История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

К вопросу о существовании системы образования на Руси в XI-XIII вв. Информация об образование древней руси


Образование Руси. Образование государства древняя Русь, кратко история древнерусского государства

На протяжении VI—IХ вв. у восточных славян шел процесс классообразования и создания предпосылок феодализма. Территория, на которой начала складываться древнерусская государственность, находилась в месте пересечения путей, по которым шла миграция народов и племен, пролегали кочевые трассы. Южнорусские степи были ареной бесконечной борьбы перемещающихся племен и народов. Нередко славянские племена нападали на пограничные регионы Византийской империи.

В VII в. в степях между Нижней Волгой, Доном и Северным Кавказом образовалось хазарское государство. Славянские племена в районах Нижнего Дона и Азова попали под его владычество, сохранив, однако, определенную автономию. Территория хазарского царства распространялась до Днепра и Черного моря. В начале VIII в. арабы нанесли хазарам сокрушительное поражение, и через Северный Кавказ глубоко вторглись на север, дойдя до Дона. Большое число славян — союзников хазар — было взято в плен.

С севера в русские земли проникают варяги (норманны, викинги). В начале VIII в. они обосновываются вокруг Ярославля, Ростова и Суздаля, установив контроль над территорией от Новгорода до Смоленска. Часть северных колонистов проникает в южную Россию, где они смешиваются с русами, приняв их наименование. В Тмутаракане образуется столица русско-варяжского каганата, вытеснившего хазарских правителей. В своей борьбе противники обращались за союзом к константинопольскому императору.

В такой сложной ооетановке происходила консолидация славянских племен в политические союзы, которые стали зародышем оформления единой восточнославянской государственности.

В IX в. в результате многовекового развития восточнославянского общества образовалось раннефеодальное государство Русь с центром в Киеве. Постепенно в Киевской Руси объединились все восточнославянские племена.

Рассматриваемая в работе тема истории Киевской Руси представляется не только интересной, но и весьма актуальной. Последние годы прошли под знаком перемен во многих областях жизни россиян. Изменился образ жизни многих людей, изменилась система жизненных ценностей. Знание истории России, духовных традиций русского народа, весьма важно для повышения национального самосознания россиян. Признаком возрождения нации является и все возрастающий интерес к историческому прошлому русского народа, к его духовным ценностям.

ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В IX веке

Время с VI по IX в.— это еще последняя стадия первобытно-общинного строя, время образования классов и незаметного, на первый взгляд, но неуклонного роста предпосылок феодализма. Ценнейшим памятником, содержащим сведения о начале Русского государства, является летописный свод «Повесть временных лет, откуда пошла Русская земля, и кто в Киеве начал первый княжить и откуда Русская земля стала», составленный киевским монахом Нестором около 1113 г.

Начав свой рассказ, как и все средневековые историки, со всемирного потопа, Нестор повествует о расселении в древности западных и восточных славян в Европе. Он делит восточнославянские племена на две группы, уровень развития которых, согласно его описанию, был неодинаков. Одни из них жили, по его выражению, «зверинским образом», сохраняя черты родового строя: кровную месть, пережитки матриархата, отсутствие брачных запретов, «умыкание» (похищение) жен и т. д. Этим племенам Нестор противопоставляет полян, в земле которых был построен Киев. Поляне — это «смысленные мужи», у них уже утвердилась патриархальная моногамная семья и, очевидно, изживалась кровная месть (они «отличаются кротким и тихим нравом»).

Далее Нестор повествует о том, как был создан город Киев. Княживший там князь Кий, по рассказу Нестора, приезжал в Константинополь в гости к императору Византии, который принял его с большими почестями. Возвращаясь из Константинополя, Кий построил город на берегу Дуная, предполагая обосноваться здесь надолго. Но местные жители враждебно отнеслись к нему, и Кий вернулся на берега Днепра.

Первым историческим событием на пути создания Древнерусского государств Нестор считал образование княжества полян в Среднем Приднепровье. Сказание о Кии и его двух братьях распространилось далеко на юг, и было занесено даже в Армению.

Ту же картину рисуют византииские писатели VI в. В царствование Юстиниана огромные массы славян продвинулись к северным рубежам Византийской империи. Византийские историки красочно описывают вторжение в пределы империи славянских войск, уводивших пленных и увозивших богатую добычу, заселение империи славянскими колонистами. Появление на территории Византии славян, у которых господствовали общинные отношения, содействовало изживанию здесь рабовладельческих порядков и развитию Византии по пути от рабовладельческого строя к феодализму.

Успехи славян в борьбе с могущественной Византией свидетельствуют о сравнительно высоком для того времени уровне развития славянского общества: уже появились материальные предпосылки для снаряжения значительных военных экспедиций, а строй военной демократии позволял объединять крупные массы славян. Далёкие походы содействовали усилению власти князей и в коренных славянских землях, где создавались племенные княжения.

Археологические данные вполне подтверждают слова Нестора о том, что ядро будущей Киевской Руси начало складываться на берегах Днепра тогда, когда славянские князья совершали походы в Византию и на Дунай, во времена, предшествующие нападениям хазар (VII в.).

Создание значительного племенного союза в южных лесостепных областях облегчало продвижение славянских колонистов не только в юго-западном (на Балканы), но и в юго-восточном направлении. Правда, степи были заняты различными кочевниками: болгарами, аварами, хазарами, но славяне Среднего Приднепровья (Русской земли) сумели, очевидно, и оградить свои владения от их вторжений, и проникнуть в глубь плодородных чернозёмных степей. В VII—IX вв. славяне жили и в восточной части хазарских земель, где-то в Приазовье, участвовали совместно с хазарами в военных походах, нанимались на службу к кагану (хазарскому правителю). На юге славяне жили, очевидно, островками среди других племён, постепенно ассимилируя их, но в то же время и воспринимая элементы их культуры.

На протяжении VI—IX вв. росли производительные силы, видоизменялись родоплеменные институты, шёл процесс классообразования. В качестве важнейших явлений в жизни восточного славянства на протяжении VI—IX вв. следует отметить развитие пашенного земледелия и выделение ремесла; распад родовой общины как трудового коллектива и выделение из неё индивидуальных крестьянских хозяйств, образующих соседскую общину; рост частной земельной собственности и формирование классов; превращение племенного войска с его оборонительными функциями в дружину, господствующую над соплеменниками; захват князьями и знатью племенной земли в личную наследственную собственность.

К IX в. повсеместно на территории расселения восточных славян образовалась значительная площадь расчищенных от леса пахотных земель, свидетельствовавшая о дальнейшем развитии производительных сил при феодализме. Объединением небольших родовых общин, для которого характерно известное единство культуры, являлось древнеславянское племя. Каждое из этих племен собирало народное собрание (вече) Постепенно усиливалась власть племенных князей. Развитие межплеменных связей, оборонительные и наступательные союзы, организация совместных походов и, наконец, подчинение сильными племенами своих более слабых соседей — все это приводило к укрупнению племен, к объединению их в более значительные группы.

Описывая время, когда происходил переход от родоплеменных отношений к государству, Нестор отмечает, что в различных восточнославянских областях были «свои княжения». Это подтверждается и данными археологии.

Образование раннефеодального государства, постепенно подчинившего себе все восточнославянские племена, стало возможным лишь тогда, когда несколько сгладились различия между югом и севером с точки зрения условий ведения сельского хозяйства, когда и на севере оказалось достаточное количество распаханных земельных пространств и потребность в тяжелом коллективном труде по подсеке и корчевке леса значительно уменьшилась. Вследствие этого произошло выделение крестьянской семьи как нового производственного коллектива из патриархальной общины.

Разложение первобытнообщинного строя у восточных славян происходило в то время, когда рабовладельческий строй уже изжил себя во всемирно-историческом масштабе. В процессе классообразования Русь пришла к феодализму, минуя рабовладельческую формацию.

В IX—Х вв. формируются антагонистические классы феодального общества. Повсеместно увеличивается количество дружинников, усиливается их дифференциация, идёт выделение из их среды знати — бояр и князей.

Важным в истории возникновения феодализма является вопрос о времени появления на Руси городов. В условиях родоплеменного строя существовали определенные центры, где собирались племенные веча, выбирался князь, совершалась торговля, производились гадания, решались судебные дела, приносились жертвы богам и отмечались важнейшие даты года. Иногда такой центр становился средоточием важнейших видов производства. Большинство этих древних центров превратилось позднее в средневековые города.

В IX—Х вв. феодалы создали ряд новых городов, служивших как целям обороны от кочевников, так и целям господства над закрепощаемым населением. В городах концентрировалось и ремесленное производство. Старое название «град», «город», обозначавшее укрепление, стало применяться уже к настоящему феодальному городу с детинцем-кремлем (крепостью) в центре и обширным ремесленно-торговым посадом.

При всей постепенности и медленности процесса феодализации можно все же указать определенную грань, начиная с которой имеются основания говорить о феодальных отношениях на Руси. Этой гранью является IX столетие, когда у восточных славян уже образовалось феодальное государство.

Объединенные в единое государство земли восточнославянских племен получили название Руси. Доводы историков-«норманнистов», пытавшихся объявить создателями Древнерусского государства норманнов, называвшихся тогда на Руси варягами, неубедительны. Эти историки заявляли, что под Русью летописи подразумевали варягов. Но как уже было показано, предпосылки для образования государств у славян складывались на протяжении многих веков и к IX в. дали заметный результат не только в западнославянских землях, куда никогда не проникали норманны и где возникла Великоморавская держава, но и в землях восточнославянских (в Киевской Руси), где норманны появлялись, грабили, уничтожали представителей местных княжеских династий и иногда сами становились князьями. Очевидно, что норманны не могли ни содействовать, ни серьезно мешать процессу феодализации. Название же Русь стало употребляться в источниках применительно к части славянства за 300 лет до появления варягов.

Впервые упоминание о народе рос встречается в середине VI в., когда сведения о нем достигли уже Сирии. Поляне, называемые, по словам летописца, русью, становятся основой будущей древнерусской народности, а их земля — ядром территории будущего государства — Киевской Руси.

Среди известий, принадлежащих Нестору, уцелел один отрывок, в котором описывается Русь до появления там варягов. «Вот те славянские области, — пишет Нестор, — которые входят в состав Руси - поляне, древляне, дреговичи, полочане, новгородские словене, северяне...»2. Этот список включает только половину восточнославянских областей. В состав Руси, следовательно, в то время еще не входили кривичи, радимичи, вятичи, хорваты, уличи и тиверцы. В центре нового государственного образования оказалось племя полян. Древнерусское государство стало своеобразной федерацией племен, по своей форме это была раннефеодальная монархия

ДРЕВНЯЯ РУСЬ КОНЦА IX – НАЧАЛА ХII в.

Во второй половине IX в. новгородский князь Олег объединил в своих руках власть над Киевом и Новгородом. Это событие летопись датирует 882 г. Образование в результате возникновения антагонистических классов раннефеодального Древнерусского государства (Киевской Руси) было переломным моментом в истории восточных славян.

Процесс объединения восточнославянских земель в составе Древнерусского государства был сложным. В ряде земель киевские князья встречали серьёзное сопротивление со стороны местных феодальных и племенных князей и их «мужей». Сопротивление это подавлялось силой оружия. В княжение Олега (конец IX — начало Х в.) уже взималась постоянная дань с Новгорода и с земель северо-русских (новгородские или ильменские славене), западно-русских (кривичи) и северо-восточных. Киевский князь Игорь (начало Х в.) в результате упорной борьбы подчинил земли уличей и тиверцев. Таким образом, граница Киевской Руси была продвинута за Днестр. Длительная борьба продолжалась с населением Древлянской земли. Игорь увеличил размеры взимавшейся с древлян дани. Во время одного из походов Игоря в Древлянскую землю, когда он решил собрать двойную дань, древляне разбили княжескую дружину и убили Игоря. В княжение Ольги (945—969), жены Игоря, земля древлян была окончательно подчинена Киеву.

Территориальный рост и укрепление Руси продолжались при Святославе Игоревиче (969—972) и Владимире Святославиче (980—1015). В состав Древнерусского государства вошли земли вятичей. Власть Руси распространилась на Северный Кавказ. Территория Древнерусского государства расширилась и в западном направлении, включив Червенские города и Карпатскую Русь.

С образованием раннефеодального государства создались более благоприятные условия для поддержания безопасности страны и ее экономического роста. Но укрепление этого государства было связано с развитием феодальной собственности и дальнейшим закабалением ранее свободного крестьянства.

Случайные фото природы

Верховная власть в Древнерусском государстве принадлежала великому киевскому князю. При княжеском дворе жила дружина, делившаяся на «старшую» и «младшую». Бояре из боевых соратников князя превращаются в землевладельцев, его вассалов, вотчинников. В XI—XII вв. происходит оформление боярства как особого сословия и закрепление его правового статуса. Вассалитет формируется как система отношений с князем-сюзереном; его характерными признаками становятся специализация вассальной службы, договорный характер отношений и экономическая самостоятельность вассала4.

Княжеские дружинники принимали участие в управлении государством. Так, князь Владимир Святославич вместе с боярами обсуждал вопрос о введении христианства, о мерах борьбы с «разбоями» и решал другие дела. В отдельных частях Руси правили свои князья. Но великий киевский князь стремился заменить местных правителей своими ставленниками.

Государство содействовало укреплению господства феодалов на Руси. Аппарат власти обеспечивал поступление дани, взимавшейся деньгами и натурой. Трудовое население выполняло и ряд других повинностей — военную, подводную, участвовало в постройке крепостей, дорог, мостов и т. д. Отдельные княжеские дружинники получали в управление целые области с правом взимать дань.

В середине Х в. при княгине Ольге были определены размеры повинностей (даней и оброков) и установлены временные и постоянные становища и погосты, в которых производился сбор дани.

Нормы обычного права складывались у славян с глубокой древности. С возникновением и развитием классового общества и государства, наряду с обычным правом и постепенно заменяя его, появились и развивались письменные законы, охранявшие интересы феодалов. Уже в договоре Олега с Византией (911 г.) упомянут «закон русский». Сборником письменных законов является «Русская правда» так называемой «Краткой редакции» (конец XI — начало XII в.). В ее составе сохранилась «Древнейшая правда», записанная, по видимому, в начале XI в, но отразившая некоторые нормы обычного права. В ней говорится еще о пережитках первобытнообщинных отношений, например о кровной мести. Закон рассматривает случаи замены мести денежным штрафом в пользу родственников пострадавшего (впоследствии в пользу государства).

Вооруженные силы Древнерусского государства состояли из дружины великого князя, дружин, которые приводили подчиненные ему князья и бояре, и народного ополчения (воев). Численность войска, с которым князья выступали в походы, доходила иногда до 60—80 тыс. Важную роль в вооруженных силах продолжало играть пешее народное ополчение. Использовались на Руси и отряды наемников — кочевников степей (печенегов), а также половцев, венгров, литовцев, чехов, поляков, варягов-норманнов, но роль их в составе вооруженных сил была незначительна. Древнерусский флот состоял из судов, выдолбленных из деревьев и обшитых по бортам досками. Русские суда плавали по Черному, Азовскому, Каспийскому и Балтийскому морям.

Внешняя политика Древнерусского государства выражала интересы растущего класса феодалов, расширявшего свои владения, политическое влияние и торговые связи. Стремясь к покорению отдельных восточнославянских земель, киевские князья приходили в столкновение с хазарами. Продвижение к Дунаю, стремление овладеть торговым путем по Чёрному морю и крымским побережьем приводило к борьбе русских князей с Византией, старавшейся ограничить влияние Руси в Причерноморье. В 907 г. князь Олег организовал поход морем на Константинополь. Византийцы вынуждены были просить русских о заключении мира и заплатить контрибуцию. По мирному договору 911г. Русь получила право беспошлинной торговли в Константинополе.

Киевские князья предпринимали походы и в более отдаленные земли — за Кавказский хребет, к западному и южному побережьям Каспийского моря (походы 880, 909, 910, 913—914 гг.). Расширение территории Киевского государства особенно активно стало осуществляться при правлении сына княгини Ольги, Святослава (походы Святослава — 964—972 гг.) Первый удар он нанес по империи хазар. Были захвачены их главные города на Дону и Волге. Святослав даже планировал обосноваться в этом регионе, став преемником разрушенной им империи6.

Затем русские дружины выступили на Дунай, где захватили город Переяславец (ранее принадлежавший болгарам), который Святослав решил сделать своей столицей. Подобные политические амбиции показывают, что киевские князья еще не связывали идею политического центра своей империи именно с Киевом.

Опасность, пришедшая с Востока, — нашествие печенегов, заставила киевских князей больше внимания уделять внутреннему устройству собственного государства.

ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

В конце Х в. на Руси было официально введено христианство. Развитие феодальных отношений подготовило замену языческих культов новой религией.

Восточные славяне обожествляли силы природы. Среди почитаемых ими богов первое место занимал Перун — бог грома и молнии. Даждъ-бог был богом солнца и плодородия, Стрибог — богом грозы и непогоды. Богом богатства и торговли считался Волос, творцом всей человеческой культуры — бог-кузнец Сварог.

Христианство рано стало проникать на Русь в среду знати. Ещё в IX в. константинопольский патриарх Фотий отмечал, что Русь переменила «языческое суеверие» на «христианскую веру»7. Христиане были среди дружинников Игоря. Христианство приняла княгиня Ольга.

Владимир Святославич, крестившись в 988 г. и оценив политическую роль христианства, решил сделать его государственной религией на Руси. Принятие Русью христианства произошло в сложной внешнеполитической обстановке. В 80-х годах Х в. византийское правительство обратилось к киевскому князю с просьбой о военной помощи для подавления восстаний в подвластных землях. В ответ Владимир потребовал от Византии союза с Русью, предлагая скрепить его своей женитьбой на Анне, сестре императора Василия II. Византийское правительство было вынуждено на это согласиться. После брака Владимира и Анны христианство было официально признано религией Древнерусского государства.

Церковные учреждения на Руси получили большие земельные пожалования и десятину из государственных доходов. На протяжении XI в. были основаны епископии в Юрьеве и Белгороде (в Киевской земле), Новгороде, Ростове, Чернигове, Переяславле-Южном, Владимире-Волынском, Полоцке и Турове. В Киеве возникло несколько крупных монастырей.

Народ встретил враждебно новую веру и её служителей. Христианство насаждалось насильственно, и христианизация страны затянулась на несколько столетий. Дохристианские («языческие») культы долго продолжали жить в народной среде.

Введение христианства было прогрессом в сравнении с язычеством. Вместе с христианством русские получили некоторые элементы более высокой византийской культуры, приобщились, как и другие европейские народы, к наследию античности. Введение новой религии повысило международное значение древней Руси.

РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РУСИ

Время с конца Х до начала XII в. является важным этапом в развитии феодальных отношений на Руси. Это время харакризуется постепенной победой феодального способа производства на значительной территории страны.

В сельском хозяйстве Руси господствовало устойчивое полевое земледелие. Скотоводство развивалось медленнее, чем земледелие. Несмотря на относительное увеличение сельскохозяйственного производства, урожаи собирались низкие. Частыми явлениями были недород и голод, подрывавшие кресгьяпское хозяиство и способствовавшие закабалению крестьян. В экономике сохраняли большое значение охота, рыболовство, бортничество. Меха белок, куниц, выдр, бобров, соболей, лисиц, а также мед и воск шли на внешний рынок. Лучшие охотничьи и рыболовные участки, леса с бортными угодьями захватывались феодалами.

В XI и начале XII в. часть земли эксплуатировалась государством путем взимания с населения дани, часть земельной площади находилась в руках отдельных феодалов как имения, которые могли передаваться по наследству (впоследствии они стали называться вотчинами), и владения, полученные от князей во временное условное держание.

Господствующий класс феодалов сложился из местных князей и бояр, которые попали в зависимосгь от Киева, и из мужей (дружинников) киевских князей, которые получали в управление, в держание или в вотчину земли, «примученные» ими и князьями. Киевские великие князья сами имели крупные земельные владения. Раздача князьями земли дружинникам, укрепляя феодальные производственные отношения, была в то же время одним из средств, применявшихся государством для подчинения местного населения своей власти.

Земельная собственность охранялась законом. Рост боярского и церковного землевладения был тесно связан с развитием иммунитета. Земля, являвшаяся раньше крестьянской собственностью, попадала в собственность феодала «с данью, вирами и продажами», т. е. с правом сбора с населения податей и судебных штрафов за убийство и за другие преступления, а, следовательно, с правом суда.

С переходом земель в собственность отдельных феодалов крестьяне разными путями попадали к ним в зависимосгь. Одних крестьян, лишенных средств производства, землевладельцы закабаляли, используя их нужду в орудиях труда, инвентаре, семенах и т.п. Другие крестьяне, сидевшие на земле, обложенной данью, владевшие своими орудиями производств, принуждались государством силой к переходу с землей под вотчинную власть феодалов. По мере расширения вотчин и закабаления смердов термин челядь, ранее обозначавший рабов, стал распространяться на всю массу зависимого от землевладельца крестьянства.

Крестьяне, попавшие в кабалу к феодалу, юридически оформленную особым договором — рядом, носили название закупов. Они получали от землевладельца участок земли и ссуду, которую отрабатывали в хозяйстве феодала господским инвентарём. За побег от господина закуны превращались в холопов — рабов, лишенных всяких прав. Отработочная рента — барщина, полевая и замковая (строительство укреплений, мостов, дорог и т. п.), сочеталась с нагуральным оброком.

Формы социального протеста народных масс против феодального строя были разнообразны: ог бегства от своего владельца до вооружённого «разбоя», от нарушения границ феодальных имений, поджогов принадлежавших князьям бортных деревьев до открытого восстания. Крестьяне боролись против феодалов и с оружием в руках. При Владимире Святославиче «разбои» (как часто называли в то время вооружённые выступления крестьян) стали распространённым явлением. В 996 г. Владимир по совету духовенства решил применять в отношении «разбойников» смертную казнь, но затем, укрепив аппарат власти и, нуждаясь в новых источниках дохода на содержание дружины, заменил казнь денежным штрафом — вирой. Ещё больше внимания уделяли князья борьбе с народными движениями в XI в.

В начале XII в. происходило дальнейшее развитие ремесла. В деревне, в условиях госнодства натурального хозяйства, изготовление одежды, обуви, утвари, земледельческого инвентаря и т. д. было домашним производством, ещё не отделившимся от земледелия. С развитием феодального строя часть общинных ремесленников переходила в зависимость от феодалов, другие покидали деревню и уходили под стены княжеских замков и крепостей, где создавались ремесленные посады. Возможность разрыва ремесленника с деревней была обусловлена развитием земледелия, способного обеспечить городское население продуктами и начавшимся отделением ремесла от сельского хозяйства.

Центрами развития ремесла становились города. В них к XII в. насчитывалось свыше 60 ремесленных специальностей. Русские ремесленники XI—XII вв. производили более 150 видов железных и стальных изделий, их продукция играла важную роль в развитии товарных связей города с деревней. Древнерусские ювелиры знали искусство чеканки цветных металлов. В ремесленных мастерских изготовлялись орудия труда, оружие, предметы быта, украшения.

Своими изделиями Русь завоевала известность в тогдашней Европе. Однако общественное разделение труда в стране в целом было слабым. Деревня жила натуральным хозяйством. Проникновение в деревню из города мелкорозничных торговцев не нарушало натурального характера сельской экономики. Центрами внутренней торговли были города. Но и городское товарное производство не изменяло натурально-хозяйственной основы экономики страны.

Более развитой являлась внешняя торговля Руси. Русские купцы торговали во владениях Арабского халифата. Днепровский путь связывал Русь с Византией. Русские купцы ездили из Киева в Моравию, Чехию, Польшу, Южную Германию, из Новгорода и Полоцка — по Балтийскому морю в Скандинавию, Польское Поморье и далее на запад. С развитием ремесла увеличился вывоз ремесленных изделий.

В качестве денег ходили слитки серебра, иностранные монеты. Князья Владимир Святославич и его сын Ярослав Владимирович выпускали (хотя и в небольшом количестве) чеканенную серебряную монету. Однако и внешняя торговля не меняла натурального характера хозяйства Руси.

С ростом общественного разделения труда развивались города. Они возникали из крепостей-замков, постепенно обраставших посадами, и из торгово-ремеслен-ных поселков, вокруг которых возводились укрепления. Город был связан с ближайшей сельской округой, продуктами которой он жил и население которой обслуживал ремесленными изделиями. В летописных известиях IX—Х вв. упомянуто 25 городов, в известиях XI в.—89. Расцвет древнерусских городов падает на XI— XII вв.

В городах возникали ремесленные и купеческие объединения, хотя здесь и не сложился цеховой строй. Кроме свободных ремесленников, в городах жили и вотчинные ремесленники, являвшиеся холопами князей и бояр. Городскую знать составляло боярство. Крупные города Руси (Киев, Чернигов, Полоцк, Новгород, Смоленск и др.) были административными, судебными и военными центрами. В то же время, окрепнув, города содействовали процессу политического дробления. Это было закономерным явлением в условиях господства натурального хозяйства и при слабости экономических связей между отдельными землями.

ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЕДИНСТВА РУСИ

Государственное единство Руси не было прочным. Развитие феодальных отношений и усиление могущества феодалов, а также рост городов, как центров местных княжеств, вели к изменениям в политической надстройке. В XI в. во главе государства по-прежнему стоял великий князь, но зависимые от него князья и бояре приобрели крупные земельные владения в разных частях Руси (в Новгороде, Полоцке, Чернигове, на Волыни и т. д.). Князья отдельных феодальных центров укрепили собственный аппарат власти и, опираясь на местных феодалов, стали рассматривать свои княжения как отчнны, т. е. наследственные владения. Экономически они уже почти не зависели от Киева, напротив, киевский князь был заинтересован в поддержке с их стороны. Политическая зависимость от Киева тяготила местных феодалов и князей, правивших в отдельных частях страны.

После смерти Владимира в Киеве стал князем его сын Святополк, убивший своих братьев Бориса и Глеба и начавший упорную борьбу с Ярославом. В этой борьбе Святополк использовал военную помощь польских феодалов. Тогда в Киевской земле началось массовое народное движение против польских захватчиков. Ярослав, поддержанный новгородскими горожанами, нанёс Святополку поражение и занял Киев.

В княжение Ярослава Владимировича, прозванного Мудрым (1019—1054), около 1024 г. всиыхнуло большое восстание смердов на северо-востоке, в Суздальской земле. Поводом к нему явился сильный голод. Многие участники подавленного восстания были заточены в тюрьмы или казнены. Однако движение продолжалось до 1026 г.

В княжение Ярослава продолжалось укрепление и дальнейшее расширение границ Древнерусского государства. Однако признаки феодального дробления государства проявлялись всё отчётливее.

После смерти Ярослава государственная власть перешла к трём его сыновьям. Старшинство принадлежало Изяславу, который владел Киевом, Новгородом и другими городами. Его соправителями были Святослав (правивший в Чернигове и Тмутаракани) и Всеволод (княживший в Ростове, Суздале и Переяславле). В 1068 г. на Русь напали кочевники-половцы. Русские войска были разбиты на реке Альте. Изяслав и Всеволод бежали в Киев. Это ускорило антифеодальное восстание в Киеве, которое давно назревало. Восставшие разгромили княжеский двор, освободили из тюрьмы и возвели на княжение Всеслава Полоцкого, ранее (во время междукняжеской усобицы) заточённого своими братьями. Однако скоро он ушёл из Киева, а Изяслав через несколько месяцев с помощью польских войск, прибегнув к обману, снова занял город (1069 г.) и учинил кровавую расправу.

Городские восстания были связаны с движением крестьянства. Поскольку антифеодальные движения были направлены и против христианской церкви, во главе восставших крестьян и горожан иногда оказывались волхвы. В 70-х годах XI в. произошло крупное народное движение в Ростовской земле. Народные движения происходили и в других местах Руси. В Новгороде, например, массы городского населения во главе с волхвами выступили против знати, возглавленной князем и епископом. Князь Глеб при помощи военной силы расправился с восставшими.

Развитие феодального способа производства неизбежно приводило к полигическому раздроблению страны. Классовые противоречия заметно усилились. Разорение от эксплуатации и княжеских усобиц усугублялось последствиями неурожаев и голода. После смерти Святополка в Киеве произошло восстание городского населения и крестьян из окрестных деревень. Напуганная знать и купечество пригласили княжить в Киев Владимира Всеволодовича Мономаха (1113—1125), князя переяславского. Новый князь был вынужден для пресечения восстания пойти на некоторые уступки.

Владимир Мономах проводил политику усиления великокняжеской власти. Владея, кроме Киева, Переяславлем, Суздалем, Ростовом, управляя Новгородом и частью Юго-Западной Руси, он одновременно старался подчинить себе и другие земли (Минскую, Волынскую и др.). Однако вопреки политике Мономаха продолжался процесс раздробления Руси, вызванный экономическими причинами. Ко второй четверти XII в. Русь окончательно раздробилась на множество княжеств.

КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ

Культура древней Руси — это культура раннефеодального общества. В устном поэтическом творчестве отразился жизненныи опыт народа, запечатленный в пословицах и поговорках, в обрядности сельскохозяйственных и семейных праздников, из которой культовое языческое начало постепенно исчезло, обряды же превратились в народные игры. Скоморохи — бродячие актёры, певцы и музыканты, выходцы из народной среды, были носителями демократических тенденций в искусстве. Народные мотивы легли в основу замечательного песенного и музыкального творчества «вещего Бояна», которого автор «Слова о полку Игореве» называет «соловьем старого времени».

Рост народного самосознания нашёл особенно яркое выражение в историческом былинном эпосе. В нем народ идеализировал время политического единства Руси, хотя ещё и очень непрочного, когда крестьяне еще не были зависимы. В образе «крестьянского сына» Ильи Муромца, борца за независимость родины, воплощен глубокий патриотизм народа. Народное творчество оказывало воздействие на предания и легенды, складывавшиеся в феодальной светской и церковной среде, и помогало формированию древнерусской литературы.

Громадное значение для развития древнерусской литературы имело появление письменности. На Руси письменность возникла, по-видимому, довольно рано. Сохранилось известие о том, что славянский просветитель IX в. Константин (Кирилл) видел в Херсонесе книги, писанные «русскими письменами». Свидетельством наличия у восточных славян письменности ещё до принятия христианства является обнаруженный в одном из смоленских курганов глиняный сосуд начала Х в. с надписью. Значительное распространение письменность получила после принятия христианства.

Летописание, по наблюдениям отечественных ученых, появилось на Руси вскоре после введения христианства. Первая летопись, возможно, была составлена в конце Х в8. Она была призвана отразить историю Руси со времени появления там новой династии Рюриковичей и до правления Владимира.

www.svastour.ru

К вопросу о существовании системы образования на Руси в XI-XIII вв

В публицистической литературе можно встретить мнение, что европейская система высшего образования в Европе в эпоху Средневековья находилась на уровне несравненно более высоком, чем в Руси. Так, журналист и историк Н. Усков в заключительной части своей историко-публицистической работы "Почему Россия отстала от Европы" пишет: "Средневековая система образования, оформившаяся уже в эпоху Каролингов в VIII–IX вв., восходила к позднеантичному канону […] ничего подобного на Руси никогда не было и быть не могло. Она находилась за пределами pax romana. Русская античность — это дремучий непролазный лес, который и в XIV в. возрождать было глупо". К выводу о полной отсталости системы образования в Древней Руси также приходит в своей статье "Почему первый российский университет открылся более чем на 500 лет позже, чем университеты Европы?" ученый и публицист Ю. Магаршак.

Подобные утверждения строятся на двух спорных предпосылках. С одной стороны, сторонники концепции "дремучей Руси" полагают, что европейский университет образца XI-XIII вв. – это учреждение высшего образования, сопоставимое по своей общественной роли с современными высшими учебными заведениями, с другой стороны, они утверждают, что средневековая Русь в отношении образования продвинутого уровня была окончательно отсталой. Попробуем разобраться, что представляли собой европейские учебные заведения этой эпохи и какая система образования существовала в те времена на Руси.

Происхождение европейских университетов

Во-первых, необходимо пояснить происхождение термина "университет". Энциклопедия Британника дает следующее определение. Латинское слово "universitas" первоначально использовалось для обозначения любого сообщества или корпорации. Для обозначения образовательной организации это слово использовалось в обороте "universitas magistrorum et academarium" (лат.: сообщество учителей и учеников). С течением времени, вероятно, к концу XIV в., этот термин стал использоваться сам по себе с исключительным смыслом сообщества учителей и ученых, чье корпоративное существование было признано и санкционировано гражданской или церковной властью. Обычное обозначение образовательных сообществ в средневековой литературе – это слово "studium" (лат.:училище).

Во-вторых, следует в общих чертах прояснить происхождение первых европейских университетов. Истоки западноевропейского образования восходят к монастырским церковным школам, основанными во Франкском королевстве в эпоху Карла Великого, который, стоит отметить, за всю жизнь так и не научился писать, о чем мы узнаем из биографии Карла Великого "Vita Karoli Magni" (лат.: Жизнь Карла Великого) авторства Эйнхарда, руководителя придворной школы. Однако повсеместного развития каролингские школы не получили, исключение составляют некоторые из них, в том числе, школа при соборе Notre-Dame в Париже и школа при монастыре св. Женевьевы Парижской, положившие в первой четверти XII в. начало училищу (studium), которое в начале XIII в. получило государственное признание в лице короля Франции Филиппа Августа и стало основой Парижского университета. Старейшим учебным заведением Европы принято считать Болонский университет, который сформировался из объединения учеников Ирнерия, знатока и комментатора правового наследия императора Юстиниана. Болонская правовая школа была основана в 1088 г. и, получив одобрение императора Фридриха Барбароссы, впоследствии стала значительным образовательным центром Западной Европы. Оксфордский университет, старейший в Англии, также возник из объединения слушателей лекций в конце XI в., а королевскую хартию получил только в 1248 г. от Генриха III из династии Плантагенетов. Также в конце XII в. сформировался старейший университет Испании - университет Саламанки, берущий свое начало от церковной школы при старом соборе, хартией короля Леона Альфонсо IX в 1218 г. университет Саламанки получил государственное признание и был назван "Studium Generale" (лат.: общее училище). Иных примеров возникновения в Европе образовательных заведений продвинутого уровня в XII в. неизвестно.

Таким образом, единичные европейские университеты эпохи раннего Средневековья являлись училищами, специализировавшимися, в первую очередь на изучении церковно-богословских дисциплин и юстиниановского права. Роль современных университетов они, безусловно, не играли, а их просветительская функция была опосредована влиянием Католической церкви. Важно отметить, что вышеуказанные учебные заведения создавались «снизу», как саморегулируемое сообщество преподавателей и студентов, которое только впоследствии утверждалось государственной и церковной властью.

Истоки древнерусского образования

Теперь обратимся к системе образования на Руси, начало которой было положено великим князем Ярославом Владимировичем Мудрым, основавшем в 1030 г. училище в Великом Новгороде. Училище Ярослава стало первым в своем роде учебным заведением продвинутого уровня в Новгородском княжестве и на Руси. Письменные сведения об этом учебном заведении содержатся в Повести временных лет, а важным косвенным подтверждением существования училища Ярослава стали результаты археологических экспедиций, проводившихся под руководством академика РАН В. Л. Янина: в Троицком-XII раскопе в Великом Новгороде из напластований первой четверти XI в. была извлечена уникальная находка - древняя книга (кодекс) с текстом, написанным по воску, что опровергло мнение о том, что в Древней Руси не знали такого простого и удобного способа упражнения в письменной речи – написания по воску.

Именно ко времени работы училища Ярослава относится создание самых ранних переводов иностранных авторов на древнерусский язык. К числу таких переводов принадлежат переводы Хроники Георгия Амартолы, Хроники Синкелла, перевод «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия, переводы «Христианской топографии» Козьмы Индикоплова, «Александрии», «Повести об Акире Премудром», «Жития Василия Нового». Эта интенсивная переводческая деятельность, как отмечает в своих комментариях к Повести временных лет академик Д. С. Лихачев, была одним из проявлений того большого литературного подъема, которым характеризуется княжение Ярослава Владимировича и работа Новгородского училища.

Феномен женского образования на Руси

Одной из важнейших вех развития образования на Руси является организация женского училища в Киеве при Андреевском монастыре в 1086 г. святой Анной Всеволодовной, сестрой великого князя киевского Владимира Мономаха, об этом мы узнаем из Лаврентьевской летописи. Анна руководила созданным ею училищем на протяжении 26 лет. Образование в этом учебном заведении имело прикладной воспитательный характер. Нельзя не упомянуть, что Анна Всеволодовна обладала незаурядными дипломатическими способностями, руководила посольством в Византию в 1089-1090 гг. Другой пример существования женского образования на Руси связан с именем святой Ефросинии Полоцкой, ведущей свое происхождение от великого князя Владимира Святославича. Около 1130-1140 гг. она основала при Спасском полоцком монастыре девичье училище и скрипторий, где переписывались и, возможно, переводились книги. Примечательно, что Ефросиния Полоцкая также играла роль в реализации дипломатических отношений на Руси, она правила дипломатическую и паломническую миссию к византийскому императору Мануилу Комнину и в Иерусалимское королевство, где и скончалась в 1167 г. Здесь необходимо отметить, что в Северной Европе в VI – IX вв. существовали школы для девочек при женских монастырях, например, основанные святыми Итой в Ирландии, Хильдой из Витби в Англии, Леобой в Германии, однако в последующие времена женщины получали домашнее или придворное воспитание, а появление систематического женского образования в Европе относится к концу XVI в., ознаменовавшегося Реформацией. Поэтому факт возникновения женского образования на Руси еще в XII в. – выдающийся, и он дает основания полагать, что среди европейских стран XI-XIII вв. именно на Руси женское образование получило наибольшее распространение.

Смоленское училище и торговое право

В конце XII века училище учреждается князем Романом Ростиславичем в Смоленске. Предположительно, Смоленское училище становится первым центром изучения права на Руси, что обусловлено особым положением Смоленска - в то время крупного культурного и торгового центра Руси, стоящего на пересечении путей в Западную Европу. Предпосылки для возникновения в Смоленске правовой школы, как отмечает в своих лекциях по истории русского законодательства И. Д. Беляев, крупный исследователь русского права, существовали еще раньше, при смоленском князе Ростиславе Мстиславовиче: известно, что в 1159 г. он посылал знатоков права, послов Ивана Ручечника и Якуна, к племяннику Мстиславу для согласования условий управления Русской землей. Другой важный пример развития национального права - это договор, заключенный в 1229 г. между Смоленским, Витебским и Полоцким княжествами с одной стороны и Ригой и Готландом с другой, известный как Смоленская торговая правда. Составление торгового договора явилось высоким достижением русской правовой культуры. Смоленск в XII-XII вв. занимает особое положение в формировании системы образования Руси домонгольского периода. Академик В. О. Ключевский, изучавший древние смоленские житийные литературные памятники, пришел к выводу, что в XII — первой половине XIII в. по развитию книжного образования Смоленск шел в ряде первых русских городов.

Первый "университет" на Руси

Важный пример существования образования продвинутого уровня на Руси - учреждение около 1213 г. великим князем Константином Всеволодовичем училища в Ярославле в стенах Спасского монастыря, впоследствии перенесенного в Ростов Великий, в монастырь святого Григория Богослова (отсюда известное в литературе названия училища - Григорьевский затвор), к княжескому двору, о чем мы узнаем из Лаврентьевской летописи, являющейся в этой своей части фактически придворной летописью Константина Всеволодовича. Выпускниками училища при Григорьевском монастыре были один из первых русских писателей Епифаний Премудрый и Стефан Пермский — просветитель коми-зырян, создатель зырянской письменности, из его жития авторства Епифания можно почерпнуть отдельные сведения о том, что представляло собой это учебное заведение в XIII-XIV вв. Фактически училище Константина Всеволодовича было крупнейшим в своем роде учебным заведением на Руси и существовало наиболее длительное время. По мнению историка А. Г. Мельника, Григорьевский затвор просуществовал вплоть до начала XVIII в.

Выводы

Подводя итог проведенному исследованию, необходимо отметить следующие отличительные черты древнерусского образования по сравнению с европейским. Во-первых - это приоритет национальной культуры речи: в отличие от европейской средневековой латиноязычной системы образования, русская изначально строилась на основе использования национального языка. Во-вторых, старейшие европейские университеты зарождались "снизу" как самоорганизованные объединения студентов и учителей, а на Руси учебные заведения появлялись "сверху" - по инициативе князей, что показывает высокий уровень заинтересованности власти в национальном просвещении. В-третьих, между собой различаются специализации европейских и отечественных училищ. Первые ориентировались на изучение позднеримского права и церковных дисциплин, вторые - имели преимущественно филологическую направленность, были центрами изучения иностранных языков и переводческой деятельности.

Итак, суждение об отсталости и "дремучести" древнерусского образования является безосновательным и бездоказательным. Мы можем с уверенностью говорить о том, что национальная система образования возникла в древнерусском государстве в XI в. и активно развивалась на протяжении XI-XIII вв., не уступая, а в отдельных аспектах превосходя европейскую образовательную культуру.

fb.ru

Образование в Древней Руси

образование в древней руси крестьянин, образование в древней руси выкуп

Содержание

  • 1 Школы князей Владимира и Ярослава
  • 2 Монастырское образование при князе Всеволоде
  • 3 Школы в других регионах Руси
  • 4 Итоги средневекового образования на Руси по Стоглаву
  • 5 Примечания
  • 6 Ссылки

Школы князей Владимира и Ярослава

Период развития отечественного образования при князьях Владимире и Ярославе Мудром нередко признается начальным во всей истории этого образования, во многом связанного с христианскими храмами

Под 988 годом в Повести временных лет: «И поставил (Владимир) церковь во имя святого Василия на холме, где стоял идол Перуна и другие и где творили им требы князь и люди. И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов, и приводить людей на крещение по всем городам и селам. Послал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере, и плакали о них, как о мертвых» (язычники были против христианских инноваций).

Вологодско-Пермская летопись о школе Владимира Святославича 988. «Князь великий Володимер, собрав детей 300, вдал учити грамоте».

Польский историк Ян Длугош (1415—1480) о Киевской школе «книжного учения» «Владимир… русских юношей привлекает к изучению искусств, кроме этого, содержит запрошенных из Греции мастеров» . Для создания трехтомной истории Польши Длугош использовал польские, чешские, венгерские, немецкие источники, древнерусские летописи. Видимо, из не дошедшей к нам летописи он почерпнул известие об изучении в Киевской школе Владимира искусств (наук). По приблизительным подсчетам, «школа Владимира» с контингентом в 300 учащихся за 49 лет (988—1037) могла подготовить свыше тысячи образованных воспитанников. Ярослав Мудрый использовал ряд из них для развития просвещения на Руси.

Учитель X—XIII вв. в силу несовершенства методов обучения и индивидуальной работы в процессе занятий с каждым учеником в отдельности не мог заниматься более чем с 6—8 учениками. Князь набрал в школу большое количество детей, поэтому вынужден был на первых порах распределить их между педагогами. Такое деление учащихся на группы было обычным в школах Западной Европы того времени. Из сохранившихся актов кантора школ средневекового Парижа известно, что количество учащихся у одного учителя было от 6 до 12 человек, в школах Клюнийского монастыря — 6 человек, в женских начальных школах Тиля — 4—5 учениц . Восемь учеников изображены на миниатюре лицевого «Жития Сергия Радонежского», 5 учеников восседают перед учителем на гравюре лицевой «Азбуки» 1637 г. В. Бурцова.

О примерно таком количестве учащихся свидетельствуют берестяные грамоты знаменитого новгородского школьника XIII в. Онфима. Одна с почерком, отличным от почерка Онфима (№ 201), отсюда В. Л. Янин предположил, что эта грамота принадлежит товарищу Онфима по школе. Соучеником Онфима был Данила, которому Онфим приготовил приветствие: «Поклон от Онфима к Даниле». Возможно, с Онфимом учился и четвертый новгородец — Матвей (грамота № 108), почерки которых очень схожи.

Русские книжники, работавшие в школах повышенного типа, пользовались своим вариантом структуры предметов, который в определенной мере учитывал опыт византийских и болгарских школ, дававших высшее образование.

Софийская первая летопись о школе в Новгороде: 1030. «В лето 6538. Иде Ярослав на Чюдь, и победи я, и постави город Юрьев. И прииде к Новугороду, и събрав от старост и от попов детей 300 учити книгом».

Созданная в 1030 г. Ярославом Мудрым школа в Новгороде была вторым учебным заведением повышенного типа на Руси, в котором обучались лишь дети старост и священнослужителей. Есть версия, что в летописи речь идет о детях церковных старост, избиравшихся из низших сословий, но до конца XVI в. известны лишь старосты административные и военные . Термин «церковный староста» появился в XVII в. Контингент учащихся новгородской школы состоял из детей духовенства и городской администрации. Социальный состав обучающихся отражал классовый характер образования той поры.

Главная задача школы состояла в подготовке грамотного и объединенного новой верой управленческого аппарата и священников, деятельность которых проходила в сложной борьбе с сильными традициями языческой религии среди новгородцев и угро-финских племен, которыми был окружен Новгород.

Деятельность школы Ярослава опиралась на разветвленную сеть школ элементарной грамоты, о чем свидетельствует большое количество обнаруженных археологами берестяных грамот, писал, вощеных дощечек. На базе широкого распространения грамотности расцвела новгородская книжность. В Новгороде написано знаменитое Остромирово Евангелие, описание Добрыней Ядрейковичем Царьграда, математический трактат Кирика. Сохранились для потомков «Изборник 1073 года», начальный летописный свод, краткая редакция «Русской Правды». Новгородские книгохранилища послужили одним из основных источников «Великих четьих миней» — собрания «всех книг, чтомых на Руси», состоящего из 12 огромных томов общим объемом свыше 27 тыс. страниц.

1037. В год 6545. Заложил Ярослав город большой, у которого сейчас Золотые ворота, заложил и церковь святой Софии, митрополию, и затем церковь святой Богородицы благовещения на Золотых воротах, затем монастырь святого Георгия и святой Ирины… Любил Ярослав церковные уставы, попов очень жаловал, особенно же черноризцев, и к книгам проявлял усердие, часто читая их и ночью и днем. И собрал книгописцев множество, которые переводили с греческого на славянский язык. И написали они много книг, по которым верующие люди учатся и наслаждаются учением божественным. Как бывает, что один землю распашет, другой же засеет, а третьи пожинают и едят пищу неоскудевающую, так и здесь. Отец ведь его Владимир землю вспахал и размягчил, то есть крещением просветил, а мы пожинаем, учение получая книжное.

Велика ведь бывает польза от учения книжного; книги наставляют и научают нас пути покаяния, ибо мудрость обретаем и воздержание в словах книжных. Это — реки, напоящие вселенную, это источники мудрости, в книгах ведь неизмеримая глубина… …Ярослав же… любил книги и, много их переписав, положил в церкви святой Софии, которую создал сам"

Образовательная реформа Владимира и Ярослава усиливала христианизацию на землях будущей России и её соседей, однако многовековые языческие традиции имели глубокие корни в народах страны.

Граффити XI века из святой Софии Киевской: «Месяца июня в 10-й (день) выгреб (потревожили мощи) грамматика, а в 15-й отдали Лазорю».

«Грамматиками» называли себя как профессиональные писцы южнославянских рукописей, так греками именовались и учителя — преподаватели полного курса грамматики. Император Юстиниан в 534 г. установил видным грамматикам вознаграждение в сумме 70 солидов и определил этим педагогам ряд других привилегий . Грамматики преподавали и в Киевской дворцовой школе, после смерти по статусу погребались в соборе. Мощи «Грамматика» были перенесены в монастырь, где игуменом был Лазарь (упоминается под 1088 годом).

Монастырское образование при князе Всеволоде

Всеволод Ярославич (1030—1093) — сын Ярослава Мудрого, мог бывать и в новгородской школе отца. С 1054 по 1076 г. Всеволод княжил в Переяславльской и Суздальской землях. После смерти брата Святослава стал великим князем киевским, но отдал престол брату Изяславу и начал княжить в Чернигове. После смерти Изяслава в 1078 г. стал снова великим князем киевским. Был образованным человеком, знал пять иностранных языков, вместе с братьями утвердил так называемую «Правду Ярославичей».

Образование, включая монастырское, поддерживал еще Феодосий Печерский (ок. 1008 — 3 мая 1074). «Житие Феодосия Печерского» сообщало о школе в Курске: «Случилось же родителям блаженного переселиться в другой город, именуемый Курском… Обратимся к рассказу о святом этом отроке. Рос он телом, а душою тянулся к любви божьей и ходил каждый день в церковь божию, со всем вниманием слушая чтение божественных книг. Не приближался он к играющим детям, как это в обычае у малолетних… К тому же попросил он отдать его учителю поучиться божественным книгам, что и сделали. Скоро постиг он всю грамоту, так, что поражались все уму его и способностям и тому, как быстро он всему научился».

Школы в других регионах Руси

Средневековое образование на Руси нередко сводят к примерам Новгорода и Киева. Но немало свидетельств о развитии образования в других городах средневекового государства. Около 1096. Муром «После принятия христианской веры муромцы послали „мнози дети своя в научение грамоты“» .

Известно в 1143 году основанное Евфросинией Полоцкой женское монастырское училище в Полоцке(ныне Витебская обл., Белоруссия), входившем тогда в состав Руси.

Здесь учился Авраамий Смоленский. «…Родился же блаженный Авраамий от правоверных родителей. Отец его был всеми почитаем и любим, в чести у князя, и поистине все его знали, и был он украшен правдой, и многим помогал в бедах, был милостив и спокоен со всеми, к молитвам и службам церковным прилежание имел. Мать его также была украшена всяким благочестием». «…Когда мальчик достиг разумного возраста, родители отдали его учиться по книгам. Он же не унывал, как прочие дети, но, благодаря большому прилежанию, быстро обучился; к тому же он не играл с другими детьми, но спешил впереди других на божественное и церковное пение и чтение, так что его родители радовались этому, а другие удивлялись такому разуму ребенка». «…Из всех книг более всего любил он часто читать учение преподобного Ефрема, и великого учителя всленной Иоанна Златоуста, и Феодосия Печерского…» .

Училища развивалось во Владимире на Клязьме. «Князь великий Константин Всеволодович Мудрый, внук Юрия Владимировича Мономаша… великий был охотник к читанию книг и научен был многим наукам, того ради имел при себе людей ученых, многие древние книги греческие ценою высокою купил и велел переводить на русский язык. Многие дела древних князей собрал и сам писал, також и другие с ним трудилися». «…6735 (1227). Маиа 11 учинился во Владимире великий пожар и згорело 27 церквей и двор блаженного великого князя Константина Всеволодича и церковь, построенная в нем, архангела Михаила со всею богатою утварию. В нем же трудилися иноки русские и греки, учасце младенцев, и погорели книги многие, собранные сим Константином Мудрым» .

Училище при церкви Михаила могло быть одним из нескольких в округе Владимира.

Школа действовала и в Нижнем Новгороде. Так блаженный Евфимий родился и был воспитан в Нижнем Новгороде. Здесь учился грамоте и учился примерно — не любил заниматься детскими шалостями, был кроток и послушлив родителям… . Евфимий родился в начале XIV в. Окончил школу, которая, видимо, существовала в городе уже в XIII в. Пострижен в монахи, а впоследствии назначен архимандритом монастыря в Суздале. В «Житии» Евфимия сохранилось наиболее раннее упоминание о школе в Нижнем Новгороде.

Вероятно существование начальных школ у многих церквей и проходов Руси, но общее их количество определить пока трудно.

Итоги средневекового образования на Руси по Стоглаву

Царь Иван Грозный для укрепления централизованной власти в 1551 г. собрал собор — представителей церковной иерархии с участием боярской думы для составления специального уложения. Сборник решений состоял из 100 глав.

В ст. 25 «Стоглава» изложено постановление о школах грамоты. Авторы документа аргументировали свое предложение ссылкой на училища в прошлом. Исследователи считают, что составители упомянутой исторической справки имели в виду только Русь до монголо-татарского нашествия, но хотя бы новгородские берестяные грамоты В XIII—XV вв.говорят о сохранении высокого уровня образования. Это подтверждает и пример Москвы. В ней найдена свинцовая печать XI в. киевского митрополита, прикрепленная в то время к какой-то грамоте церковного иерарха. В. Л. Янин датировал печать 1091—1096 гг.

О распространении в Москве грамотности свидетельствуют обнаруженные археологами писала: костяное, два бронзовых в пластах XII—XIII вв. В XIII—XIV вв. Москва становится новым центром книгописания на Руси. Летопись, описывая под 1382 г. приближение к городу Тохтамыша, сообщает, что в городе было «…книг же многое множество снесено с всего города, в соборных церквах до стропа неметаю, съхранения ради спроважено» .

Многое множество рукописных книг могло накопиться лишь в течение веков. Это знали составителям «Стоглава», упоминая училища «прежде» не только в Новгороде.

Стоглав об училищах (по некоторым версиям — только в домонгольское время, хотя «прежде сего» — именно ранее XVI века). (глава 25)

«…А прежде сего училища бывали в Российском царствии на Москве и в Великом Новуграде, и по иным градам многие училища бывали, грамоте, писати и пети и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и певцы, и чтецы славны были во всей земли…» .

Общие достижения культуры средневековой Руси во многом подтверждают оценки авторов «Стоглава».

Примечания

  1. ↑ Свидетельства источников о школах на Руси в XI—XIII вв. Приводится по изданию: Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV—XVII вв. М.: Педагогика. 1985. С. 90-102, 106—129, 145—148. http://ricolor.org/history/hr/culture/school/ Русская образованность в X—XVII веках Кириллин В. М. Состояние образования на Руси в дошкольный период (XI—XVII вв.) http://www.roman.by/r-90984.html В эпоху Владимира уже имелись христианские храмы и, соответственно, были люди способные учить «книгам».
  2. ↑ См.: Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР с древнейших времен до конца XVII в. /  ; Отв. ред. Э. Д. Днепров; . — М. : Педагогика, 1989. — 479с. http://www.booksite.ru/ancient/reader/spirit_2_05_01.htm не учитываются античный и более ранние периоды отечественного образования
  3. ↑ Высоцкий С. А. Средневековые надписи Софии Киевской: По материалам граффити XI—XVII вв. Киев, 1976; Жураковский Г. Е. Очерки по истории античной педагогики. М., 1963
  4. ↑ Повесть о водворении христианства в Муроме.— В кн.: Памятники старинной русской литературы, издаваемые графом Григорием Кушелевым-Безбородко. Вып. 1 / Под ред. Н. Костомарова. СПб., 1860.30, с. 235
  5. ↑ Житие Авраамия Смоленского.— В кн.: Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М., 1981 , с. 73
  6. ↑ Татищев В. Н. История Российская, т. III. M.; Л., 1964. с. 221
  7. ↑ Преставление преподобного Евфимия Суздальского.— В кн.: Жития святых, чтимых православною церковью, составленные Филаретом (Гумилевским) с дополнениями из других книг. СПб., 1885, апр. 37, с. 11 — 12
  8. ↑ Полное собрание русских летописей, т. IV. СПб., 1848. с. 334
  9. ↑ Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова. СПб., 1863, гл. 25
  10. ↑ Культура и искусство Древней Руси Сарабьянов В., Смирнова Э. История древнерусской живописи Лихачёв Д. Словарь книжников и книжности Древней Руси http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/lihach3/index.php Лукашевская Я. Понятие «художественный образ» и проблемы его изучения в первобытном искусстве http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Article/luk_pon.php Ильина Т. История искусств. Отечественное искусство http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/ilina2/index.php Рабинович М. Древнерусские знамена (X—XV вв.) по изображениям на миниатюрах http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Article/rabin_drevnznam.php Гуревич А. Категории средневековой культуры http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Gurev/index.php Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том первый: от каменного века до элевсинских мистерий http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliad_2/index.php Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том второй: от Гаутамы Будды до триумфа христианства http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliad_3/index.php Элиаде М. История веры и религиозных идей. Том третий: от Магомета до Реформации http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Eliad_4/index.php Ермолин Е. Русская культура. Персоналистская парадигма образовательного процесса http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Ermol/index.php Б. А. Рыбаков — Ремесло Древней Руси http://nnm.ru/blogs/rodoslav18/barybakov_remeslo_drevneiy_rusi_1/ и др.

Ссылки

  • КАК УЧИЛИ И УЧИЛИСЬ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
  Образование в России Уровни, виды и направления образования (с указание программ каждого уровня и вида) Общее образование Профессиональное образование Дополнительное образование Профессиональное обучение Направления образования в России Организация образования в России Типы образовательных организаций Организационное и учебно-методическоесопровождение образования в России Реформа образования в России История образования в России Этапы
Дошкольное образование • Начальное общее образование • Основное общее образование • Среднее общее образование
Среднее профессиональное образование (программы подготовки квалифицированных рабочих и служащих • программы подготовки специалистов среднего звена) • Высшее образование (программы бакалавриата • программы специалитета • программы магистратуры • программы подготовки кадров высшей квалификации (ранее – послевузовское профессиональное образование) – программы подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре • программы асситентуры-стажировки • программы ординатуры)
Дополнительное образование детей и взрослых (предпрофильные программы • общеразвивающие программы) • Дополнительное профессиональное образование (программы повышения квалификации • программы профессиональной переподготовки)
Программы профессиональной подготовки по профессиям рабочих, должностям служащих • Программы повышения квалификации рабочих, служащих
Бизнес-образование • Военное образование в России • Духовное образование • Медицинское и фармацевтическое образование • Образование в области искусств • Образование в области физической культуры и спорта • Образование на языках народов России • Социальное образование • Строительное образование • Юридическое образование в России
Дошкольная образовательная организация (ясли, детский сад) • Общеобразовательная организация (школа, гимназия, прогимназия, школа-интернат, кадетский корпус) • Профессиональная образовательная организация (колледж, техникум, профессиональный лицей, ПТУ) • Образовательные организации высшего образования (вуз, институт, академия, университет, национальный исследовательский университет, федеральный университет) • Организация дополнительного образования (учреждения дополнительного образования детей) • Организация дополнительного профессионального образования (институт повышения квалификации, факультет повышения квалификации)
Органы управления образованием в России (федеральный уровень • региональный уровень • муниципальный уровень) • ФГОС • УМО вузов по направлениям подготовки и специальностям • Лицензирование образовательной деятельности • Аккредитация • Государственный контроль (надзор) в сфере образования • Аттестация выпускников (ЕГЭ, Государственная (итоговая) аттестация, итоговая государственная аттестация студентов вузов)
Болонский процесс • ЕГЭ • Инклюзивное образование • Стандартизация образования
Образование в Древней Руси • Образование в Российской империи • Образование в СССР • Реформа образования в России • История высшего образования в России

образование в древней руси выкуп, образование в древней руси крестьянин

Образование в Древней Руси Информацию О

Образование в Древней Руси Комментарии

Образование в Древней РусиОбразование в Древней Руси Образование в Древней Руси Вы просматриваете субъект

Образование в Древней Руси что, Образование в Древней Руси кто, Образование в Древней Руси описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Образование в древней Руси: информационная насыщенность письменных источников.

Опубликовано 24.09.2015

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

АНДРЕЕВ Андрей Леонидович — доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник ИС РАН.

Когда мы обращаемся к генезису образовательных практик в русской культурной традиции, то оказываемся в весьма специфической, очень непростой для исследователя ситуации почти полного молчания источников. С полной определённостью мы знаем немногое. В житиях русских святых, в том числе Феодосия Печерского, Авраамия Смоленского, Кирилла Туровского, Леонтия Ростовского, Сергия Радонежского, Евфросиньи Полоцкой, Евфросиньи и Евфимия Суздальских, Александра Свирского и многих других, отмечается, что по достижении определённого возраста родители отдавали их для обучения грамоте и «на учение божественных книг», а в летописях и других источниках, в которых говорится о правивших на Руси князьях, многие из них характеризуются как люди начитанные и просвещённые. Так, например, из «Жития» преп. Евфросинии Суздальской можно узнать, что её обучением в детстве занимался сам отец — князь Михаил Черниговский, а позже — его ближний боярин Фёдор. Известно также, что она была сведуща в античной литературе. Но это единичное упоминание, каких, вообще говоря, во всём корпусе дошедших до нас литературных источников наберётся очень немного. Да и случай, о котором мы сейчас говорим, явно эксклюзивный. О том же, как была организована учебная деятельность в целом, была ли она относительно единообразной или сильно варьировалась, мы положительных сведений практически не имеем.

Конечно, исследователь, изучающий развитие образования в Западной и Центральной Европе, также может с полным основанием жаловаться на ограниченность и неопределённость доступных ему сведений, в особенности — относящихся к раннему средневековью. И тем не менее он находится в несравненно более выгодном положении, чем его коллега, посвятивший себя русской истории. С конца XIII в. источники, характеризующие состояние образования на Западе, вообще становятся весьма обильными, и из них можно почерпнуть множество конкретных деталей, начиная с многочисленных подробно описанных эпизодов повседневного быта школяров и школьных корпораций, их далеко не простых взаимоотношений с церковью, горожанами, королевской властью, сеньорами и кончая именами отдельных, причём далеко не только самых знаменитых, учителей, преподававших в различных городах Италии, Англии или Франции. До нас дошли документы, касающиеся их имущественного положения, контракты, которые они заключали с городскими властями и родителями учащихся, сведения об их происхождении, социальном статусе их невест и даже — в отдельных случаях — о размерах выделенного этим последним приданого. Уже применительно к XIV, а в ещё большей степени к XV–XVI вв. имеются и данные статистического характера, которые позволяют судить о разветвлённости школьных сетей и характере распределения учащихся по школам разного типа, а также о том, какая доля детей соответствующего возраста вообще обучалась в школе.

Разительный контраст в информационной насыщенности нарративных источников в своё время немало способствовал формированию философско-исторических схем, основанных на противопоставлении «просвещённого Запада» и укоренившегося в России «восточного варварства». Наиболее радикальным выводом из этих схем было представление о Руси — России как стране сплошного невежества. Именно так, к примеру, изображает её Г. Шпет, определивший весь допетровский период истории выразительным термином «невегласие». Даже элементарная грамотность, полагал он, не выходила здесь за пределы церкви, двора и государственных канцелярий [см.: 7, с. 20]. Характерно, однако, что для доказательства столь решительного утверждения его автор не приводит никаких особых доводов. Похоже, что убедительность данного тезиса в его глазах опирается в конечном счёте лишь на имплицитно принимаемое убеждение, что… на Руси просто не могло быть иначе. Разумеется, формулировки могут быть (и бывали) более осторожными — как, например, у П. Н. Милюкова и некоторых других исследователей. Однако при сохранении тех же методологических установок различия могут проявляться лишь в деталях, но не в понимании вопроса по существу.

Если вплоть до Петра Великого Русь находилась в состоянии «невегласия», то, разумеется, никаких предпосылок перехода к обществу современного типа она самостоятельно создать не могла, и единственным фактором модернизации (разумеется, «догоняющей») была пресловутая петровская дубинка.

Однако, так ли это на самом деле? Здесь важно иметь в виду, что скудность или изобилие имеющихся в нашем распоряжении документальных источников не следует принимать за бедность или богатство самой действительности. Бурные перипетии отечественной истории отнюдь не способствовали сохранности архивов: практически все крупные города и прежде всего великокняжеские и княжеские столицы намного чаще, чем главные города Европы, подвергались осадам и разорениям, в ходе которых они едва ли не всякий раз практически полностью уничтожались пожарами. К счастью, в нашем случае дефицит прямых указаний нарративного (письменного) характера можно отчасти компенсировать, если опереться на весь комплекс доступных нам социальных фактов, взятых, однако, не изолированно, а в виде цепочек причинно-следственных взаимодействий. Если состояние объекта исследования недостаточно проясняется из имеющихся прямых его описаний, то можно использовать иной метод — попытаться определить его функциональные свойства, опираясь на изучение тех «следов», которые оно оставило в социуме. Мы полагаем, что такой подход имеет всеобщее значение для решения целого класса исследовательских задач, предполагающих реконструкцию и осмысление тех или иных социально-исторических явлений в случае существенной неполноты их описания. А именно к таким явлениям, как мы уже видели, и принадлежит русское образование — по крайней мере вплоть до первых Романовых.

Например, в качестве одного из таких «следов» надо рассматривать найденную в 2000 г. в ходе археологических раскопок в Новгороде самую древнюю из известных на сегодня науке славянских книг — так называемую Новгородскую псалтырь, которую на основании результатов радиоуглеродного анализа и стратиграфических данных относят к самому концу Х в. или первому десятилетию XI в. Обращает на себя внимание то, что текст этого важнейшего культурного памятника написан уверенным, хорошо выработанным почерком; особенности же орфографии указывают на то, что неизвестный нам писец был не прибывшим на только ещё недавно принявшую христианство Русь миссионером (например, болгарином или сербом), а именно русским. Таким образом, уже через 10–20 лет после принятия христианства мы находим на Руси человека, хорошо владеющего навыками книжного письма, что, несомненно, требовало достаточно длительного и серьёзного по тем временам обучения. О том, как проходило это обучение, мы не знаем. Но принципиально важно уже то, что мы можем судить о нём по его результатам. «Можно представить себе даже, — пишут в этой связи открыватели и исследователи Новгородской псалтыри А. А. Зализняк и В. Л. Янин, — что он был из тех детей, которых сразу после крещения Руси отдали в книжное учение… Поразительно, как быстро из этого первого поколения грамотных русских людей смог выйти столь опытный книжный мастер» [см.: 8, с. 206]. Надо полагать, именно из людей этой формации выдвинулся тот круг просветителей, на который опирался Ярослав Мудрый в своих начинаниях по развитию переводческой деятельности и созданию крупной по тому времени библиотеки рукописных книг.

Наличие обширной бытовой переписки на бересте, равно как и многочисленные находки особых инструментов для письма по воску — стилосов (только в Новгороде их обнаружено около 250), свидетельствуют о том, что грамотность уже в XII–XIII вв. была если не массовым, то во всяком случае обычным, широко распространённым явлением. Причём умение читать и писать — о более высоких уровнях образованности мы сейчас не говорим — не была ни привилегией знати, ни исключительным достоянием духовенства. Отметим также, что грамотными бывали не только мужчины, но и женщины. Об этом свидетельствуют как некоторые граффити на стенах отведённой для женщин части киевского собора св. Софии, так и надписи на специфически женских предметах тогдашнего обихода — шлиферных пряслицах (в большинстве своём они относятся к XI–XII вв.) [см.: 9, с. 52]. Известно, что дочь Ярослава Мудрого Анна, ставшая в 1051 г. женой французского короля Генриха I, собственноручно подписала множество документов. Эти уверенные подписи, рядом с крестиками неграмотных французских сановников, наглядно демонстрируют нам разницу в образованности между интенсивно развивающейся страной византийского культурного круга и варварской Францией [см.: 10, с. 47]. Через два столетия не менее заметной фигурой стала дочь князя Ростислава Михайловича Галицкого Конгута (Кунигунда), выданная замуж за чешского короля Пржемысла II и вошедшая в историю как первая значительная чешская поэтесса (и в 1278–1285 гг. — правительница королевства при малолетнем сыне).

Россия реформирующаяся. Вып.13: Ежегодник / Отв. ред. М. К. Горшков. — Москва: Новый хронограф, 2015. —464 c.

Смотрите также:

www.mirvboge.ru