домысливая ту жизнь», совершить увлекательное и не без пользы путешествие «против потока времени» в семнадцатый век.

Добавить комментарий

slawa.su

Как учили и учились в Древней Руси

Соблазн "заглянуть" в прошлое и собственными глазами "увидеть" ушедшую жизнь обуревает любого историка-исследователя. К тому же для подобного путешествия во времени не требуется фантастических приспособлений. Древний документ - самый надежный носитель информации, который, подобно волшебному ключу, отмыкает заветную дверь в прошлое. Такую благословенную для историка возможность получил Даниил Лукич Мордовцев* - известный в XIX веке журналист и писатель. Его историческая монография "Русские школьные книги" опубликована в 1861 году в четвертой книжке "Чтений в обществе истории и древностей Российских при Московском Университете". Работа посвящена древней русской школе, о которой в то время (а впрочем, и сейчас) еще так мало было известно.

фото: nkj.ru / Даниил Лукич Мордовцев (1830-1905)

... А прежде сего училища бывали в Российском царствии, на Москве, в Великом Новограде и по иным градам... Грамоте, писати и пети, и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и чтецы славны были во всей земле. Из книги "Стоглав"

Многие и по сию пору уверены, что в допетровскую эпоху на Руси вообще ничему не учили. Более того, само образование тогда якобы преследовала церковь, требовавшая только, чтобы ученики кое-как твердили наизусть молитвы и понемногу разбирали печатные богослужебные книги. Да и учили, мол, лишь детей поповских, готовя их к принятию сана. Те же из знати, кто верил в истину "учение - свет...", поручали образование своих отпрысков выписанным из-за границы иностранцам. Остальные же обретались "во тьме незнания".

 

Все это опровергает Мордовцев. В своих исследованиях он опирался на любопытный исторический источник, попавший к нему в руки, - "Азбуковник". В предисловии к монографии, посвященной этой рукописи, автор написал следующее: "В настоящее время я имею возможность пользоваться драгоценнейшими памятниками 17-го века, которые еще нигде не были напечатаны, не упомянуты и которые могут послужить к объяснению интересных сторон древней русской педагогики. Материалы эти заключаются в пространной рукописи, носящей название "Азбуковника" и вмещающей в себя несколько разных учебников того времени, сочиненных каким-то "первопроходцем", отчасти списанных с других, таких же, изданий, которые озаглавлены были тем же именем, хотя и различались содержанием и имели различный счет листов".

Исследовав рукопись, Мордовцев делает первый и важнейший вывод: в Древней Руси училища как таковые существовали. Впрочем, подтверждает это и более древний документ - книга "Стоглав" (собрание постановлений Стоглавого Собора, проходившего с участием Ивана IV и представителей Боярской думы в 1550-1551 годах). В ней содержатся разделы, говорящие об образовании. В них, в частности, определено, что училища разрешено содержать лицам духовного звания, если соискатель получит на то разрешение у церковного начальства. Перед тем, как выдать ему таковое, надлежало провести испытания основательности собственных познаний претендента, а от надежных поручителей собрать возможные сведения о его поведении.

Но как были устроены училища, как управлялись, кто в них обучался? На эти вопросы "Стоглав" ответов не давал. И вот в руки историка попадает несколько рукописных "Азбуковников" - книг весьма любопытных. Несмотря на свое название, это, по сути, не учебники (в них нет ни азбуки, ни прописей, ни обучения счету), а скорее руководство для учителя и подробнейшие наставления ученикам. В нем прописан полный распорядок дня школяра, кстати, касающийся не только школы, но и поведения детей за ее пределами.

*

Вслед за автором заглянем в русскую школу XVII века и мы, благо "Азбуковник" дает тому полную возможность. Начинается все с прихода детей утром в специальный дом - училище. В разных "Азбуковниках" наставления по этому поводу написаны в стихах либо в прозе, они же, видимо, служили и для закрепления навыков чтения, а потому ученики упорно твердили:

В доме своем, от сна восстав, умыйся, Прилучившимся плата краем добре утрися, В поклонении святым образам продолжися, Отцу и матери низко поклонися. В школу тщательно иди И товарища своего веди, В школу с молитвой входи, Тако же вон исходи.

 

О том же наставляет и прозаический вариант.

Из "Азбуковника" мы узнаем очень важный факт: образование в описываемые времена не было на Руси сословной привилегией. В рукописи, от лица "Мудрости", содержится призыв к родителям разных сословий отдавать отроков для обучения "прехитрой словесности": "Сего ради присно глаголю и глаголя не престану людям благочестивым во слышание, всякого чина же и сана, славным и худородным, богатым и убогим, даже и до последних земледельцев". Ограничением к обучению служили лишь нежелание родителей либо уж совершеннейшая их бедность, не позволявшая хоть чем-нибудь оплатить учителю за обучение чада.

Но последуем за учеником, вошедшим в училище и уже положившим свою шапку на "общую грядку", то есть на полку, поклонившимся и образам, и учителю, и всей ученической "дружине". Школяру, пришедшему в школу ранним утром, предстояло провести в ней целый день, до звона к вечерней службе, который был сигналом и к окончанию занятий.

 

Учение начиналось с ответа урока, изучавшегося накануне. Когда же урок был всеми рассказан, вся "дружина" совершала перед дальнейшими занятиями общую молитву: "Господи Иисусе Христе Боже наш, содетелю всякой твари, вразуми мя и научи книжного писания и сим увем хотения Твоя, яко да славлю Тя во веки веков, аминь!"

Затем ученики подходили к старосте, выдававшему им книги, по которым предстояло учиться, и рассаживались за общим длинным ученическим столом. Каждый занимал место, указанное ему учителем, соблюдая при этом следующие наставления:

Малии в вас и велицыи все равны, Учений же ради вящих местом да будут знатны... Не потесняй ближнего твоего И не называй прозвищем товарища своего... Тесно друг к другу не сочитайтеся, Коленями и локтями не присвояйтеся... Данное тебе учителем кое место, Тут житие твое да будет вместно...

*

Книги, будучи собственностью школы, составляли главную ее ценность. Отношение к книге внушалось трепетное и уважительное. Требовалось, чтобы ученики, "замкнув книгу", всегда клали ее печатью кверху и не оставляли в ней "указательных древец" (указок), не слишком разгибали и не листали попусту. Категорически запрещалось класть книги на лавку, а по окончании учения книги надлежало отдать старосте, который складывал их в назначенное место. И еще один совет - не увлекаться разглядыванием книжных украшений - "повалок", а стремиться понять написанное в них.

Книги ваши добре храните И опасно на место кладите. ...Книгу, замкнув, печатью к высоте полагай, Указательного же древца в нею отнюдь не влагай... Книги к старосте в соблюдение, со молитвой, приносите, Тако же заутро принимая, с поклонением, относите... Книги свои не вельми разгибайте, И листов в них тож не пригибайте... Книг на седалищном месте не оставляйте, Но на уготованном столе добре поставляйте... Книг аще кто не бережет, Таковый души своей не бережет...

 

Почти дословное совпадение фраз прозаического и стихотворного вариантов разных "Азбуковников" позволило Мордовцеву предположить, что правила, в них отраженные, едины для всех училищ XVII века, а следовательно, можно говорить об общем их устройстве в допетровской Руси. К этому же предположению подвигает и похожесть наставлений относительно довольно странного требования, запрещающего ученикам рассказывать вне стен школы о том, что в ней происходит.

В дом отходя, школьных бытностей не кажи, Сему и всякого товарища своего накажи... Словес смехотворных и подражание в школу не вноси, Дел же бывавших в ней отнюдь не износи.

 

Такое правило как бы обособляло учеников, замыкая школьный мир в отдельную, почти семейную общность. С одной стороны, оно огораживало ученика от "неполезных" влияний внешнего окружения, с другой - связывая учителя и его подопечных особенными отношениями, недоступными даже для ближайших родственников, исключало вмешательство посторонних в процесс обучения и воспитания. Поэтому услышать из уст тогдашнего учителя столь часто употребляемую ныне фразу "Без родителей в школу не приходи" было просто немыслимо.

*

Еще одно наставление, роднящее все "Азбуковники", говорит о тех обязанностях, которые в школе возлагались на учеников. Они должны были "пристроять школу": мести сор, мыть полы, лавки и стол, менять воду в сосудах под "светцем" - подставкой для лучины. Освещение школы с помощью той же лучины также было обязанностью учеников, как и топка печей. На такие работы (говоря языком современным - на дежурство) староста школьной "дружины" назначал учеников посменно: "Кто школу нагревает, тот в той и все пристрояет".

Сосуды воды свежия в школу приносите,Лохань же со стоялой водой вон износите, Стол и лавки чисто велица моются, Да приходящим в школу не гнюсно видится; Сим бо познается ваша личная лепота Аще у вас будет школьная чистота.

 

Наставления призывают учеников не драться, не шалить, не воровать. Особенно строго запрещается шуметь в самой школе и рядом с ней. Жесткость такого правила понятна: училище находилось в доме, принадлежащем учителю, рядом с усадьбами других жителей города. Поэтому шум и разные "неустройства", способные вызвать гнев соседей, вполне могли обернуться доносом церковному начальству. Учителю пришлось бы давать неприятнейшие объяснения, а если это не первый донос, то содержатель школы мог "попасть под запрещение содержать училище". Вот почему даже попытки нарушить школьные правила пресекались сразу же и нещадно.

Вообще дисциплина в древнерусской школе была крепкая, суровая. Весь день четко расписан правилами, даже пить воду позволялось только трижды в день, а "ради нужды на двор отходити" можно было с разрешения старосты считанные разы. В этом же пункте содержатся и некие правила гигиены:

Ради нужды кому отходити, К старосте четырежды днем ходите, Немедля же паки оттуда приходите, Руки для чистоты да измываете, Егда тамо когда бываете.

*

Все "Азбуковники" имели обширный раздел - о наказаниях ленивых, нерадивых и строптивых учеников с описанием самых разнообразных форм и методов воздействия. Не случайно "Азбуковники" начинаются панегириком розге, писанным киноварью на первом листе:

Благослови, Боже, оные леса, Иже розги родят на долгие времена...

И не только "Азбуковник" воспевает розгу. В азбуке, напечатанной в 1679 году, есть такие слова: "Розга ум вострит, возбуждает память".

Не нужно, однако, думать, что ту власть, которой обладал учитель, он употреблял сверх всякой меры - хорошее учение искусной поркой не заменишь. Тому, кто прославился как мучитель да еще плохо учащий, никто бы не дал своих детей в учение. Врожденная жестокость (если таковая имеется) не проявляется в человеке внезапно, и патологически жестокой личности никто не позволил бы открыть училище. О том, как следует учить детей, говорилось и в Уложении Стоглавого Собора, бывшем, по сути, руководством для учителей: "не яростью, не жестокостью, не гневом, но радостным страхом и любовным обычаем, и сладким поучением, и ласковым утешением".

Вот между этими двумя полюсами где-то и пролегала стезя воспитания, и когда "сладкое поучение" не шло в прок, то в дело вступал "педагогический инструмент", по уверениям знатоков, "вострящий ум, возбуждающий память". В различных "Азбуковниках" правила на этот счет изложены доступно самому "грубоумному" ученику:

Если кто учением обленится, Таковый ран терпети не постыдится...

Поркой не исчерпывался арсенал наказаний, и надо сказать, что розга была в том ряду последней. Шалуна могли отправить в карцер, роль которого с успехом исполнял школьный "нужной чулан". Есть в "Азбуковниках" упоминание и о такой мере, которая нынче называется "оставить после уроков":

Если кто урока не учит, Таковый из школы свободного отпуста не получит...

Впрочем, точного указания, уходили ли ученики для обеда по домам, в "Азбуковниках" нет. Более того, в одном из мест говорится, что учитель "во время хлебоядения и полуденного от учения пристания" должен читать своим ученикам "полезные писания" о мудрости, о поощрении к учению и дисциплине, о праздниках и т. д. Остается предположить, что такого рода поучения школяры слушали за общим обедом в школе. Да и другие признаки указывают на то, что при школе имелся общий обеденный стол, содержавшийся на родительскую складчину. (Впрочем, возможно, в разных школах именно этот порядок не был одинаковым.)

*

Итак, большую часть дня ученики неотлучно находились в школе. Для того чтобы иметь возможность отдохнуть или отлучиться по необходимым делам, учитель избирал себе из учеников помощника, называемого старостой. Роль старосты во внутренней жизни тогдашней школы была чрезвычайно важна. После учителя староста был вторым человеком в школе, ему даже дозволялось замещать самого учителя. Поэтому выбор старосты и для ученической "дружины", и для учителя было делом важнейшим. "Азбуковник" предписывал выбирать таковых самому учителю из старших учеников, в учебе прилежных и благоприятных душевных качеств. Учителя книга наставляла: "Имей у себя в остерегании их (то есть старост. - В.Я.). Добрейших и искусных учеников, могущих и без тебе оглашати их (учеников. - В.Я.) пастушеским словом".

О количестве старост говорится по-разному. Скорее всего, их было трое: один староста и два его подручных, поскольку круг обязанностей "избранных" был необычайно широк. Они наблюдали за ходом учебы в отсутствие учителя и даже имели право наказывать виновных за нарушение порядка, установленного в школе. Выслушивали уроки младших школьников, собирали и выдавали книги, следили за их сохранностью и должным с ними обращением. Ведали "отпуском на двор" и питьем воды. Наконец, распоряжались отоплением, освещением и уборкой школы. Староста и его подручные представляли учителя в его отсутствие, а при нем - доверенных помощников.

Все управление школой старосты проводили без всякого доносительства учителю. По крайней мере, так считал Мордовцев, не найдя в "Азбуковниках" ни одной строчки, поощрявшей фискальство и наушничество. Наоборот, учеников всячески приучали к товариществу, жизни в "дружине". Если же учитель, ища провинившегося, не мог точно указать на конкретного ученика, а "дружина" его не выдавала, тогда объявлялось наказание всем ученикам, и они скандировали хором:

В некоторых из нас есть вина, Которая не перед многими дньми была, Виновни, слышав сие, лицом рдятся, Понеже они нами, смиренными, гордятся.

 

Часто виновник, дабы не подводить "дружину", снимал порты и сам "восходил на козла", то есть ложился на лавку, на которой и производилось "задавание лозанов по филейным частям".

*

Стоит ли говорить, что и учение, и воспитание отроков были тогда проникнуты глубоким почтением к православной вере. Что смолоду вложено, то и произрастет во взрослом человеке: "Се бо есть ваше детское, в школе учащихся дело, паче же совершенных в возрасте". Ученики были обязаны ходить в церковь не только в праздничные и воскресные дни, но и в будни, после окончания занятий в училище.

Вечерний благовест давал знак к окончанию учения. "Азбуковник" поучает: "Егда отпущены будите, вси купно воссташе и книги своя книгохранителю вдаваше, единым возглашением всем купно и единогласно воспевайте молитву преподобного Симеона Богоприимца: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко" и "Преславная Приснодево". После этого ученики должны были идти к вечерне, учитель же наставлял их, дабы в церкви вели себя благопристойно, потому что "все знают, что вы учитесь в школе".

Однако требования пристойно вести себя не ограничивались только школой или храмом. Училищные правила распространялись и на улицу: "Егда же учитель отпустит вас в подобное время, со всем смирением до дому своего идите: шуток и кощунств, пхания же друг друга, и биения, и резвого бегания, и камневержения, и всяких подобных детских глумлений, да не водворится в вас". Не поощрялось и бесцельное шатание по улицам, особенно возле всяческих "зрелищных заведений", называемых тогда "позорищами".

Конечно же приведенные правила - более благие пожелания. Нет в природе таких детей, что удержались бы от "пхания и резвого бегания", от "камневержения" и похода "на позорище" после того, как они целый день провели в школе. Понимали это в старину и учителя и потому стремились всеми мерами уменьшить время безнадзорного пребывания учеников на улице, толкающей их к соблазнам и к шалостям. Не только в будние дни, но в воскресные и в праздничные школяры обязаны были приходить в училище. Правда, в праздники уже не учились, а только отвечали выученное накануне, читали вслух Евангелие, слушали поучения и разъяснения учителя своего о сути праздника того дня. Потом все вместе шли в церковь к литургии.

Любопытно отношение к тем ученикам, у которых учение шло плохо. В этом случае "Азбуковник" отнюдь не советует их усиленно пороть или наказывать как-то иначе, а, наоборот, наставляет: "кто "борзоучащийся", да не возносится над товарищем "грубоучащимся". Последним настоятельно советовалось молиться, призывая на помощь Бога. А учитель с такими учениками занимался отдельно, говоря им постоянно о пользе молитвы и приводя примеры "от писания", рассказывая о таких подвижниках благочестия, как Сергий Радонежский и Александр Свирский, которым учение поначалу совсем не давалось.

Из "Азбуковника" видны подробности учительской жизни, тонкости взаимоотношени й с родителями учеников, вносившими учителю по договоренности и по возможности каждого плату за обучение своих деток - частью натурой, частью деньгами.

Помимо школьных правил и порядков "Азбуковник" рассказывает о том, как после прохождения первоначального образования ученики приступают к изучению "семи свободных художеств". Под коими подразумевались: грамматика, диалектика, риторика, музыка (имелось в виду церковное пение), арифметика и геометрия ("геометрией" тогда называлось "всякое землемерие", включавшее в себя и географию и космогонию), наконец, "последней по счету, но первой действом" в перечне наук, изучавшихся тогда, называлась астрономия (или по-славянски "звездознание").

А еще в училищах занимались изучением стихотворного искусства, силлогизмов, изучали целебры, знание которых считалось необходимым для "виршеслогательства", знакомились с "рифмом" из сочинений Симеона Полоцкого, узнавали стихотворные меры - "един и десять родов стиха". Учились сочинять двустишия и сентенции, писать приветствия в стихах и в прозе.

*

К сожалению, труд Даниила Лукича Мордовцева остался неоконченным, его монография была завершена фразой: "На днях перевели Преосвященного Афанасия в Астраханскую Епархию, лишив меня возможности окончательно разобрать интересную рукопись, и потому, не имея под рукой "Азбуковников", и принужден я окончить свою статью тем, на чем остановился. Саратов 1856 год".

И тем не менее уже через год после того, как работа Мордовцева была напечатана в журнале, его монографию с тем же названием издал Московский университет. Талант Даниила Лукича Мордовцева и множественность тем, затронутых в источниках, послуживших для написания монографии, сегодня позволяют нам, минимально "домысливая ту жизнь", совершить увлекательное и не без пользы путешествие "против потока времени" в семнадцатый век.

В. ЯРХО, историк.

* Даниил Лукич Мордовцев (1830-1905), окончив гимназию в Саратове, учился сначала в Казанском, затем в С.-Петербургском университете, который окончил в 1854 году по историко-филологическому факультету. В Саратове же он начал литературную деятельность. Выпустил несколько исторических монографий, опубликованных в "Русском слове", "Русском вестнике", "Вестнике Европы". Монографии обратили на себя внимание, и Мордовцеву предлагают даже занять кафедру истории в С.-Петербургском университете. Не менее был известен Даниил Лукич и как писатель на исторические темы.

От епископа Саратовского Афанасия Дроздова он получает рукописные тетради XVII века, рассказывающие о том, как были организованы училища на Руси.

 

*

Вот как описывает Мордовцев попавшую к нему рукопись: "Сборник состоял из нескольких отделов. В первом помещается несколько "Азбуковников", с особенным счетом тетрадок; вторая половина состоит из двух отделов: в первом - 26 тетрадок, или 208 листов; во втором 171 лист. Вторая половина рукописи, оба ее отдела, писаны одною и той же рукой... Тою же рукой выписан и весь отдел, состоящий из "Азбуковников", "Письмовников", "Школьных благочиний" и прочего - до 208 листа. Далее тем же почерком, но иными чернилами написано до 171-го листа и на том листе, "четвероконечной " хитрой тайнописью написано "Начато в Соловецкой пустыни, тож де на Костроме, под Москвою во Ипатской честной обители, тем же первостранником в лето миробытиа 7191 (1683 г.)".

 

naspravdi.info

Как учили и учились в Древней Руси

Соблазн «заглянуть» в прошлое и собственными глазами «увидеть» ушедшую жизнь обуревает любого историка-исследователя. К тому же для подобного путешествия во времени не требуется фантастических приспособлений. Древний документ — самый надежный носитель информации, который, подобно волшебному ключу, отмыкает заветную дверь в прошлое. Такую благословенную для историка возможность получил Даниил Лукич Мордовцев* — известный в XIX веке журналист и писатель. Его историческая монография «Русские школьные книги» опубликована в 1861 году в четвертой книжке «Чтений в обществе истории и древностей Российских при Московском Университете». Работа посвящена древней русской школе, о которой в то время (а впрочем, и сейчас) еще так мало было известно.

фото: nkj.ru / Даниил Лукич Мордовцев (1830-1905)

… А прежде сего училища бывали в Российском царствии, на Москве, в Великом Новограде и по иным градам… Грамоте, писати и пети, и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и чтецы славны были во всей земле.Из книги «Стоглав»

Многие и по сию пору уверены, что в допетровскую эпоху на Руси вообще ничему не учили. Более того, само образование тогда якобы преследовала церковь, требовавшая только, чтобы ученики кое-как твердили наизусть молитвы и понемногу разбирали печатные богослужебные книги. Да и учили, мол, лишь детей поповских, готовя их к принятию сана. Те же из знати, кто верил в истину «учение — свет…», поручали образование своих отпрысков выписанным из-за границы иностранцам. Остальные же обретались «во тьме незнания».

Все это опровергает Мордовцев. В своих исследованиях он опирался на любопытный исторический источник, попавший к нему в руки, — «Азбуковник». В предисловии к монографии, посвященной этой рукописи, автор написал следующее: «В настоящее время я имею возможность пользоваться драгоценнейшими памятниками 17-го века, которые еще нигде не были напечатаны, не упомянуты и которые могут послужить к объяснению интересных сторон древней русской педагогики. Материалы эти заключаются в пространной рукописи, носящей название «Азбуковника» и вмещающей в себя несколько разных учебников того времени, сочиненных каким-то «первопроходцем», отчасти списанных с других, таких же, изданий, которые озаглавлены были тем же именем, хотя и различались содержанием и имели различный счет листов».

Исследовав рукопись, Мордовцев делает первый и важнейший вывод: в Древней Руси училища как таковые существовали. Впрочем, подтверждает это и более древний документ — книга «Стоглав» (собрание постановлений Стоглавого Собора, проходившего с участием Ивана IV и представителей Боярской думы в 1550-1551 годах). В ней содержатся разделы, говорящие об образовании. В них, в частности, определено, что училища разрешено содержать лицам духовного звания, если соискатель получит на то разрешение у церковного начальства. Перед тем, как выдать ему таковое, надлежало провести испытания основательности собственных познаний претендента, а от надежных поручителей собрать возможные сведения о его поведении.

Но как были устроены училища, как управлялись, кто в них обучался? На эти вопросы «Стоглав» ответов не давал. И вот в руки историка попадает несколько рукописных «Азбуковников» — книг весьма любопытных. Несмотря на свое название, это, по сути, не учебники (в них нет ни азбуки, ни прописей, ни обучения счету), а скорее руководство для учителя и подробнейшие наставления ученикам. В нем прописан полный распорядок дня школяра, кстати, касающийся не только школы, но и поведения детей за ее пределами.

*

Вслед за автором заглянем в русскую школу XVII века и мы, благо «Азбуковник» дает тому полную возможность. Начинается все с прихода детей утром в специальный дом — училище. В разных «Азбуковниках» наставления по этому поводу написаны в стихах либо в прозе, они же, видимо, служили и для закрепления навыков чтения, а потому ученики упорно твердили:

В доме своем, от сна восстав, умыйся,Прилучившимся плата краем добре утрися,В поклонении святым образам продолжися,Отцу и матери низко поклонися.В школу тщательно идиИ товарища своего веди,В школу с молитвой входи,Тако же вон исходи.

 

О том же наставляет и прозаический вариант.

Из «Азбуковника» мы узнаем очень важный факт: образование в описываемые времена не было на Руси сословной привилегией. В рукописи, от лица «Мудрости», содержится призыв к родителям разных сословий отдавать отроков для обучения «прехитрой словесности»: «Сего ради присно глаголю и глаголя не престану людям благочестивым во слышание, всякого чина же и сана, славным и худородным, богатым и убогим, даже и до последних земледельцев». Ограничением к обучению служили лишь нежелание родителей либо уж совершеннейшая их бедность, не позволявшая хоть чем-нибудь оплатить учителю за обучение чада.

Но последуем за учеником, вошедшим в училище и уже положившим свою шапку на «общую грядку», то есть на полку, поклонившимся и образам, и учителю, и всей ученической «дружине». Школяру, пришедшему в школу ранним утром, предстояло провести в ней целый день, до звона к вечерней службе, который был сигналом и к окончанию занятий.

 

Учение начиналось с ответа урока, изучавшегося накануне. Когда же урок был всеми рассказан, вся «дружина» совершала перед дальнейшими занятиями общую молитву: «Господи Иисусе Христе Боже наш, содетелю всякой твари, вразуми мя и научи книжного писания и сим увем хотения Твоя, яко да славлю Тя во веки веков, аминь!»

Затем ученики подходили к старосте, выдававшему им книги, по которым предстояло учиться, и рассаживались за общим длинным ученическим столом. Каждый занимал место, указанное ему учителем, соблюдая при этом следующие наставления:

Малии в вас и велицыи все равны,Учений же ради вящих местом да будут знатны…Не потесняй ближнего твоегоИ не называй прозвищем товарища своего…Тесно друг к другу не сочитайтеся,Коленями и локтями не присвояйтеся…Данное тебе учителем кое место,Тут житие твое да будет вместно…

*

Книги, будучи собственностью школы, составляли главную ее ценность. Отношение к книге внушалось трепетное и уважительное. Требовалось, чтобы ученики, «замкнув книгу», всегда клали ее печатью кверху и не оставляли в ней «указательных древец» (указок), не слишком разгибали и не листали попусту. Категорически запрещалось класть книги на лавку, а по окончании учения книги надлежало отдать старосте, который складывал их в назначенное место. И еще один совет — не увлекаться разглядыванием книжных украшений — «повалок», а стремиться понять написанное в них.

Книги ваши добре хранитеИ опасно на место кладите.…Книгу, замкнув, печатью к высотеполагай,Указательного же древца в нею отнюдьне влагай…Книги к старосте в соблюдение,со молитвой, приносите,Тако же заутро принимая,с поклонением, относите…Книги свои не вельми разгибайте,И листов в них тож не пригибайте…Книг на седалищном местене оставляйте,Но на уготованном столедобре поставляйте…Книг аще кто не бережет,Таковый души своей не бережет…

 

Почти дословное совпадение фраз прозаического и стихотворного вариантов разных «Азбуковников» позволило Мордовцеву предположить, что правила, в них отраженные, едины для всех училищ XVII века, а следовательно, можно говорить об общем их устройстве в допетровской Руси. К этому же предположению подвигает и похожесть наставлений относительно довольно странного требования, запрещающего ученикам рассказывать вне стен школы о том, что в ней происходит.

В дом отходя, школьных бытностейне кажи,Сему и всякого товарища своего накажи…Словес смехотворных и подражаниев школу не вноси,Дел же бывавших в ней отнюдь не износи.

 

Такое правило как бы обособляло учеников, замыкая школьный мир в отдельную, почти семейную общность. С одной стороны, оно огораживало ученика от «неполезных» влияний внешнего окружения, с другой — связывая учителя и его подопечных особенными отношениями, недоступными даже для ближайших родственников, исключало вмешательство посторонних в процесс обучения и воспитания. Поэтому услышать из уст тогдашнего учителя столь часто употребляемую ныне фразу «Без родителей в школу не приходи» было просто немыслимо.

*

Еще одно наставление, роднящее все «Азбуковники», говорит о тех обязанностях, которые в школе возлагались на учеников. Они должны были «пристроять школу»: мести сор, мыть полы, лавки и стол, менять воду в сосудах под «светцем» — подставкой для лучины. Освещение школы с помощью той же лучины также было обязанностью учеников, как и топка печей. На такие работы (говоря языком современным — на дежурство) староста школьной «дружины» назначал учеников посменно: «Кто школу нагревает, тот в той и все пристрояет».

Сосуды воды свежия в школу приносите,Лохань же со стоялой водой вон износите,Стол и лавки чисто велица моются,Да приходящим в школу не гнюсно видится;Сим бо познается ваша личная лепотаАще у вас будет школьная чистота.

 

Наставления призывают учеников не драться, не шалить, не воровать. Особенно строго запрещается шуметь в самой школе и рядом с ней. Жесткость такого правила понятна: училище находилось в доме, принадлежащем учителю, рядом с усадьбами других жителей города. Поэтому шум и разные «неустройства», способные вызвать гнев соседей, вполне могли обернуться доносом церковному начальству. Учителю пришлось бы давать неприятнейшие объяснения, а если это не первый донос, то содержатель школы мог «попасть под запрещение содержать училище». Вот почему даже попытки нарушить школьные правила пресекались сразу же и нещадно.

Вообще дисциплина в древнерусской школе была крепкая, суровая. Весь день четко расписан правилами, даже пить воду позволялось только трижды в день, а «ради нужды на двор отходити» можно было с разрешения старосты считанные разы. В этом же пункте содержатся и некие правила гигиены:

Ради нужды кому отходити,К старосте четырежды днем ходите,Немедля же паки оттуда приходите,Руки для чистоты да измываете,Егда тамо когда бываете.

*

Все «Азбуковники» имели обширный раздел — о наказаниях ленивых, нерадивых и строптивых учеников с описанием самых разнообразных форм и методов воздействия. Не случайно «Азбуковники» начинаются панегириком розге, писанным киноварью на первом листе:

Благослови, Боже, оные леса,Иже розги родят на долгие времена…

И не только «Азбуковник» воспевает розгу. В азбуке, напечатанной в 1679 году, есть такие слова: «Розга ум вострит, возбуждает память».

Не нужно, однако, думать, что ту власть, которой обладал учитель, он употреблял сверх всякой меры — хорошее учение искусной поркой не заменишь. Тому, кто прославился как мучитель да еще плохо учащий, никто бы не дал своих детей в учение. Врожденная жестокость (если таковая имеется) не проявляется в человеке внезапно, и патологически жестокой личности никто не позволил бы открыть училище. О том, как следует учить детей, говорилось и в Уложении Стоглавого Собора, бывшем, по сути, руководством для учителей: «не яростью, не жестокостью, не гневом, но радостным страхом и любовным обычаем, и сладким поучением, и ласковым утешением».

Вот между этими двумя полюсами где-то и пролегала стезя воспитания, и когда «сладкое поучение» не шло в прок, то в дело вступал «педагогический инструмент», по уверениям знатоков, «вострящий ум, возбуждающий память». В различных «Азбуковниках» правила на этот счет изложены доступно самому «грубоумному» ученику:

Если кто учением обленится,Таковый ран терпети не постыдится…

Поркой не исчерпывался арсенал наказаний, и надо сказать, что розга была в том ряду последней. Шалуна могли отправить в карцер, роль которого с успехом исполнял школьный «нужной чулан». Есть в «Азбуковниках» упоминание и о такой мере, которая нынче называется «оставить после уроков»:

Если кто урока не учит,Таковый из школы свободного отпустане получит…

Впрочем, точного указания, уходили ли ученики для обеда по домам, в «Азбуковниках» нет. Более того, в одном из мест говорится, что учитель «во время хлебоядения и полуденного от учения пристания» должен читать своим ученикам «полезные писания» о мудрости, о поощрении к учению и дисциплине, о праздниках и т. д. Остается предположить, что такого рода поучения школяры слушали за общим обедом в школе. Да и другие признаки указывают на то, что при школе имелся общий обеденный стол, содержавшийся на родительскую складчину. (Впрочем, возможно, в разных школах именно этот порядок не был одинаковым.)

*

Итак, большую часть дня ученики неотлучно находились в школе. Для того чтобы иметь возможность отдохнуть или отлучиться по необходимым делам, учитель избирал себе из учеников помощника, называемого старостой. Роль старосты во внутренней жизни тогдашней школы была чрезвычайно важна. После учителя староста был вторым человеком в школе, ему даже дозволялось замещать самого учителя. Поэтому выбор старосты и для ученической «дружины», и для учителя было делом важнейшим. «Азбуковник» предписывал выбирать таковых самому учителю из старших учеников, в учебе прилежных и благоприятных душевных качеств. Учителя книга наставляла: «Имей у себя в остерегании их (то есть старост. — В.Я.). Добрейших и искусных учеников, могущих и без тебе оглашати их (учеников. — В.Я.) пастушеским словом».

О количестве старост говорится по-разному. Скорее всего, их было трое: один староста и два его подручных, поскольку круг обязанностей «избранных» был необычайно широк. Они наблюдали за ходом учебы в отсутствие учителя и даже имели право наказывать виновных за нарушение порядка, установленного в школе. Выслушивали уроки младших школьников, собирали и выдавали книги, следили за их сохранностью и должным с ними обращением. Ведали «отпуском на двор» и питьем воды. Наконец, распоряжались отоплением, освещением и уборкой школы. Староста и его подручные представляли учителя в его отсутствие, а при нем — доверенных помощников.

Все управление школой старосты проводили без всякого доносительства учителю. По крайней мере, так считал Мордовцев, не найдя в «Азбуковниках» ни одной строчки, поощрявшей фискальство и наушничество. Наоборот, учеников всячески приучали к товариществу, жизни в «дружине». Если же учитель, ища провинившегося, не мог точно указать на конкретного ученика, а «дружина» его не выдавала, тогда объявлялось наказание всем ученикам, и они скандировали хором:

В некоторых из нас есть вина,Которая не перед многими дньми была,Виновни, слышав сие, лицом рдятся,Понеже они нами, смиренными, гордятся.

 

Часто виновник, дабы не подводить «дружину», снимал порты и сам «восходил на козла», то есть ложился на лавку, на которой и производилось «задавание лозанов по филейным частям».

*

Стоит ли говорить, что и учение, и воспитание отроков были тогда проникнуты глубоким почтением к православной вере. Что смолоду вложено, то и произрастет во взрослом человеке: «Се бо есть ваше детское, в школе учащихся дело, паче же совершенных в возрасте». Ученики были обязаны ходить в церковь не только в праздничные и воскресные дни, но и в будни, после окончания занятий в училище.

Вечерний благовест давал знак к окончанию учения. «Азбуковник» поучает: «Егда отпущены будите, вси купно воссташе и книги своя книгохранителю вдаваше, единым возглашением всем купно и единогласно воспевайте молитву преподобного Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко» и «Преславная Приснодево». После этого ученики должны были идти к вечерне, учитель же наставлял их, дабы в церкви вели себя благопристойно, потому что «все знают, что вы учитесь в школе».

Однако требования пристойно вести себя не ограничивались только школой или храмом. Училищные правила распространялись и на улицу: «Егда же учитель отпустит вас в подобное время, со всем смирением до дому своего идите: шуток и кощунств, пхания же друг друга, и биения, и резвого бегания, и камневержения, и всяких подобных детских глумлений, да не водворится в вас». Не поощрялось и бесцельное шатание по улицам, особенно возле всяческих «зрелищных заведений», называемых тогда «позорищами».

Конечно же приведенные правила — более благие пожелания. Нет в природе таких детей, что удержались бы от «пхания и резвого бегания», от «камневержения» и похода «на позорище» после того, как они целый день провели в школе. Понимали это в старину и учителя и потому стремились всеми мерами уменьшить время безнадзорного пребывания учеников на улице, толкающей их к соблазнам и к шалостям. Не только в будние дни, но в воскресные и в праздничные школяры обязаны были приходить в училище. Правда, в праздники уже не учились, а только отвечали выученное накануне, читали вслух Евангелие, слушали поучения и разъяснения учителя своего о сути праздника того дня. Потом все вместе шли в церковь к литургии.

Любопытно отношение к тем ученикам, у которых учение шло плохо. В этом случае «Азбуковник» отнюдь не советует их усиленно пороть или наказывать как-то иначе, а, наоборот, наставляет: «кто «борзоучащийся», да не возносится над товарищем «грубоучащимся». Последним настоятельно советовалось молиться, призывая на помощь Бога. А учитель с такими учениками занимался отдельно, говоря им постоянно о пользе молитвы и приводя примеры «от писания», рассказывая о таких подвижниках благочестия, как Сергий Радонежский и Александр Свирский, которым учение поначалу совсем не давалось.

Из «Азбуковника» видны подробности учительской жизни, тонкости взаимоотношени й с родителями учеников, вносившими учителю по договоренности и по возможности каждого плату за обучение своих деток — частью натурой, частью деньгами.

Помимо школьных правил и порядков «Азбуковник» рассказывает о том, как после прохождения первоначального образования ученики приступают к изучению «семи свободных художеств». Под коими подразумевались: грамматика, диалектика, риторика, музыка (имелось в виду церковное пение), арифметика и геометрия («геометрией» тогда называлось «всякое землемерие», включавшее в себя и географию и космогонию), наконец, «последней по счету, но первой действом» в перечне наук, изучавшихся тогда, называлась астрономия (или по-славянски «звездознание»).

А еще в училищах занимались изучением стихотворного искусства, силлогизмов, изучали целебры, знание которых считалось необходимым для «виршеслогательства», знакомились с «рифмом» из сочинений Симеона Полоцкого, узнавали стихотворные меры — «един и десять родов стиха». Учились сочинять двустишия и сентенции, писать приветствия в стихах и в прозе.

*

К сожалению, труд Даниила Лукича Мордовцева остался неоконченным, его монография была завершена фразой: «На днях перевели Преосвященного Афанасия в Астраханскую Епархию, лишив меня возможности окончательно разобрать интересную рукопись, и потому, не имея под рукой «Азбуковников», и принужден я окончить свою статью тем, на чем остановился. Саратов 1856 год».

И тем не менее уже через год после того, как работа Мордовцева была напечатана в журнале, его монографию с тем же названием издал Московский университет. Талант Даниила Лукича Мордовцева и множественность тем, затронутых в источниках, послуживших для написания монографии, сегодня позволяют нам, минимально «домысливая ту жизнь», совершить увлекательное и не без пользы путешествие «против потока времени» в семнадцатый век.

В. ЯРХО, историк.

* Даниил Лукич Мордовцев (1830-1905), окончив гимназию в Саратове, учился сначала в Казанском, затем в С.-Петербургском университете, который окончил в 1854 году по историко-филологическому факультету. В Саратове же он начал литературную деятельность. Выпустил несколько исторических монографий, опубликованных в «Русском слове», «Русском вестнике», «Вестнике Европы». Монографии обратили на себя внимание, и Мордовцеву предлагают даже занять кафедру истории в С.-Петербургском университете. Не менее был известен Даниил Лукич и как писатель на исторические темы.

От епископа Саратовского Афанасия Дроздова он получает рукописные тетради XVII века, рассказывающие о том, как были организованы училища на Руси.

 

*

Вот как описывает Мордовцев попавшую к нему рукопись: «Сборник состоял из нескольких отделов. В первом помещается несколько «Азбуковников», с особенным счетом тетрадок; вторая половина состоит из двух отделов: в первом — 26 тетрадок, или 208 листов; во втором 171 лист. Вторая половина рукописи, оба ее отдела, писаны одною и той же рукой… Тою же рукой выписан и весь отдел, состоящий из «Азбуковников», «Письмовников», «Школьных благочиний» и прочего — до 208 листа. Далее тем же почерком, но иными чернилами написано до 171-го листа и на том листе, «четвероконечной » хитрой тайнописью написано «Начато в Соловецкой пустыни, тож де на Костроме, под Москвою во Ипатской честной обители, тем же первостранником в лето миробытиа 7191 (1683 г.)».

Источник

Как учили и учились в Древней Руси

Средняя оценка: 5. Голосов: 3

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

ya-russ.ru