История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Японская война – искусство. Военное искусство древней японии


Боевые искусства Японии | MIUKI MIKADO • Виртуальная Япония

Боевые искусства ЯпонииБоевые искусства, а точнее — воинские искусства, по-японски называются «будо» или «будзюцу». С древнейших времен японцы воевали и соревновались в боевых искусствах, поэтому сейчас практически невозможно сказать, какое из древних воинских искусств появилось первым.

Все японские боевые искусства можно разделить на вооруженные и рукопашные. Отдельно выделяется бадзюцу, искусство езды верхом, которое было важнейшей частью искусства самурая, но сейчас практически не практикуется (из-за дороговизны содержания лошадей в японском климате — в Японии травяные луга быстро зарастают бамбуком). В древние же времена искусство ябусамэ — «конная стрельба из лука» — было основой подготовки воинов из богатых семей.

Сумо

Из всех видов японских боевых искусств сумо стоит на особицу. Оно никогда не было искусством воинов и с самого начала представляло собой сочетание спорта-соревнования и синтоистского обряда. Большая часть из древних обрядов, связанных с сумо, сохранились до сих пор.

Правила сумо очень просты — для победы достаточно либо заставить противника коснуться ринга-дохё чем-то, кроме ступней, либо просто вытолкнуть его с ринга, огороженного веревкой-симэнава. Обычно исход поединка выясняется за несколько секунд. Сопутствующие же обряды могут занимать гораздо больше времени. Борцы одеты только в маваси — особую набедренную повязку.

В древности считалось, что сражающиеся борцы своим весом «сотрясают» землю и делают ее более плодородной. Поэтому такое внимание придается весу борца (в сумо нет весовых категорий). С древнейших времен дошли разнообразные диеты и упражнения, позволяющие наиболее эффективно набрать максимальный вес. Основой этих диет является огромное количество риса.

Возраст профессиональных борцов колеблется между 18 и 35 годами. Большая часть сумоистов — выходцы из сельских районов страны. Между соревнованиями они живут вместе с тренерами в особых казармах, где царят военные по строгости порядки. Чемпионы сумо становятся кумирами всей страны и ездят на гастроли подобно поп-звездам.

В древние времена чемпионы сумо почитались наравне со святыми. Дело в том, что, сотрясая землю, борцы не только делают ее плодородной, но и отпугивают злых духов. Поэтому иногда их нанимали для изгнания болезней из богатых домов и даже целых городов.

В Японии проводится шесть ежегодных национальных чемпионатов по сумо — три в Токио (в январе, мае и сентябре) и по одному в Фукуоке (в ноябре), Осаке (в марте) и Нагое (в июле). Каждый из них длится в течение 15 дней.

Самое большое достижение для борца — стать Ёкодзуна, Великим чемпионом. Это звание присваивается пожизненно. Если Ёкодзуна начинает проигрывать, он просто уходит из спорта. За несколько веков существования системы рангов только 65 борцов были удостоены этого звания.

Принципиально важны для сумо честность поединка и судейства. Это вопрос не только спорта, но и религии. Сомневаться в решении судей борцам строжайше запрещено.

В настоящее время сумо практикуется и за пределами Японии (в том числе и в России). Идут переговоры о включении сумо в программу Олимпийских Игр.

Дзюдзюцу

Дзюдзюцу — это не единое искусство, а множество школ по всей Японии, практикующих различные виды рукопашного боя. В настоящее время дзюдзюцу чаще встречается в фильмах и сериалах, чем в жизни, поскольку лишь отдельные его виды (дзюдо и айкидо) смогли преобразоваться в коммерчески успешные виды спорта.

Корни большинства школ дзюдзюцу уходят в глубокую древность. Современные формы они приобрели во времена правления Токугава, когда воины начали зарабатывать себе на жизнь преподаванием боевых искусств.

В сознании японцев дзюдзюцу связано также с понятиями «магия» и «колдовство». Великие воины древности считались также умелыми магами.

Дзюдо

Дзюдо («мягкий путь») — самое международно признанное из японских боевых искусств. Оно было создано на основе одной из школ дзюдзюцу в конце XIX века мастером Кано Дзигоро. Именно он сформулировал современные правила дзюдо и реформировал систему боя, положив в ее основу захваты и заломы.

Международная федерация дзюдо была создана в 1952 году, а первый Чемпионат мира по дзюдо состоялся в Токио в мае 1956 года. Уже в 1964 году дзюдо было включено в программу Олимпийских Игр.

Кэндо

Кэндо — это искусство фехтования на мечах. Кэндо всегда было важной частью подготовки японского воина, а во времена Токугава стало сердцем этой подготовки. Именно тогда были созданы современные разновидности тренировочного оружия (бамбуковый синай и деревянный боккэн), а также защитные доспехи.

В период Мэйдзи кастовое деление было уничтожено, а ношение мечей — запрещено. Исключение было сделано только для офицеров, которые носили примитивные стальные шашки, использовавшиеся только как церемониальное оружие. Преподавание кэндо было запрещено.

В 1895 году, после Японо-китайской войны, была создана Всеяпонская федерация боевых искусств, которая занялась введением боевых искусств в школьный курс физкультуры и пропагандой этих искусств как составляющих элементов национального японского духа.

Во время оккупации Японии все боевые искусства были запрещены именно как часть идеологии японского национализма. Однако уже в 1952 году была создана Всеяпонская Федерация кэндо, и началось его преобразование в обычный вид спорта, сохранивший, впрочем, множество изначальных церемоний.

Сейчас кэндо не только популярный вид спорта в Японии, но и часть физкультурной программы японских школ.

Кюдо

Судьба кюдо — искусства стрельбы из лука — во многом повторяет судьбу кэндо. Как и кэндо, оно практиковалось воинами древности, как и кэндо, оно было забыто после Реставрации Мэйдзи. В 1949 году была создана Всеяпонская Федерация кюдо, и началось его возрождение как популярного вида спорта.

В древние времена использовались луки разного размера. В современном спортивном кюдо используется стандартный японский композитный лук из дерева и бамбука длиной 2,21 м. Мишени размещаются на расстоянии 22 или 60 м. Кроме меткости, оценивается также грациозность движений лучника. Поэтому кюдо — популярный женский спорт и часть школьной физкультурной программы.

Уже упоминавшееся выше ябусамэ в настоящее время — не вид спорта, а разновидность шоу, проходящего в период всевозможных праздничных торжеств.

Каратэ

Каратэдо («Путь пустой руки») — древнее военное искусство рукопашного боя, возникшее в Китае и оттуда принесенное на остров Окинава. Поэтому система боя в каратэ ближе к китайскому у-шу, чем к японским школам дзюдзюцу.

В течение долгого времени Окинава был сначала независимым государством, а потом — отдаленной провинцией, поэтому практикуемые там боевые техники японцев с «главных» островов интересовали мало.

В 1920 годы мастер Фунакоси Гитин познакомил с искусством каратэ всю страну, организовав его настоящую «рекламную компанию». С этого времени каратэ стало частью японской культуры боевых искусств.

В 1964 году была создана Всеяпонская Федерация каратэ, и оно широко распространилось за пределы Японии, в том числе и в России.

Айкидо

Айкидо — система боя, созданная мастером по имени Уэсиба Морихэй на основе школы Айки дзюдзюцу направления Дайто. Ее принципиальное отличие от других видов боевых искусств заключается в отсутствии наступательной техники. Айкидо — искусство защиты и использования силы противника против него самого.

По айкидо не проводятся соревновательные чемпионаты. Тем не менее, оно весьма популярно среди женщин и полицейских как искусство самозащиты и быстрого выведения из строя противника.

Как и каратэ и дзюдо, айкидо широко распространено за пределами Японии, в том числе и в России.

Кобудзюцу

Кобудзюцу — общее название боевых искусств тех школ, в которых обучают поединку с использованием «нестандартного» оружия — шестов, посохов, вееров, дубинок, сельскохозяйственного инвентаря. Последний особенно популярен на острове Окинава — родине каратэ.

Федерация кобудзюцу России существует с 1997 года.

Магазинчик MIUKIMIKADO.COM

Похожие записи на сайте miuki.info:

miuki.info

Военное дело в Японии

Развитие военного снаряжения и оружия в Японии имеет свою историю и свои отличительные особенности. Если доспехи европейских рыцарей претерпевали в разные периоды существенные изменения в соответствии с духом и модой времени, в результате введения различных технических и конструктивных новшеств, то военная одежда японских воинов на протяжении веков оставалась почти неизменной. Многие элементы боевого снаряжения, характерные для самурайских доспехов средневековья, были известны уже в бронзовом и железном веках японской истории, т. е. в первые века н. э. Так, например, шлемы, найденные во время археологических раскопок на территории Японии, имеют своеобразное пластинчатое приспособление для защиты затылка и шеи, получившее впоследствии название «сикоро». Эта деталь часто встречается также на ханива — миниатюрной погребальной пластинке, в частности изображающей воинов. То же можно сказать и о пластинчатых панцирях. Скорее всего, они были изобретены на материке и занесены на Японские острова пришельцами тунгусо-маньчжурского происхождения. Археологические находки настоящего времени подтверждают данные китайских хроник, в которых говорилось об илоу и их боевых панцирях, изготовленных из костяных пластин.

В своих наиболее существенных чертах военное обмундирование буси оформилось уже к XII в. — времени начала длительных междоусобных войн. Несколько веков феодализма, последовавших за этим дали лишь частичные изменения формы и конструкции, целью которых было усовершенствование уже данных образцов доспехов. Объясняется это рациональностью японского военного снаряжения, которое позволяло воину быть более манёвренным и подвижным в бою.

Основным наступательным оружием самурайских дружин средневековья были копьё и меч, применявшиеся для ближнего боя, и лук со стрелами, использовавшиеся в борьбе с противником на расстоянии. Наибольшей ценностью для самурая был меч — и как вооружение профессионального воина, разящее врага и защищающее одновременно жизнь его обладателя, и как символ сословия воинов, эмблема доблести, чести, могущества и храбрости, неоднократно воспетый в легендах, рассказах, песнях и стихах

С глубокой древности меч рассматривался японцами как священное оружие — подарок «солнечной богини» своему внуку, которого она послала править на земле и вершить с помощью этого меча дело справедливости, искоренять зло и утверждать добро. Именно поэтому меч стал принадлежностью синтоистского культа, он украшал храмы и священные места; приносимый верующими в качестве пожертвования богам, он сам являлся святыней, в честь которой воздвигались храмы.

В литературных источниках упоминается, что в VIII в. священники синто сами принимали участие в производстве мечей — занимались их чисткой и полировкой.

Древний японский меч (цуруги, или кэн), находимый часто при археологических раскопках в дольменах и гробницах среди другого сопроводительного похоронного инвентаря, напоминал старинные китайские обоюдоострые мечи. Для него была характерна прямая форма лезвия и двусторонняя заточка. Такой меч воины носили на спине (наискось), а когда его нужно было пустить в ход, брались за рукоять обеими руками. Впоследствии клинок стали затачивать с одной стороны. Приблизительно к VII в. была создана новая форма меча с легким изгибом на спинке лезвия. Мечи такого вида позднее получила название «нихонто» — «японский меч» и дошли до нашего времени, не изменив формы, которая считалась идеальной и характерной только для мечей Японии.

Японский меч изготовлялся всегда людьми, принадлежавшими к господствующему классу, и был в феодальное время выражением во всех отношениях привилегией этого класса. Ковали мечи обычно родственники самураев или придворных.

С началом междоусобиц спрос на мечи резко возрос; могущественные феодалы начали покровительствовать знаменитым оружейникам. Ковке мечей придали вид богослужебной церемонии, при которой производился ряд сложных действий религиозного характера. Они должны были оградить меч и соответственно его будущего владельца от сил зла.

Прежде чем японский кузнец (катана-кадзи) приступал к делу, он совершал ритуальный акт очищения своего тела. Перед алтарём, который в каждой кузнице имел своё постоянное место, кузнец морально готовил себя к предстоящей работе, чтобы гарантировать успех предприятия. В соответственные моменты изготовления меча он облачался в парадную одежду — кугэ, а сама мастерская после тщательной уборки обвешивалась симэ — ритуальными украшениями, сплетёнными из рисовой соломы. Пучки симэ являлись атрибутом синтоистских храмов и символизировали собой чистоту и безопасность. Сложна была технология производства мечей. Оружейную сталь для них получали путём выплавки металла из магнитного железняка и железистых песков. Собственно клинок формировался из многих слоёв железных полос с разным содержанием углерода, сваренных между собой в процессе плавления и ковки.

В результате проковки, вытягивания, многократного складывания и новой проковки полос металла образовывался тонкий брус, состоящий из огромного числа прочно соединённых тончайших слоёв разноуглеродной стали. Некоторые мастера самурайских мечей средневековья тратили на изготовление одного меча по нескольку лет, накладывая один слой на другой. Низкоуглеродистый металл, соединённый с высокоуглеродистым, приобретал значительную твёрдость и в то же время вязкость. В дальнейшем клинок шлифовался на нескольких грубых и тонких шлифовальных камнях и подвергался закалке. Подобные клинки не уступали по прочности дамасским и считались лучшими на всём Дальнем Востоке.

С конца XVII в. для изготовления мечей кузнецы стали употреблять металл, привозимый в Японию из Европы. Этот материал японцы называли «намбантэцу», т. е. «привозной металл» или «металл южных варваров» (так как корабли португальцев приходили в Японию с юга).

Режущие качества клинка и твёрдость руки самурая проверяли обычно на трупах убитых в бою противников или трупах преступников. Хорошим мечом самурай мог перерубить три положенных один на другой трупа. В поединках и на войне буси старались ударить мечом так, чтобы разрубить тело врага от плеча до пояса или от плеча до сердца.

На многие мечи мастера ковки наносили символические рисунки, имевшие смысл магических формул. Назначением этих рисунков было отгонять всё злое и призывать благо, поставить хозяина меча под влияние благих сил и избавить его от воздействия дурных. Первостепенную роль играли изображения небесных светил, способных оказать в соответствии с воззрениями китайской мифологии влияние на земную жизнь людей. В период господства Сёгунов Асикага утвердилась традиция ношения воинами двух мечей, которые стали общей привилегией самурайства. К этому времени мечи стали принадлежностью не только военного костюма и снаряжения, но и гражданского платья буси и носились всем сословием самураев, начиная от рядового дружинника и кончая сёгуном.

Первоначально второй меч считался запасным, но потом это положение утвердилось как обычай двумечия. Оба меча назывались «дайсё-но косимоно», т. е. «большой и малый мечи», носимые (заткнутыми) за поясом (сокр. — дайсё) Большим мечом (катана, или дайто) считался тот, который был длиннее двух сяку, малым (вакидзаси, или сёто) — короче двух сяку. Длинный меч предназначался для ведения боевых действий, короткий — для отрезания голов убитых и харакири. Кроме двух мечей, самураи носили иногда и третий — танто, служивший кинжалом.

Боевые мечи самураев времён феодальных войн (XII — XVII вв.) были просты в исполнении, их носили обычно в деревянных ножнах (сая). Оба меча, как правило, делались в паре одним мастером-оружейником. К вспомогательным инструментам, вставляемым в ножны мечей, относились: маленький нож — кодзука (такое название этот нож получил по названию украшенной части грифа — художественного произведения, искусно выполняемого мастером), или когатана и когай. Кодзука употреблялся самураями в походной жизни для подсобных целей. Иногда его использовали как метательный нож. Применение когая было более широким. Он мог служить как хаси при еде, как принадлежность письма в старину (для выцарапывания иероглифов), как орудие для подтягивания конской упряжи и т. п., в качестве шпильки для волос или ложечки для чистки уха; на поле сражения когай оставляли воткнутым в тело или голову убитого противника с целью установления затем имени победителя, когай использовался также для того, чтобы укрепить голову убитого врага на поясе.

Существенной деталью военного меча являлась круглая гарда (цуба), защищавшая кисть руки. Со временем цубы и украшения меча (эфесы — цука, головка рукоятки — футигасира, мэнуки и т. д.) стали изготовляться особыми мастерами-оружейниками и превратились в настоящее произведения искусства, собираемые коллекционерами многих стран.

Длина лезвий самурайских мечей не была стандартной, она колебалась довольно значительно (от 63 до 80 см.). Борьба самураев, особенно на начальной стадии феодальной децентрализации, не была ещё единой битвой войска, а становилась чаще схваткой одиночек, поэтому каждый самурай заказывал себе то оружие, которое было для него удобным и отвечало его вкусам, вносил в исполнение меча свои собственные идеи

В начале XVII в., после прекращения междоусобных войн и объединения страны под властью Токугава, в производстве мечей происходят значительные изменения. Этот вид оружия практически уже не применяется и становится лишь символом сословия воинов. Появляются «новые мечи» (синто) в противоположность «старым мечам», отмеченным под собирательным названием «кото». Самураи стали предъявлять повышенные требования к художественному оформлению мечей этого периода, богатству декора, украшениям из драгоценных металлов, затрачивая на покупку некоторых образцов огромные суммы. Самурай, как бы беден он ни был, мог иметь клинок хорошей стали и в превосходной оправе, считая, что лучше страдать от голода, нежели не иметь эмблемы, подчёркивающей его сословное положение. Ради меча самурай мог пожертвовать и своей собственной жизнью, и жизнью членов своей семьи. Такое отношение привело к тому, что обычное почитание меча переросло в его культ. В своём «завещании» (своде законов по управлению страной 1615 г.) Токугава Иэясу приказал (ст. 35): «Каждый, кто имеет право носить длинный меч, должен помнить, что его меч должен рассматриваться как его душа, что он должен отделиться от него лишь тогда, когда он расстанется с жизнью. Если он забудет о своём мече, то он должен быть наказан». Культ меча породил этику меча и относящиеся к нему строгие законы, нарушение которых смывалось только кровью. Своеобразный язык меча позволял объясняться без слов с предельной откровенностью, подчас дерзостью. В дом самурая с длинным мечом за поясом мог войти только глава клана (т. е. даймё) или буси, стоящий рангом выше хозяина, причём оружие вошедшего клали на подставку для меча невдалеке от гостя. Во всех других случаях меч следовало оставлять в прихожей, иначе это могло быть расценено как оскорбление. Большой меч вынимали из-за пояса и клали, становясь на колени для обычного приветствия, по правую сторону от себя. Тем самым демонстрировалось доверие к хозяину и доброжелательность, ибо меч трудно было вытащить из ножен с необходимой быстротой. Если же хозяин держал свой меч на полу слева, это говорило о его явном недружелюбии к незваному гостю.

При дружеском общении с хозяином гость мог оставить свой большой меч в соседней комнате или отдать его слуге, который принимал сокровище с величайшим почтением и на вытянутых руках в шёлковом платке относил к стойке. На горизонтальной стойке для мечей хранился и меч хозяина (иногда несколько мечей). Во время беседы мечи клали так, что рукоятки были обращены на владельца, а клинок в ножнах — на собеседника. Короткий меч чаще всего оставался за поясом. При официальной встрече положить меч рукоятью к собеседнику означало нанести ему страшное оскорбление — усомниться в его способностях фехтовальщика и выказать полное пренебрежение к его «молниеносному удару». Ещё большим оскорблением была попытка притронуться к мечу без разрешения хозяина, а тем более — наступить на меч или отбросить его ногой.

Так же строго следили за обнажением клинка, который можно было вытащить из ножен только тогда, когда владелец меча или коллекции мечей хотел показать лезвие другу. Похвалить меч, рассматривая наполовину вынутый из ножен клинок, означало пролить бальзам на душу хозяина, доставить ему величайшее удовольствие. Обнажённый меч (сираха или хакудзин) означал враждебность и разрыв дружбы. Если владелец меча всё же хотел показать весь клинок, то он отдавал оружие другу с тем, чтобы тот сам с многократными извинениями и комплиментами по полагающемуся этикету вынул меч из ножен.

В напряжённой обстановке притронувшись к мечу, можно было спровоцировать инцидент. Если самурай видел, что сосед поглаживает или поворачивает рукоять своего меча, он немедленно обнажал клинок. То же самое происходило, если в тесноте сосед невежливо отпихивал мешающие ему ножны, то есть допускал неподобающее обращение со святыней. Прямым вызовом на поединок служило бряцание гардой о ножны, для чего надо было слегка выдвинуть лезвие и затем отпустить. Человек рассеянный, допустивший подобный жест в минуту задумчивости, рисковал быть разрубленным на две половинки без всякого предупреждения.

То же самое было действительно и для другого холодного оружия. Копья, например, положено было держать в футлярах, так как обнажённое на улице оружие (суяри) в глазах японцев являлось смертельным оскорблением.

С мечом была связана масса суеверий, в некоторых случаях слово «меч» не произносилось; на оружие в данном случае накладывалось табу. Например, короткий меч вакидзаси в буквальном переводе означает «на боку воткнутое».

Самурай никогда не расставался со своими мечами, они всегда занимали самые видные места в его доме: в специальной нише (токонома) в главном углу комнаты на подставке для мечей, называемой «татикакэ», или «катанакакэ», Ночью мечи клались в изголовье на таком расстоянии, чтобы их можно было легко достать рукой.

Во время переправ через реки и небольшие озёра самураи обращались со своим оружием крайне бережно: старались по возможности не погружать его в воду, надевали на рукояти мечей специальные чехлы, чтобы предохранить их от влаги. Такое отношение к мечу сохранилось и в императорской армии после буржуазной революции Мэйдзи вплоть до разгрома империалистической Японии во второй мировой войне.

Токугавские власти ревностно следили за исполнением закона о праве ношения мечей (тайто-гомэн). Только придворной аристократии Киото, военному и гражданскому чиновничеству сёгуната и самураям разрешалось носить два меча. Учёным, ремесленникам и крестьянам позволялось носить лишь короткий меч и то только по особому разрешению во время больших праздников или путешествий. Мелким лавочникам, нищим и париям (эта) было категорически запрещено ношение любого меча. Несмотря на то что меч представлялся самураями как символ чистоты, добра и справедливости, карающей зло, несмотря на осуждение кодексом бусидо беспорядочного применения оружия, правила которого считали бесчестьем обижать невинного и слабого, меч на протяжении всей его истории служил инструментом насилия, несправедливости и жестокости.

Ярким примером несправедливого и бесчестного употребления меча, помимо применения его в захватнических войнах, является зверский обряд пробы нового меча — тамэси-гири, или цудзи-гири (букв. «убийство на перекрёстке дорог»). Сущность обряда заключалась в том, что новый, не бывший в употреблении меч обязательно надо было испытать на человеке. Нередко нищие, беспомощно лежавшие на обочине дороги, крестьяне, поздно возвращавшиеся с полей, становились жертвами тэмаси-гири, погибая от руки негодяев, выходивших в сумерках на своё ужасное дело.

Местные власти, пытаясь предупредить беззаконие, выставляли на улицах ночные посты и устраивали караульные помещения на перекрёстках дорог. Однако охрана относилась к своим обязанностям небрежно, а потому число убитых самураями прохожих и путников исчислялось тысячами. Самураи, не желавшие испытывать меч на невинных людях, практиковали другой способ тэмаси-гири. Они отдавали свой меч палачу для того, чтобы тот опробовал их оружие (за определённую плату) на осуждённом преступнике.

Не менее важным, чем меч, в вооружении самурая был большой лук (оюми), сохранивший свои размеры и форму с древних времён. Наиболее характерными для больших японских луков было расположение места стрельбы, которое помещалось не в середине, а немного ниже центра лука. Уже у древнейших луков верхняя их часть имела 36 обмотанных тростником участков, помещавшихся ниже места, за которое брались рукой.

В отличие от лука колчаны для стрел были весьма разнообразны. Их изготовляли из дерева с матерчатой обивкой, плели из ивовых прутьев или бамбука. На войне самураи носили два колчана: на боку — маленький, сплетённый из ивы, и на спине — большой. Спинной колчан прикреплялся сзади с таким расчётом, чтобы стрелы возвышались над плечом и их можно было легко выхватить. Больше других был распространен колчан, обшитый снаружи мехом — эбира.

В эпоху Гэмпэй и позже применялись также колчаны уцубо, кувшинообразные цубо янагуи и плоские колчаны хира янагуи. К носящим ремням колчана подвешивался рулон с запасной тетивой (гэн) для лука. Однако чаще её прикрепляли к поясу, на котором носили меч. В комплект входил также кожаный нарукавник томо, предохранявший руку от удара тетивы.

Стрелам в зависимости от их назначения (военные, охотничьи, учебные, сигнальные) придавались самые разнообразные формы. Материалом для наконечников служили железо, медь, рог или кость, бамбук и т. д. Боевые стрелы имели стальные наконечники, тренировочные — роговые (для стрельбы по соломенным мишеням) или деревянные (для упражнения при инуомоно — преследовании собак).

Перед началом битвы в воздух выпускалась свистящая стрела с насадкой из оленьего рога (кабурая). Ею стреляли для вызова и оповещения неприятеля о начале боя.

Веретено стрелы делалось из ивы или бамбука; оперение состояло из 2 — 4 перьев орла.

Кроме обычных стрел, каждый самурай имел в своём колчане особую «родовую стрелу» с его собственным именем, которая не употреблялась как оружие. По этой стреле узнавали убитого на поле битвы, она забиралась победителем в качестве трофея.

О стрелках из лука были сложены в Японии легенды ещё в древние времена. В них превозносились боевые качества японских луков и искусство стрелков. В феодальное время лук становится основным оружием самурая. Среди 28 видов военных искусств XVII в. искусство стрельбы из лука занимало первое место, а понятия «война» и «лук и стрелы» (юмия) считались равнозначными. Даже с введением огнестрельного оружия лук не утратил своего значения, так как был более скорострельным и надёжным, нежели заряжающиеся со ствола пищали.

Наряду с зоркостью глаза лучник должен был обладать также большой силой и выносливостью. Выдержка, сила и меткость стрелков проверялась обычно во время тренировок, религиозных праздников и состязаний отдельных воинов. В этом плане наиболее показательны стрельбы Дайхати Вада, выпустившего в 1686 г. в течении суток 8133 стрелы, и Масатоки, стрелявшего 19 мая 1852 г. 10050 стрелами, 5383 из которых достигли цели.

В феодальных средневековых войнах всадники и пехотинцы применяли также копья (яри) — короткие у конных самураев и длинные (около 4 — 6 м.) у асикагу — и алебарды. Последние особенно часто употреблялись не только самураями, но и монахами.

Начиная с XVI в. в войсках феодалов распространились пушки и ружья с кремниевыми замками (тэппо), завезённые португальцами. Однако это оружие за 300 лет существования не претерпело почти никакого изменения и вплоть до 1860 г. оставалось в том же исполнении, что и в XVI веке. При этом лук и особенно меч не были вытеснены огнестрельным оружием и продолжали оставаться основными в вооружении самурая.

Развитие военного снаряжения Японии имеет свою историю и свои отличительные особенности. Если доспехи европейских рыцарей претерпевали в разные периоды существенные изменения в соответствии с духом и модой времени, в результате введения различных технических и конструктивных новшеств, то военная одежда японских воинов на протяжении веков оставалась почти неизменной. Многие элементы боевого снаряжения, характерные для самурайских доспехов средневековья, были известны уже в бронзовом и железном веках японской истории, т. е. в первые века н. э. Так, например, шлемы, найденные во время археологических раскопок на территории Японии, имеют своеобразное пластинчатое приспособление для защиты затылка и шеи, получившее впоследствии название «сикоро». Эта деталь часто встречается также на ханива — миниатюрной погребальной пластинке, в частности изображающей воинов. То же можно сказать и о пластинчатых панцирях. Скорее всего, они были изобретены на материке и занесены на Японские острова пришельцами тунгусо-маньчжурского происхождения. Археологические находки настоящего времени подтверждают данные китайских хроник, в которых говорилось об илоу и их боевых панцирях, изготовленных из костяных пластин. В своих наиболее существенных чертах военное обмундирование буси оформилось уже к XII в. — времени начала длительных междоусобных войн. Несколько веков феодализма, последовавших за этим дали лишь частичные изменения формы и конструкции, целью которых было усовершенствование уже данных образцов доспехов. Объясняется это рациональностью японского военного снаряжения, которое позволяло воину быть более манёвренным и подвижным в бою.

Отдельные пластинки, скреплённые между собой шёлковыми шнурами, делали возможным свободное движение самурая. В японском военном костюме было не очень жарко летом и не холодно зимой. К тому же, в отличие от западноевропейских лат, изготовленных для рыцарей по индивидуальным заказам, эти доспехи было легче приспособить к любой фигуре. В «Нихонги» есть даже упоминание об одевании одного панциря на другой. Военное снаряжение пользовалось большим уважением и почитанием. Оно передавалось от отца к сыну по наследству. При большой подвижности отдельных частей доспехов было возможно ношение костюма наследниками и при иной конституции их тела.

Начиная с эпохи Камакура, именно искусство изготовления доспехов и вооружения начало очень быстро развиваться, поскольку власть перешла в руки сословия самураев, которые придавали большое значение военному снаряжению.

В процессе развития конструкции шлема число полос металла изменялось, что было обусловлено стремлением увеличить сопротивляемость поверхности к удару без увеличения веса, равнявшегося приблизительно 2,5 — 3 кг.

К собственно шлему прикреплялись сзади горизонтальные подвижные пластины (от 3 до 7 шт.), защищавшие шею (сикоро). Верхняя из этих пластин выдвигалась вперёд и отгибалась в виде отворотов (фукикаэси) с обеих сторон шлема. Возможно, что они делались по традиции с тех времён, когда шлемы изготовлялись из кожи. На металлических шлемах отвороты могли служить как пружинящее приспособление для смягчения удара мечем. Обычно на фукикаэси прикреплялись фамильные гербы самураев. На передней части шлема заклёпками удерживались козырёк для защиты глаз и держатель мотыгообразных отростков (кувагата), предназначенных для ослабления ударов, наносимых противником в голову. Между отростками часто укреплялись украшения, символические изображения или металлические зеркала. Считалось, что зеркало имеет магическую силу против всего злого. Скорее всего, это поверие пришло в Японию из Китая, где бронзовые зеркала служили для отпугивания от живых и мёртвых нечистой силы. Верх шлема венчала чеканная розетка, имевшая вентиляционное отверстие или изображение демонического животного (обычно у даймё). Внутренняя сторона козырька и пластин назатыльника окрашивалась, как правило, в красный цвет, что должно было устрашающе действовать на противника. В качестве подкладки кабуто использовалась холщовая материя; на голове шлем удерживался с помощью двух длинных и толстых матерчатых шнуров.

Перед надеванием шлема самураи обвязывали голову наголовной повязкой — хатимаки, служившей чем-то вроде прокладки между головой и шлемом. Кроме чисто практической надобности, хатимаки повязывались воинами с определённым духовным смыслом, который как бы ассоциировался с подготовкой к умственному или психическому действию, к борьбе. Хатимаки была символическим выражением готовности перейти от обыденности к священности, повязывание её являлось как бы предпосылкой вдохновения воина и обретения им храбрости.

Лицо защищалось забралом (хоатэ) или металлической полумаской (хаппури), часто со съёмным носом, закрывавшей щёки и подбородок. Маскам придавались черты человеческого лица, но с сильной гиперболизацией отдельных черт, создававшей отталкивающее впечатление. Маска или забрало должны были не только защищать лицо, но и внушать оскаленным ртом и напряжёнными мышцами лица ужас неприятелю. Однако боевые маски самураи применяли не всегда, о чём может свидетельствовать многочисленный иллюстрированный материал эпохи средневековья, изображающий буси с открытым лицом. Горло закрывалось тремя или более пластинами (нодоатэ — на), позднее прикреплявшимися к маске.

Панцирь (ко) состоял из большой кованной металлической грудной пластины (мунаита), иногда обтягивавшейся материей с прикреплённым к ней рядом железных поперечных пластинок, скреплённых разноцветными шёлковыми (кожаными) шнурами, которые образовывали набрюшник (харамаки), и спинной части, твёрдо соединённой с передом слева и разъединённой справа.

Эти две части стягивались толстым шёлковым шнуром. К нижней части панциря свободно крепилась шнурами юбка-оборка, закрывавшая низ тела (кусадзури). Она состояла из 4-8 частей и собиралась также из полос металла, соединённых между собой. На теле каркас (до) с прилегающими к нему частями удерживался при помощи изогнутых полос листового железа, накладывавшихся на плечи. Цвет шнуров и окраска пластин были различными у самураев разных феодальных кланов. Это позволяло отличать своих воинов от воинов противника. Грудная часть лат нередко обтягивалась парчой с нанесёнными на неё рисунками. На верху спинной части панциря, на широкой, богато украшенной полосе жести, прикреплялось металлическое кольцо со шнурами, дававшее возможность привязывать к нему сзади колчан со стрелами или полевой военный знак самурая (нобори).

В XVI в. при Тоётоми Хидэёси произошли некоторые изменения в производстве панцирей. Появилось усовершенствованное лёгкое снаряжение, изобретённое Хисахигэ Мацунага, состоявшее из пластин тонкого железа, расположенных чешуеобразно. Панцири этого времени получили название «гусоку».

Приблизительно в тот же период на грудные пластины, выработанные из целого куска металла, начали наносить чеканные изображения.

Пластины с гербами (на) укреплялись спереди, на уровне ключиц. Защита плечевого пояса осуществлялась при помощи наплечников (содэ) имевших форму четырёхугольников и составленных из нескольких продольных пластин, соединённых шнурами. Левый и правый наплечники носили разные названия (сяко содэ — наплечник направления стрельбы и матэ содэ — наплечник правой руки), так как первоначально защищалась только левая рука, вытянутая в сторону неприятеля при стрельбе из лука. Предплечья закрывались латными нарукавниками (котэ).

Нижняя часть тела прикрывалась набедренником (хаидатэ), имевшим вид раздвоенного передника, укреплявшегося на поясе двумя лентами, завязываемыми сзади. Низ набедренника напоминал кольчугу с прикреплёнными к ней металлическими пластинками; верх делался только из материи и замши, потому что на него находила сверху нижняя часть панциря. С внутренней стороны набедренник имел лямки для его фиксации на бёдрах. В более раннее время набедренник не применялся, его функцию выполняла юбка-оборка панциря, которая имела большое число рядов поперечных пластин и была длиннее. Ноги от колена до щиколотки закрывались наголенниками (сунэатэ) или полосами металла, прикреплёнными к кожаному основанию в виде ножных шин.

Все подвижные части снаряжения, а также панцирь украшались чеканными бронзовыми накладками и заклёпками; замшевые поверхности лат орнаментировались геометрическими изображениями или стилизованными рисунками, воспроизводящими части растений.

В походных условиях доспехи самурая дополнялись, кроме того, ещё и полевой накидкой (дзимбаори). Знатные воины надевали иногда поверх лат цветное кимоно. Обувь изготовлялась из кожи, шкур и т. п. и удерживалась на ногах кожаными или шёлковыми ремнями.

Доспехи на протяжении веков изготовлялись оружейниками без отступления от определённых канонов, принятых ещё в период расцвета феодализма. Одним из знаменитых родов начиная с XII в., занимавшихся производством военного снаряжения, был род Миотин. Работы Миотин были признаны классическими и служили своеобразным мерилом и примером для подражания среди других мастеров.

Оригинальный пример преемственности традиций в деле изготовления доспехов являют собой надписи тушью, которые наносились на отдельные части доспехов самурая. Надписи встречаются на замшевой подкладке панцирей, наплечниках, подвесных пластинах с гербами, набедренниках и т. д. Так, на набедреннике одного из самурайских военных костюмов начертана надпись: «Тэмпё, 12-й год, 8-й месяц, 1-й день».

Тэмпё — название годов правления императора Сёбу, соответствующих периоду с августа 729 по март 749 г. Такие надписи наносились на кожу доспехов в период Эдо. Кожа называлась «тэмпёгава», она была окрашена в стиле, принятом в VIII в. (подражание древнему периоду Тэмпё).

На другом доспехе помещён ряд одинаковых надписей: «Сёхэй, 6-й год, 6-й месяц, 1-й день». В данном случае это уже эпоха Сёхэй (декабрь 1346 — июнь 1370). «Кожей сёхэй» называлась крашеная кожа военных доспехов — бугу. Такой тип рисунка и иероглифической надписи разрешил наносить на доспехи сёгун Канэнака из семьи принцев крови провинции Хиго (нынешняя префектура Кумамото).

Надпись с датой могла говорить об основании в указанное время самурайского рода (например, посвящение в дворянство), о каком-нибудь знаменитом событии или подвиге предка.

Военное снаряжение хранилось в специальном деревянном сундучке для доспехов, называемом ёрои карабицу.

Ручные щиты применялись в бою редко, так как это препятствовало употреблению двуручного меча. Щитами пользовались обычно только пехотинцы. Большие деревянные щиты (татэ) воины ставили на землю и укрывались за ними от стрел врага.

Непременной принадлежностью костюма воина был военный веер — оги, собранный из ряда пластин и носимый воинами за поясом. (Складной веер является японским изобретением в противоположность нескладному, завезённому в Японию из Китая. В XV в. японские веера составляли предмет экспорта в Корею и Китай. Оттуда они были завезены в Европу). Веер использовался самураями не только для обмахивания в жаркое время года, но и для сигнализации и управления войсками во время боевых действий. Складной веер делался из материи, бумаги, иногда с железными накладками. Украшением сигнального военного веера почти всегда являлся красного цвета круглый диск, нанесённый на жёлтый фон. Диск, символизирующий солнце, на обратной стороне выполнялся жёлтым цветом по красному фону.

Наряду со складными веерами высшее дворянство и командный состав применяли жёсткий нескладной веер, часто изготовленный из железа. Этот веер, называвшийся «гумбай-утива», служил полководцам и военачальникам в качестве командирского жезла. Он считался знаком феодала и использовался при необходимости (нападение с мечем или копьём) для самообороны, о чём есть упоминание во многих японских исторических книгах.

В снаряжение конного воина, помимо перечисленных выше атрибутов, добавлялась ещё специальная накидка — хоро, прикреплявшаяся сзади на доспехи для защиты всадника от стрел противника, которые могли попасть в стык между частями лат. Хоро, известная уже в период Дзёкан (859 — 877), получила наибольшее распространение в период Гэмпей, продолжая состоять на вооружении самураев вплоть до позднего периода развития японского феодализма. Эта накидка приблизительно двухметровой длины делалась из материи и укреплялась на шлеме и талии воина. Во время движения хоро раздувалась потоками воздуха парусообразно, гася ударную силу стрелы при попадании в неё. Подобная уникальная форма защиты спины воина от стрел не была известна нигде, кроме Японии. На спине всадника укреплялось иногда на длинном стержне небольшое знамя со знаком, по которому можно было издали различить принадлежность воина к дружине того или иного феодала, узнать имя самурая.

Боевой конь — маленькая и выносливая порода лошади — зачастую покрывался шкурами диких животных. Иногда его тело защищалось стёганой попоной или кольчатым панцирем. На груди коня укреплялись металлические пластины, соединённые шёлковыми шнурами; на голову надевалась кованая маска (умадзура), выполненная в виде головы быка, что должно было наводить ужас на врага. Такое снаряжение было характерно для периода правления Ода Набунага и Тоётоми Хидэёси. В комплект боевой амуниции коня (багу) входили также лакированные деревянное седло (кура), стремена (абуми), круглые удила (кан) и т. д.

Обмундирование обыкновенных солдат-самураев низшего ранга (пехотинцев, или асигару) — было намного проще. Оно состояло из грудных лат, ножных шин, сандалий, шлема, который чаще (в XVI в.) заменялся каской из дерева или металла (дзингаса), и полевого военного знака (хата сасимоно).

Обычной обувью, носимой сословием воинов, были гэтта — соломенные сандалии на кожаной подошве или плетёные сандалии — дзори. В дождливую погоду применялись деревянные гэта или асида, различавшиеся по высоте цокольных опор. К этой обуви прилагались цумагакэ — кожаные щитки со шнурами для защиты пальцев ног от дождя и грязи.

Начиная с XVI в. в войсках феодалов распространились пушки и ружья с кремниевыми замками (тэппо), завезённые португальцами. Однако это оружие за 300 лет существования не претерпело почти никакого изменения и вплоть до 1860 г. оставалось в том же исполнении, что и в XVI веке. При этом лук и особенно меч не были вытеснены огнестрельным оружием и продолжали оставаться основными в вооружении самурая



biofile.ru

Военное искусство Японии. О-ёрои — классические доспехи самураев Часть 1. | Блог Андрей

Среди защитного снаряжения разных народов японские доспехи занимают особое место. Причем не столько в силу своей безусловной оригинальности, (хотя она в данном случае также присутствует), сколько в связи с тем количеством всевозможных домыслов и фантазий, связанных с ними как в силу объективных причин, например, недостатка информации, так и субъективных, к которым относится желание «поразить» людей «тайнами Востока». К тому же японские доспехи в отличие от западноевропейских и тех же российских не так-то легко изучать. Те доспехи, что есть у нас в России, например, в Кунсткамере и в некоторых музеях, чаще всего представляют новоделы, к древним доспехам не имеющие никакого отношения, либо это доспехи «новой эпохи», то есть созданные после того, как в Японии уже появилось огнестрельное оружие. Ну, а в Японию их изучать ездить накладно. Это могут себе позволить такие британские ученые как Стивен Тёрнбулл и Энтони Брайант, к тому же в коллекциях британских музеев, и в частности, в Королевском Арсенале в городе Лидс, японские доспехи представлены очень широко, включая и подарочные доспехи, отправленные в подарок английскому королю Якову I cёгуном Хидетада в начале XVI века. Многие из работ этих авторов в настоящее время у нас опубликованы, то есть российские исследователи имеют возможность с ними ознакомиться, пусть даже в большинстве своем они носят излишне популярный характер [1]. Еще в большем количестве работы этих авторов присутствуют на рынке соответствующей литературы на английском языке [2].

Японская миниатюра XVIвека изображающая воинов в доспехах разных типов. На всаднике доспех о-ёрой и хорошо видно, как передняя секция его кусадзури упирается ему в седло

Появились и переводные работы уже собственно японских историков [3], хотя по-прежнему изданных у нас в переводе с английского, а не с японского языка, что значительно снижает их научную ценность. Хотя, что поделать, если переводчиков с японского такого уровня у нас нет. Очень интересную работу, хотя и представленную в объеме всего одной главы, посвященной сравнительному изучению доспехов Китая, Кореи и Японии, представил в своем капитальном исследовании [4] Дэвид Николь, причем он базировался как на работах своих предшественников и японских историков, так и на собственно японских артефактах [5]. Очень интересными являются и небольшие по объему, но прекрасно иллюстрированные фотографиями работы Йена Боттомли, а их содержательная часть основана на изучении японских доспехов из Королевского Арсенала [6].

В принципе всего этого вполне достаточно, чтобы сделать обобщающие выводы, и представить историю ранних японских доспехов с надлежащей полнотой. К тому же на помощь кабинетным исследованиям сегодня приходят и данные археологии. Например, не так давно японские археологи раскопали недалеко от вулкана Харуна в префектуре Гумма останки воина VI века, в редких для того времени пластинчатых доспехах [7].

Доспех о-ерой XVIII в. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Как считают археологи, воин был накрыт облаком горячего пепла, когда он сидел на коленях, и смотрел на вулкан, поэтому его доспехи и сам скелет хорошо сохранились. Самое интересно, однако, что они были изготовлены из заходящих друг на друга пластин и по конструкции относились к редким и дорогим доспехам кодзанэ-ёрой. Причем, такие доспехи, удалось найти впервые. Раньше их находили лишь в местах захоронений знати, куда и клали в качестве ритуальных предметов. Теперь можно доказательно говорить, что в Японии уже в это время существовали первые доспехи из связанных между собой металлических пластинок санэ (общее название пластинок из кожи или металла, у доспехов — кодзанэ-до, и, как правило, они покрывались лаком), хотя до этого считалось, что они появились значительно позднее!

Поскольку самураи использовали тюрко-монгольскую практику стрельбы из лука с коня, то есть, говоря языком современности, представляли собой «части быстрого реагирования» отличавшиеся высокой мобильностью, их доспехи должны были соответствовать этому предназначению. Поэтому, как отмечает Д. Николь, более ранние доспехи танко и кейко уже в конце VIII в., начали постепенно заменяться на новые, максимально приспособленные именно для такого боя. Хотя по-настоящему массовыми они стали только в XI — XII вв. то есть в эпоху Хэйан. Причем именно тогда пластинчатые доспехи на заклепках в Японии были заменены доспехами из пластинок связанных шелковыми шнурами [8]. Внешне новые доспехи были немного угловаты и больше всего своей формой походили на ящик. Изготовление их было даже более трудоемким, нежели изготовление доспехов танко и кейко, но они хорошо защищали всадника, который стрелял из лука, сидя верхом на лошади. Выделывались они из металлических пластинок, соединявшихся кожаными шнурами в полосы примерно 30 см длиной, и назывались о-ёрой («большие доспехи») [9]. Сначала делали наборы полос из отдельных пластин, затем они связывались между собой шнурами кэбики-одоси, причем эти шнуры (одоси) были цветными и могли создавать на поверхности доспеха красивый узор. При этом важной особенностью этих доспехов, несмотря на гибкость соединения, была большая жесткость. То есть, хотя они и выделывались из пластин, гибкостью они отнюдь не обладали! Кроме того, коробчатая форма доспеха делала его не слишком удобным для ношения. Одетый в них человек становился… своего рода продолжением седла. В них ему было удобно в нем сидеть и стрелять из лука, причем как вперед, так и назад, но и ничего более!

О-содэ (наплечник) XIV в. к доспеху о-ерой. (Метрополитен музей, Нью-Йорк)

Пластинки для доспехов японских воинов могли быть сделаны как из кожи, так и из металла, однако их непременно покрывали знаменитым японским лаком уруси, чтобы уберечь от сырости. Ведь климат в Японии очень влажный, и понятно, что металлические пластинки без такого защитного покрытия быстро бы ржавели и приходили в негодность. Также принято было покрывать их снаружи прокопчённой кожей намэсигава. Причем размер пластинок с течением времени уменьшался. К середине периода Хэйан (ок. X в.) размеры пластинок составляли 7,5 х 3,0 см; а к середине периода Камакура (ок. XIII в.) — уже 7,0 х 2,4 см. Чтобы соединить пластинки между собой, на них проделывали отверстия в два или три ряда, через которые продевали шнуры — только таким образом осуществлялся этот процесс.

Пластины японских доспехов — очень важная и сложная их часть, несмотря на кажущуюся простоту. Во-первых, в каждой пластине просверливалось определенное количество отверстий, которые должны были на всех пластинах совпадать. Во-вторых, пластины требовалось несколько раз покрыть японским лаком уруси, чтобы предохранить их от ржавчины. Часто на пластины наклеивалась буйволовая кожа, а их поверхность помимо лака декорировалась рубленой соломой, глиной, кусочками раковин и кораллов, золотым и серебряным порошком, что превращало каждую из них в настоящее произведение искусства. С другой стороны, как только лак на краях отверстий от употребления стирался, пластинка в этих местах начинала стремительно ржаветь! (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Выгода от такой конструкции заключалась прежде всего в том, что доспехи легко можно было подогнать по фигуре: добавил пару лишних пластинок или же напротив — убавил — вот они и сидят на тебе как влитые. В некоторых случаях металлические и кожаные пластинки чередовали, иногда из металла делали более крупные пластины, прикрывающие особо уязвимые места, а кожаные использовали на боках и на спине. Пластинки всегда соединялись внахлест, так, что доспехи были многослойными и давали хорошую защиту. Если пластинки перекрывали друг друга в три слоя, то такое соединение называли татэна-си — «щит не нужен» — настолько прочную защиту они давали облаченному в них воину [10].

Если посмотреть на о-ёрой до того, как его надели, то можно увидеть, что он состоит всего из двух деталей, причем передняя, левая и задняя его части соединены между собой в одно целое. Первой следовало надевать отдельную правую часть — вакидатэ, которая должна была держаться на шнуре, который перекидывали через левое плечо и завязывали под мышкой, а еще один шнур удерживал ее на поясе. Затем надевалась остальная часть доспеха, которая закрывала ему грудь, спину и левый бок, и которая зашнуровывалась справа поверх вакидатэ, после чего завязывался пояс ува-оби, удерживающий доспехи на бедрах. Большие и тяжелые наплечники о-содэ, состоявшие из 6-7 рядов пластинок, играли роль гибких щитов, и закреплялись на плечах ремням с помощью шнуров или ремешков. На спине носили тяжелый бант агэмаки ина который шел толстый шелковый шнур, и который с наплечниками соединялся специальными более тонкими шнурами. Цвета шнуровки доспехов могли быть любыми, но этот бант, и идущие от него шнуры к содэ всегда были красными.

Кирасу доспеха о-ёрой — то есть собственно нагрудную и наспинную части панциря, называвшегося до (или ко — так как и то и другое слово при желании можно перевести как панцирь!), обычно делали из четырех рядов пластин, которые назывались накагава. Причем эти пластины были одинаковыми и на груди, и на спине. Плечевые ремни, удерживавшие доспех на плечах, пристегивались к пластине муна-ита (самой верхней и цельнометаллической пластине кирасы) при помощи застежек такахимо. Это были двойные шелковые шнуры, у которых одна пара имела на конце петлю, а другая — сделанную из дерева или кости пуговицу овальной формы. Места прикрепления этих застежек закрывали двумя пластинами. Правая, большая пластина носила название сэндан-но ита. Чтобы она не мешала двигать правой рукой, ее делали из трех рядов мелких пластинок санэ, а сверху укрепляли небольшую железную пластинку, обтянутую кожей. Подвижность левой руки была важна в меньшей степени, поэтому левая пластина была узкой, вытянутой, и делалась целиком из металла, а на доспехе закреплялась неподвижно. Называлась она — кюби-но-ита. Отметим, что пластины японских доспехов часто обтягивались кожей или тканью и украшались позолоченными медными декоративными элементами различной формы.

Нижнюю часть теля защищали кусадзури — набедренники, состоявшие из пяти рядов пластин. К кирасе крепились три таких кусадзури: одна сзади, одна спереди и еще одна на левом боку. Что касается четвертой, то она являлась продолжением пластины вакидатэ.

Пластинки, из которых была сделана кираса, на груди обычно были не видны, так как их закрывал большой кусок выделанной кожи — цурубасири-до гава. Нужно это было, чтобы тетива лука (цуру) могла бы свободно скользить по коже, и не цеплялась бы за пластинки. В качестве рисунка использовались круги красного и синего цвета на палевом фоне. В них вписывались стилизованные изображения китайских геральдических львов (сися) голубого цвета, а сами круги были вписывались в решетку состоявшую из ромбов красного или красно-синего цветов. Стороны ромбов образовывал стилизованный растительный орнамент, то есть украшавший кожу узор был достаточно прихотливым и трудоемким. Иногда кожу красили еще до копчения; при этом краски от воздействия температуры при копчении меняли свой цвет, отчего получались куски кожи с коричневым рисунком на желтом фоне различных оттенков. Описанные выше геометрические узоры были популярны в эпоху Хэйан. В эпохи Камакура (1185—1333) и Намбокутё (1336—1392) появились и другие мотивы, например, в них стали изображать драконов и буддийских святых. Строгой геометрии придерживаться перестали, отчего те же самые львы и растения на поверхности цурубасири-до гава располагались теперь в кажущемся беспорядке.

Очевидно, что в японских доспехах широко использовалась выделанная кожа, начиная с отделки тех же пластинок и изготовления для них шнуров, и заканчивая отделкой нагрудника и прочих деталей доспеха. Обычно для этого брали оленью замшу или кожу буйвола. Когда в VII — VIII вв., японцы переняли у китайцев буддизм, убийство животных, особенно полезных для человека, стало считаться большим грехом. Поэтому контакты с трупами людей и животных (похороны, свежевание туш, обработка шкур и выделыванием кожаных частей доспеха), стали уделом касты париев буракумин или эта, считавшихся «недочеловеками». Однако и самураи, и буддийские монахи не отказывались от доспехов из кожи, как, впрочем, и от убийства себе подобных.

В эпоху Хэйан, особенно в ее начале, шнуры, с помощью которых пластины доспеха соединялись друг с другом, были в основном из кожи, когда крашеной или покрытой тисненым на ней орнаментом. Затем их начали делать из крашенной шелковой пряжи. При этом сам процесс шнуровки постепенно превратился в настоящее искусство, в котором и эстетическая и практическая стороны тесно переплелись: ведь по цвету шнуров и их узорам самураи теперь могли легко отличать своих от чужих. Существует точка зрения, что обычай различать кланы по цветам доспехов возник еще в годы правления императора Сэйва (856 — 876). Тогда семья Фудзивара своим цветом выбрала светло-зеленый, Тайра — пурпурный, Минамото — черный, Татибана — желтый и т. д. У доспехов легендарной императрицы Дзингу была темно-малиновая шнуровка, поэтому они так и назывались — «доспехи красного шитья». С другой стороны изучение батальных полотен говорит нам, что у воинов противоборствующих сторон доспехи могли быть одного и того же цвета. Самым предпочитаемым были красный черный цвета. Но доспехи известных воинов могли иметь самую разную окраску. Причем она никакого отношения к вышеназванным кланам не имела. Кто что достал, тот в этом и сражался! Но, конечно, как выглядели доспехи самых известных и прославленных воинов все знали. К тому же знать, кто и во что одет, самураю было просто необходимо: ведь в Японии X — XV вв. тот, кто отрубал голову знатному противнику, обычно получал от своего господина богатую награду. Что же касается белого цвета (в Японии это был цвет траура) то его обычно носили воины, демонстрировавшие свое стремление либо умереть в бою, либо бившиеся за заведомо проигрышное дело.

Но доспехи различали не только по цвету шнуров, но также и по плотности их плетения. И если цвет говорил о том, к какому клану воин принадлежал, то по характеру плетения судили о его ранге и положении в клане. Так, тугая и искусная шнуровка, полностью закрывавшая поверхность пластинок, указывала на его высокий ранг и применялась в доспехах всадников, а у пехотинцев-асигару («легконогих») — правда и появившихся значительно позднее, она была очень редкой, а шнуров, соединявших пластины доспеха, было очень немного. Популярными цветами для шнуров были aка (красный), хи (оранжевый, «огненный»), курэнай (малиновый), куро (черный), мидори (зеленый), кон (синий), ки (желтый), тя (коричневый, «чайный»), сиро (белый) и мурасаки (фиолетовый). Синий цвет, получаемый из краски индиго, применяли чаще других, потому, что она защищала шелк от выцветания, а вот марена и соя (красный и фиолетовый цвета) его разрушали. Поэтому красно-фиолетовую шнуровку требовалось восстанавливать чаще, чем все остальные. То есть носившему такие вот красные доспехи воину требовалось чаще других отдавать их мастеру в починку, что было совсем недешево! Элегантно смотрелись и соединявшие пластинки кожаные ремешки одосигэ (что дословно означает «устрашающий волос»), сделанные из белой кожи с нанесенными на них изображениями цветов вишни красного цвета. Особым шнуром (мимиито), цвет которого был отличен от цвета основной шнуровки, оплетали края деталей доспеха, и он был толще и прочнее, чем остальные шнуры.

Доспех о-ерой XIX в. В это время таки е доспехи потеряли уже всякий смысл и заказывались исключительно ради паблисити и капитализации средств. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Дзимбаори самурайская знать носила поверх доспехов, когда мода на огромные наплечники о-содэ уже прошла, и всегда шили либо из очень дорогих и нарядных тканей, либо напротив — выделялся своей суровостью и простотой. В любом случае этот наряд работал на имидж того или иного полководца. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Пластинки также окрашивали в различные цвета, для чего применялись органические пигменты. Так, черный цвет наводили обыкновенной сажей; в качестве ярко-красный краски использовали киноварь, которую получали, смешивая серу и ртуть; коричневый цвет получали пропорциональным смешением красного цвета с черным. Популярность лакированных пластинок темно-коричневого цвета была вызвана обычаем пить чай и модой на старинные предметы, по традиции предпочитавшиеся новым. Красно-коричневый лак позволял создавать впечатление металлической поверхности изъеденной ржавчиной. Некоторые мастера добавляли в лак рубленую солому, и даже такие необычные материалы, как толченый коралл и порошковую глину. В богатых доспехах применяли еще и «золотой лак», то есть добавляли в него золотую пыль или тонкое листовое золото. Красный цвет, как и везде, считался цветом крови и войны. На красных доспехах вблизи кровь была не так заметна, зато издали, они смотрелись устрашающе, так как одетые в них люди казались покрытыми кровью с головы до ног. Следует отметить, что доспехи, раскрашенные в разные цвета, были очень красивы и в полной мере отражали утонченные вкусы эпохи Хэйан, поэтому неудивительно, что они так полюбились самураям, что с VIII по XV век те считали их единственно подходящим снаряжением для великих воинов.

Источник: https://topwar.ru/

Прошлые статьи:

Военное искусство Японии. Пехота асигару. Часть 1.: https://cont.ws/post/361355

Военное искусство Японии. Пехота асигару. Часть 2.: https://cont.ws/post/362181

Военное искусство Японии. Пехота асигару. Часть 3.: https://cont.ws/post/363007

Примечания

1. См. например: ТЁРНБУЛЛ С. Самураи. Военная история / Пер. с англ. А.Б. Никитина. — СПб.: Евразия, 1999.; ТЕРНБУЛЛ С. Самураи. Военная история Японии. М.: Эксмо, 2013.; БРАЙАНТ Э. Самураи /Пер. с англ. В.Г. Яковлева. — М.:АСТ: Астрель, 2005.

2. TURNBULL S. R. Samurai armies 1550—1615. L.: Osprey (Men-at-arms series №86), 1979.; TURNBULL S. R. Samurai Armies 1550-1615. L.: Osprey (Men-at-arms series № 151), 1984.; TURNBULL S. Secrets of Samurai Warfare//Military illustrated. 1997. №110. РР. 33-39.; TURNBULL S. R. Samurai Heraldry. Oxford: Osprey (Elite № 82), 2002.; ROBINSON H.R.. A Short History of Japanese Armour. London, 1965. РР. 5-9.; DANN J.L. Kendo in Japanese Martial Culture: Swordsmanship in Self-Cultivation (Ph.D. thesis, University of Washington, 1978). РР. 39-40.; ROBINSON H.R. A Short History of Japanese Armour. London, 1965. PP. 5-9.

3. КУРЭ М. Самураи. Иллюстрированная история / Пер. с англ. У. Сапциной. — М.: АСТ: Астрель, 2007.

4. NIKOLLE D. Arms and Armour of the Crusading Era, 1050—1350. UK. L.: Greenhill Books. Vol.1, Vol.2.

5. NIKOLLE D. Arms and Armour of the Crusading Era, 1050—1350. UK. L.: Greenhill Books. Vol.2. РР. 305—321, 492, 493.

6. BOTTOMLEY I. An Introduction to Japanese Armour. Leeds. Royal armories Museum. The Тrusteers of the armouries, 2002.; BOTTOMLEY I. A remarkable armour//Royal armouries yearbook. Vol.2. L. Royal Armouries Pub. Co., 1997. РР. 147.

7. http://lenta.ru/news/2012/12/18/facetheash/.

8. NIKOLLE D. Arms and Armour of the Crusading Era, 1050—1350. UK. L.: Greenhill Books. Vol. 2. РР. 311.

9. КУРЭ М. Ук. соч., с. 28.

10. КУРЭ М. Ук. соч., с. 29.

×

cont.ws

Боевые Искусства Японии | Desu.Me

Кэндзюцу: искусство фехтования на мечах​

В Японии культ – именно культ – меча процветал как ни в одной другой стране мира: мечам присваивали имена, наделяли их мистическими свойствами, их холили и лелеяли, обожествляли, а владельцы ценили, наверное, больше собственной жизни (особенно с учётом традиций и требований бусидо).

Меч – катана – оказывал существенное влияние на умы представителей всех сословий в древней и особенно в средневековой Японии, но для буси меч был буквально чем-то мистическим и символизировал начало его жизни воина, отмечал дальнейшие продвижения по службе и в большинстве случаев обрывал жизнь, будь это свой меч или чужой.

В жизни каждого ребёнка мужского пола, рождённого (или усыновлённого) в семье буси, были два особенных поворотных момента в жизни. Первым моментом была церемония «первого меча», во время которой малыш получал свой первый меч – мамори-катана, выглядевший сущей игрушкой, что, в общем-то, не лишено определённой логики – такой меч носили мальчики до пяти лет.

Следующим переломным моментом была церемония покрытия главы – гэмпуку – мальчика признавали взрослым и теперь он занимал своё полноправное место среди взрослых мужчин. К моменту проведения этой церемонии мальчик получал свои первые настоящие доспехи и мечи, а в течение церемонии ему впервые в жизни делали взрослую причёску. После проведения обряда гэмпуку молодой самурай должен был продолжать совершенствоваться во владении клановым оружием, а также специализироваться на задачах, установленных для его ранга в иерархии клана.

Воины всех рангов в обязательном порядке обучались фехтованию на мечах, но у более высокопоставленных буси была возможность нанимать для обучения себя и своих потомков более искусных учителей – этим обуславливается тот факт, что простой самурай, побывавший далеко не в одной битве, зачастую не мог ничего противопоставить хорошо обученному буси более высокого ранга.

Формы и типы мечей​

То оружие самураев, которое сохранилось до нашего времени и которое изготовлялось в феодальной Японии, произошло от куда более древних бронзовых (впоследствии железных) мечей, которые выковывались как на континенте, так и в самой Японии. Самые древние клинки, которые находили в курганах, датируемых 700 г. н.э., были прямыми (в отличие от более поздних образцов, которые, как мы знаем, обладают слегка изогнутым лезвием), с односторонней заточкой и отливались как единое целое от рукояти до острия.

Находили мечи и другого типа – с двусторонней заточкой, изукрашенных орнаментами – эти мечи появились в Японии практически одновременно с буддизмом и скорее всего являются потомками мечей, использовавшихся в древних буддистских ритуалах.

Япония на протяжении своего развития – особенно в древние времена – чрезвычайно многое позаимствовала, приняла и переработала из китайских источников. Не обошлось без китайского влияния и в случае с наиболее уважаемым в Японии оружием. Факт заимствования без труда устанавливается, благодаря характерной форме меча, а также его названию. По мнению некоторых учёных-японистов, «чен» и «тао» - древнекитайские «обоюдоострый меч» и «односторонний меч, нож», соответственно – на территории Японии превратились посредством перевода в «кэн» и «то», а «то» впоследствии стало словом «катана».

Форма же меча на протяжении части периода Хэйан подверглась ряду изменений, в ходе которых обоюдоострый и прямой меч постепенно менялся и в итоге приобрёл ту форму, которая известна нам сегодня. Об этих изменениях кратко сообщает легенда, в которой некий Амакуни, живший во времена императора Момму (697-708) выковал катану, разделив кэн пополам.

Самым древним типом катаны был длинный и тяжёлый меч, называемый дзин-тати, и его обычно носил один из слуг буси. От дзин-тати произошёл ещё один вид меча – тати, чья длина варьировалась от 60 до 76 см и который носили подвешенным к поясу остриём внутрь. Позднее от такого стиля ношения отказались и тати стали носить за поясом и остриём наружу.

По сути «катана» и «тати» отличались только способом ношения: меч назывался «катана» и носился за поясом или же меч назывался «тати» и при этом подвешивался к поясу в ножнах.

Как мы знаем из литературных произведений, исторических фильмов и других источников, буси обычно носил сразу два меча: катану и вакидзаси – длинный и короткий мечи. Этот тандем оружия назывался дайсё и был как символом положения буси в обществе, так и способом защиты этого положения.

Длинный меч имел в длину от 60 см и выше (самые длинные варианты назывались «нодати» или «дай-катана»-) и использовался для ближнего боя и нанесения серий самых разнообразных колюще-рубящих ударов. Длина короткого меча варьировалась от 40 до 50 см и им буси пользовались как дополнительным оружием – к примеру, для совершения сэппуку или же для «контрольного» обезглавливания противника в бою.

И тот, и другой меч носились на поясе, у левого бока при помощи специальных шнуров (сагэ-о), которые продевались сквозь петли на ножнах и привязывались к поясу особым образом. При дальних путешествиях оба меча могли перевозиться в специальном коробе (катана-дзуцу), который представлял из себя футляр из лакированного дерева, с петлями и замком и обычно украшался гербом владельца. В обычной же жизни вакидзаси редко покидал пояс своего хозяина, а вот катану то и дело приходилось оставлять в «надёжном месте» или же у слуг – этого требовал обычай и соображения безопасности, например, при посещении самураем дворца правителя.

С течением времени у катаны возникло вариаций: танто и хамадаси - кинжалы с большой и маленькой гардой, аикути - кинжал без гарды, тиса-катана - меч, длина которого занимала промежуточное положение между длинами катаны и вакидзаси. Также появились и совсем малые виды оружия – булавки-когаи, которыми «помечали» труп поверженного врага, дабы никто другой не смог «присвоить» его себе, ножи-кодзука, которые носились в ножнах вакидзаси.

Сотворение легенды: ковка мечей​

Часть славы катаны и её важность связаны с тем положением, которое буси занимали на протяжении довольно длительного исторического периода. Катана являлась символом самых тайных верований японцев, она объединяла в себе прошлое, настоящее и будущее, а также была символом как духовной, так и политико-военной власти и несла на себе отпечаток личности владельца. Такое трепетное отношение к оружию не могло не проявиться и в одном из наиболее важных процессов, связанных с катаной, - речь, разумеется, идёт о ковке оружия. Процесс создания нового меча приравнивался к священнодействию, а мастера-кузнецы зачастую были представителями весьма благородных фамилий и вели весьма благочестивую жизнь. Перед началом ковки нового меча кузня буквально превращалась в подобие храма – кузнец надевал церемониальное платье, через саму кузню натягивалась священная верёвка симэнава, к которой прицеплялись гохэй, должные отгонять злых духов и притягивать добрых. Существуют предания, в которых легендарным кузнецам помогали сами боги. Слагали легенды и о мечах, выкованных такими мастерами и таким образом.

Искусство кузнецов оценивалось весьма высоко – сам император (речь идёт об императоре Готоба (1184-1196)) не гнушался обучаться кузнечному делу и именно он оказал существенную поддержку этому искусству, вызвав в своё время в столицу 12 провинциальных кузнецов, которые должны были по месяцу отработать на императорской кузне. Разумеется, эти мастера были отобраны в качестве «первых среди равных».

XII и XIII вв. в истории Японии отмечены появлением величайших кузнецов мечей – Масамунэ, Ёсимицу, Ёсисиро, Канэхира, Сукэхира, Такахира и многих других, чьи имена выгравированы на лучших мечах того времени. Каждый кузнец вырабатывал свои собственные секреты проверки сырья, смешения различных видов стали и ковки самих мечей и передавал их исключительно по наследству – вне зависимости от того, был ли наследник родным сыном или усыновлённым ребёнком. Таким образом стали знаменитыми многие семьи потомственных кузнецов, которые следили за качеством своих клинков и довели их до полного совершенства.

Также японцы считали, что личные качества самого мастера также влияют на клинки – например, есть легенда о мастере-кузнеце Сэндзо Мурамаса. Он был превосходным кузнецом, учился у одного из самых величайших мастеров ковки мечей – Масамунэ, но при этом отличался крайней неуравновешенностью, что, как считали суеверные японцы, передавалось клинкам, вышедшим из-под его руки. Они, казалось, буквально жаждут крови и подталкивают своих владельцев к убийству, а то и к самоубийству.

Учитывая крайнюю секретность кузнечного дела, сейчас известны только отрывочные данные о методах смешения металлов для средневековых клинков или, скажем, о подборе сырья. Для ковки меча использовалась сталь с очень низким содержанием углерода – 0,07%, также использовалась сталь, в которой содержание углерода достигало 0,8%. Существовало несколько способов создания меча, например, к железному пруту (будущей рукояти меча) приваривались стальные полосы необходимой длины, которые затем расплющивались и складывались пополам, после чего снова расплющивались и снова складывались. Попеременно будущий меч опускали то в воду, то в масло нужной температуры и в результате таких многократных складываний-расплющиваний и получалось готовое оружие. В описанном случае для изготовления меча использовалась чистая сталь, но более распространённым способом был метод «трёх пластин» (сай-май), в котором стальная пластина помещалась между двумя железными.

В процессе изготовления меча был ещё один весьма важный этап – отпуск клинка, в результате которого на лезвии появлялась якиба - матовая полоска, идущая вдоль края лезвия и часто имеющая весьма прихотливые извивы. Для получения такой полоски основную часть клинка покрывали защитным слоем глины, а острую кромку обрабатывали огнём и тёплой водой. Отпуск клинка не зря выделялся в отдельный этап – нередко на клинке наряду с клеймом мастера-кузнеца стояло клеймо того, кто отпускал клинок, а в некоторых случаях ставилась печать исключительно отпускавшего.

После ковки и отпуска клинок чистили специальным ножом, обрабатывали напильником и только после этого приступали к процессу заточки, который мог длиться до 50 дней. Заточка осуществлялась на специальном точильном камне – тоиси. После заточки лезвие шлифовали на масляном камне и очень тщательно протирали, и только после всех этих процедур мастер ставил свою подпись на хвостовике, наносил гравировку на лезвие или же прорезал специальные желобки. Заключительным этапом создания катаны была полировка, которая производилась, как правило, зимой, т.к. считалось, что клинки, отполированные летом, больше подвержены ржавчине.

Оценка проделанной работы: официальные эксперты по оружию - мэкики​

Как видно из написанного выше, создание клинка было воистину сложным делом, поэтому наряду с умением изготовлять оружие ценилось умение его «читать» и определять, где, когда и кем был произведён тот или иной клинок. Таковое умение требовало не только весьма специализированных знаний, но и способностей, равно как и опыта. Императорскому двору требовались как кузнецы, так и мастера-оценщики, поэтому была создана легитимная категория официальных эскпертов - мэкики, чьей обязанностью было определение качества оружия, его происхождения, а также ценового диапазона, в котором могла располагаться цена на клинок.

Начиная с XII века мэкики подписывали специальный сертификат, в котором указывались имя и место проживания мастера, изготовившего клинок, длина самого клинка, его особые приметы и общее описание, а также мнение экспертов о стоимости такого клинка. Такой сертификат иногда подписывало несколько экспертов, а на оборотной стороне ставились печати.

Процедура оценки клинка, равно как и процедура его изготовления была щедро снабжена разного рода ритуалами и предписаниями. Например, при осмотре клинок никогда не вынимался из ножен полностью, а для прикосновения к различным металлическим частями мэкики использовали куски чистой ткани. Клинок наклонялся то туда, то сюда – под различными углами к свету – таким образом можно было увидеть некоторые скрытые и любопытные детали, оставленные мастерами.

Катана, как мы уже выяснили, это не только объект восхищения и символ власти, но и, собственно, оружие, а в руках умелого буси – грозное оружие. Самураи довели своё умение фехтовать до высоких степеней мастерства, а само фехтование катаной стало одним из направлений искусства – настолько точно выверялись различные приёмы защиты и нападения, настолько изящными были пируэты, выписываемые фехтующими.

Школы кэндзюцу​

Существовало несколько школ кэндзюцу и некоторые из них выводили своё происхождение из самой тьмы веков, в частности, школы Нэн Рю, Синто рю, Аису Кугё Рю, а также другие школы способны отследить своё происхождение до XIV-XV вв. Мастера меча, стоящие в основании каждой из школ кэндзюцу, старались сохранить в секрете все приёмы и методы фехтования, но так или иначе, а большая часть приёмов всех школ находилась под взаимным влиянием и взаимопроникала друг в друга. К примеру, Камидзуми Исэ-но Хидэцуна создал свой собственный стиль боя на мечах, который сочетал элементы стилей школ Кагэ Рю и Синто Рю.

Мастера меча, овладевшие одним стилем фехтования, могли начать изучать следующий стиль, для чего перемещались по стране, сражаясь с буквально любым мастером меча, встреченным на пути. От исходов таких поединков зачастую зависело очень многое, т.к. мастер меча, имеющий свою школу и получающий значительный доход от какого-нибудь богатого покровителя в случае проигрыша мог потерять материальную поддержку и счесть себя недостойным учить далее своих последователей. Именно по этой причине зачастую «прикормленные» тем или иным кланом умелые фехтовальщики не вступали в поединки с бродячими «искателями приключений». Но порой таки происходили весьма громкие поединки между особенно известными мастерами меча. Одной из таких дуэлей можно назвать поединок между Миямото Мусаси и Сасакэ Кодзиро, подготовка к которой происходила на протяжении целого года, а сама дуэль происходила на пустынном острове вдали от императорского двора и сёгуна – дуэли к этому моменту уже были запрещены. Однако, множество высокопоставленных особ если не съезжались к месту дуэли, то хотя бы делали ставки на её исход и включались в жаркие обсуждения достоинств и недостатков противников – совсем как римские патриции, которые обсуждают своих любимчиков-гладиаторов.

Состязания в фехтовальном зале первоначально проводились на боевом оружии, что не могло не приводить к большому количеству самых разнообразных травм и увечий. Для уменьшения этих ненужных по сути повреждений постепенно было введено тренировочное оружие, в частности, буси, обучающиеся искусству фехтования на мечах, стали пользоваться деревянным подобием настоящей катаны – боккэном. Опытный мастер меча мог воспользоваться боккэном наравне с настоящим оружием – что часто и происходило, между прочим, – точно также учителя фехтования могли соотносить свои движения с движениями учеников, поэтому травм их боккэн практически не наносил, чего нельзя сказать об учениках и их оружии. По этой причине для тренировок в додзё было введено специальное защитное вооружение, в которое входили:

* подбиты шлем (мэн) с железной решёткой для защиты лица;* защитный нагрудник (до) из расщеплённого бамбука;* толстый фартук;* рукавицы с большими раструбами (котэ).

В настоящее время все перечисленные элементы защиты скомбинированы в прочный защитный комплект, который используется в современном кэндо.

Основателями базовой системы фехтования для индивидуальных поединков считаются Тёсай и Дзион, которые в 1350 г. впервые систематизировали древние приёмы обращения с мечом. Эта система была одной из наиболее строгих и точных в Японии и использовала кодекс бусидо для регулирования всех этапов поединка: подготовка к бою, занятие исходного положения, сближение дуэлянтов, основные приёмы и методы атаки и защиты и т.п. Помимо этого в реальных поединках (а не в тренировочных) каждый дуэлянт должен был назвать себя и обозначить причины, по которым вступает в бой. Это правило соблюдалось даже в самой гуще группового сражения – по возможности, конечно.

Все технические приёмы кэндзюцу можно разделить на две большие группы: гири и цуки – рубящие и колющие удары. Приёмы гири могли использоваться в атаке и контратаке, а приёмы цуки использовались исключительно в обороне. Несмотря на попытки жёсткой регламентации ударов – какие были позволительны для «уважающих» себя самураев, а какие считались «бесчестными» – существовало огромное множество «секретных» приёмов в каждой из школ, против которых изобретались в свою очередь «секретные» приёмы противодействия. Каждый фехтовальщик знал некое количество «низких» приёмов и выпадов, с помощью которых можно было дотянуться хоть до одной наиболее уязвимой точки противника, и этими приёмами буси не гнушались пользоваться, несмотря на все «высокоморальные» принципы. Мало того, не гнушались, знание этих приёмов и умение ими пользоваться, в принципе, считалось нормой.

Помимо владения катаной буси изучал и приёмы обращения с вакидзаси, тиса-катаной или же нодати, которые, в принципе, были сходны с теми приёмами, что изучались при изучении работы с катаной, но с поправкой на длину того или иного меча. Особенного технического совершенства умение пользоваться мечом достигало при одновременном пользовании сразу двумя клинками. В этом случае тандем образовывали катана с вакидзаси, катана с тиса-катаной или же два стандартных меча разом, в последней технике особенно был искусен легендарный и уже упоминаемый выше Миямото Мусаси, основатель школы боя двумя мечами Нито Рю. Ещё одной «изюминкой» очень искусного фехтовальщика было умение биться сразу с несколькими противниками, используя для этого два меча. В этом случае основное внимание уделялось перемещениям круговыми движениями со скользящими переворотами и вращениями.

Помимо всех описанных клинков, буси должен был в совершенстве владеть и «малыми формами» вооружения – кинжалами, ножами, стилетами и др. – которые он носил с собой в ножнах вакидзаси.

Вокруг катаны создался культ поклонения и почитания, право носить этот меч имели только представители военного сословия, но представители других сословий могли пользоваться более короткими вариантами мечей, которые были доступны для всех и каждого, кто мог себе это позволить.

В современной Японии из всех древних стилей обращения с мечами сохранилось лишь несколько разновидностей, но и то – в сильно изменённой форме. Одной из таких форм является кэндо, которое, к сожалению, от практики достижения внутренней целостности и гармонии всё больше скатывается к соревновательному виду спорта, где на первый план выходит результат, не сам процесс.

 

desu.me

Японская война – искусство. « Япония « Азия

Япония – уникальная страна. Европейцы всегда удивлялись ее культуре, быту, традициям и обрядам. Японский язык для миссионеров был чем-то не постижимым, а верования и национальный колорит до сих привлекает массу туристов со всего мира.

С древних времен воинские искусства были действительно только искусством для японцев, основанным на догматах религии и учениях мудрецов. Позже, когда страна стала подвергаться нападениям варваров – искусство переросло в мастерство, а японская война стала еще одной особенностью страны.

Искусства воинов в целом назывались «будо». Их можно разделить на ведение войны с оружием и бои врукопашную. Особого внимания заслуживает «бадзюцу» - езда верхом, основная часть военного искусства самураев. Но в наше время такая подготовка не применяется, ведь держать в Японии лошадей дорого – площадь страны маленькая, а виду климата луга скоро покрываются бамбуковыми зарослями. При этом в древности в основе подготовки воинов была именно стрельба из лука на коне - «ябусамэ».

Когда завоеватели из Европы высаживались на берегах Японии, японская война в своем национальном проявлении становилась для них не только испытанием, но и, прежде всего, неожиданность.

Японская война – искусствоЕще бы, ведь противник и подумать не мог, чем его встретят. Фехтование на мечах, названное японцами «кэндо», давало весомые результаты. Такая подготовка была основой для воина Японии. По завершению Японо-китайской даже создали Всеяпонскую федерацию боевых искусств, которые вводили даже в физическую подготовку школьников. Это была часть программы становления национального японского духа. В настоящее время такое «кэндо» стало видом спорта и преподается.

Значительную роль сыграло «кюдо» - стрельба из лука, так же ставшая искусством, в силу особого отношения японцев к чему бы то ни было. Благодаря такому опыту, японская война до Реставрации Мэйдзи была во многом победоносной как в политическом аспекте, так и в духовном.

Неожиданностью для вступивших в войну против Японии, была подготовка японских воинов в разных видах рукопашных боевых искусств. Если враг лишился коня и оружия, он еще не повержен, в отличие от европейцев. Такой поворот событий, противоположный ведению войны в Европе, сделал японскую войну уникальной. Дзюдзюцу, дзюдо, айкидо – японским воинам не страшно было встречать противника даже «с голыми руками».

www.animacity.ru

Исскуство древней Японии

Фрагмент из Синкагэ-рю Хэйхо Мокуроку, который открывает тайные приемы стиля владения мечом настоящее время японские слова будзюцу и будо без особой разницы в смысле употребляются для обозначения широкого спектра навыков, необходимых в боевых искусствах, от схватки без оружия до владения орудиями, напоминающими меч или копье. Но в эпоху Эдо (XVII — середина XIX века) слова будзюцу и будо имели совершенно различный подтекст. Будзюцу назывались приемы ведения боя, а будо обозначало "военный путь", идеальный образ жизни, который должен вести самурай, владеющий техникой будзюцу. В те дни было 18 боевых искусств (бугэй дзюхаппан), которые включали в себя стрельбу из лука, искусство верховой езды, владение холодным оружием, бросание копья, самооборону без оружия (дзюдзюцу) и орудийную стрельбу.&nbsp&nbspПрактика будзюцу зародилась в древности. К середине эпохи Хэйан (X-XI вв.) зародился военный класс для защиты новоприобретенных сельскохозяйственных и земельных интересов. Этот класс воинов воспринял будзюцу как часть своей культуры. Позднее, в эпоху Камакура (1192-1333 гг.), военные стали играть политическую роль. Они занимались рядом боевых искусств, особенно тремя видами верховой стрельбы из лука: касагакэ (с использованием зонтиков в качестве мишеней), ябусамэ (пускание стрел по деревянным мишеням) и ину-омоно (стрельба по бегущим собакам).&nbsp&nbsp В эпоху Муромати (приблизительно 1333-1568 гг.) мастера будзюцу, которых называли хёхомоно или хэйходзин, использовали свой военный опыт, изучая и совершенствуя технику боевых искусств. Они разработали ряд новых стилей (называемых рю), например, Огасавара-рю - верховая стрельба из лука, Хэки-рю — стрельба из лука, Оцубо-рю — верховая езда и Айсукагэ-рю — военная стратегия.&nbsp&nbsp Ряд других стилей боевых искусств развился в течение гражданской смуты, которая продолжалась с середины XV до конца XVI века. Они включали в себя Цуда-рю — орудийную стрельбу, Такэноути-рю — схватку без оружия, и Касимасинто-рю, Синкагэ-рю и Итто-рю, которые были основаны соответственно, Цукахара Бокудэн, Камиидзуми Нобуцуна и Ито Иттосай для борьбы на мечах.&nbsp&nbsp С тех пор как Сёгунат Эдо в начале XVII века объединил страну, последовавшая за объединением стабильность ослабила военный дух будзюцу. Техника боевых искусств совершенствовалась через систему тренировок, которые основной упор делали на ката (на формах, или формальных движениях). Считалось, что они помогут достичь идеального состояния духа, основанного на учении Дзэн и Конфуция. Таким образом, практика боевых искусств развивалась от простого изучения движений, которые помогали овладению боевыми приемами, до строгой подготовки, способствовавшей здоровому духу в здоровом теле. Иными словами будзюцу превратилось в будо, которое включило в себя и философию, поддерживавшую идею определенного образа жизни. Во время, когда самураи должны были овладевать как искусством пера, так и искусством меча, будо было тем идеалом, к достижению которого военному классу надлежало стремиться.&nbsp&nbsp Двумя знаменитыми стилями владения холодным оружием были Синкагэ-ягю-рю, основанный Ягю Мунэёси и Нитэнъити-рю, разработанный Миямото Мусаси. Первой школе отдавала предпочтение семья Токугава, которая в то время доминировала в политике, её изучал сам Сёгун, Токугава Иэмицу.&nbsp&nbsp Основные принципы искусства владения мечом были изложены в таких книгах как Хэйхо Кадэнсё Ягю Мунэнори (сына Мунэёси) и Горин но Сё Миямото Мусаси. Эти классические учебники объясняют приёмы владения мечом и описывают идеальное состояние духа и философский взгляд, которых следует достичь тем, кто владеет мечом.&nbsp&nbsp К середине эпохи Эдо (конец XVII - середина XVIII века) за длительный период мира искусство владения мечом ушло с поля боя и превратилось в практику витиеватых формальных упражнений. Новые школы, реагируя на это обстоятельство, перенесли акцент с упражнений в формах ката на тренировку в боевых формах с использованием кольчуги и деревянных мечей (синай). Двумя из таких школ были Дзикисинкагэ-рю и Наканиси-итто-рю.&nbsp&nbsp Стремление к политическим изменениям и давление со стороны иностранных государств зажгли искру возрождения будзюцу, которое началось с конца XVIII века. Вскоре боевым искусствам стали обучать в школах, основанных в феодальных владениях по всей стране. С крахом Сёгуната рухнули и строгие классовые различия, что позволило овладеть мечом мужчинам, по рождению не принадлежавшим к классу самураев. Додзё в разных городах открыли свои двери людям со всей Японии, которые желали изучать Синтомунэн-рю, Хокусин-итто-рю и другие стили владения мечом. Организовывались состязания, в которых противники представляли различные рю.&nbsp&nbsp Занимались и дзюдзюцу (искусством боя без оружия). Некоторые из знаменитых существовавших школ — Такэноути-рю, Кито-рю, Сэкигути-рю и Есин-рю. Все школы исповедовали идеал, выраженный во фразе "Дзю, ёку го о сэису", которую можно перевести так: "Слабый может одолеть сильного".&nbsp&nbsp Галлерея для состязаний в стрельбе из лукаСтрельба из лука (кюдзюцу) стала первым боевым искусством, превратившимся в состязание. День и ночь проходили соревнования на длинной веранде храма Сандзюсангэндо в Киото. Лучники стояли на одном конце веранды шириной 2,2 метра и пускали стрелы в мишень на другом конце, удаленном примерно на 120 метров. Это состязание воспринимали серьёзно, так как oт результатов зависела честь феодальных владений лучника. Согласно сохранившейся записи один из вассалов даймё Токугава из Кисю, Васа Дайхатиро, смог послать к дальнему концу веранды 8 133 стрелы при общем числе выстрелов 13 053. Это поразительно высокий процент, учитывая, какая огромная сила нужна, чтобы выпустить стрелу почти горизонтально, так чтобы она не ударилась о потолок веранды высотой 5 метров. Самым лучшим лучникам наших дней трудно попасть в цель даже один раз.

Мусаси Миямото, автопортрет (XVII век) начале эпохи Мэйдзи (1868-1912 гг.) будо и будзюцу почти исчезли. Но в 1895 году в ходе общенациональных усилий по возрождению воинственного духа была создана ассоциация под названием Дай-нихон Бутоку-кай. Построенная в 1905 году школа подготовки учителей боевых искусств со временем стала школой боевых искусств. К 1882 году Кано Дзигоро уже установил свой стиль дзюдо — Кодокан, придав ему форму спорта, основанного на традиционных принципах дзюдзюцу. Со временем кэндо и дзюдо ввели в школьные учебные планы, а в 1931 году они стали обязательными предметами для мальчиков по всей стране. Во время Второй мировой войны распространение будо в системе школьного образования было частью кампании по внедрению милитаристского национализма. Идеалы будо поощряли и в военной подготовке.

В конце войны Япония оказалась оккупированной силами Союзников. Занятия боевыми искусствами были запрещены во избежание нового подъёма милитаризма. Но с 50-х годов боевые искусства снова вводятся в школьные программы и становятся популярным видом спорта. Будо к тому же привлекло внимание как традиционная спортивная дисциплина, развивающая ки и ма, которые способствуют достижению такого состояния ума, при котором физические и душевные ощущения находятся в гармонии друг с другом.

Дзюдо — наиболее соревновательная из всех дисциплин. Она стала олимпийским видом спорта и имеет много последователей во всём мире. Кэндо также завоевало международное признание, хотя его истинная цель не победа, а содействие "развитию здорового духа в здоровом теле". Одни школы - Айкидо, Сёриндзи Кэмпо и других древних боевых искусств - не дают умереть традиции, пропагандируя практику формальных ката, другие - больше акцентируют её боевые аспекты. Мастерские приёмы одной из таких школ, Дайто-рю Айкибудзюцу-Сагана-ха, основанной Сагава Юкиёси. — это сочетание различных японских боевых искусств (таких как кэндо, дзюдо, копьё и палка), они способствуют проявлению сути японских боевых искусств.&nbsp&nbspКак видим, в течение многих лет боевые искусства развивались как часть японской культуры и испытывали влияние политических событий своего времени. Самый ценный аспект японских боевых искусств — их способность содействовать всестороннему развитию человека путём упражнений, ведущих к овладению отточенными, мастерскими навыками, в основе которых лежат уважение к традиции, годы творческой мысли и творческих действий.

Hosted by uCoz

made-in-japan.narod.ru

боевые искусства японии

Боевые искусства, а точнее - воинские искусства, по-японски называются "будо" или "будзюцу". С древнейших времен японцы воевали и соревновались в боевых искусствах, поэтому сейчас практически невозможно сказать, какое из древних воинских искусств появилось первым.

Все японские боевые искусства можно разделить на вооруженные и рукопашные. Отдельно выделяется бадзюцу, искусство езды верхом, которое было важнейшей частью искусства самурая, но сейчас практически не практикуется (из-за дороговизны содержания лошадей в японском климате - в Японии травяные луга быстро зарастают бамбуком). В древние же времена искусство ябусамэ - "конная стрельба из лука" - было основой подготовки воинов из богатых семей.

Сумо Из всех видов японских боевых искусств сумо стоит на особицу. Оно никогда не было искусством воинов и с самого начала представляло собой сочетание спорта-соревнования и синтоистского обряда. Большая часть из древних обрядов, связанных с сумо, сохранились до сих пор.

Правила сумо очень просты - для победы достаточно либо заставить противника коснуться ринга-дохё чем-то, кроме ступней, либо просто вытолкнуть его с ринга, огороженного веревкой-симэнава. Обычно исход поединка выясняется за несколько секунд. Сопутствующие же обряды могут занимать гораздо больше времени. Борцы одеты только в маваси - особую набедренную повязку.

В древности считалось, что сражающиеся борцы своим весом "сотрясают" землю и делают ее более плодородной. Поэтому такое внимание придается весу борца (в сумо нет весовых категорий). С древнейших времен дошли разнообразные диеты и упражнения, позволяющие наиболее эффективно набрать максимальный вес. Основой этих диет является огромное количество риса.

Возраст профессиональных борцов колеблется между 18 и 35 годами. Большая часть сумоистов - выходцы из сельских районов страны. Между соревнованиями они живут вместе с тренерами в особых казармах, где царят военные по строгости порядки. Чемпионы сумо становятся кумирами всей страны и ездят на гастроли подобно поп-звездам.

В древние времена чемпионы сумо почитались наравне со святыми. Дело в том, что, сотрясая землю, борцы не только делают ее плодородной, но и отпугивают злых духов. Поэтому иногда их нанимали для изгнания болезней из богатых домов и даже целых городов.

В Японии проводится шесть ежегодных национальных чемпионатов по сумо - три в Токио (в январе, мае и сентябре) и по одному в Фукуоке (в ноябре), Осаке (в марте) и Нагое (в июле). Каждый из них длится в течение 15 дней.

Самое большое достижение для борца - стать Ёкодзуна - Великим чемпионом. Это звание присваивается пожизненно. Если Ёкодзуна начинает проигрывать, он просто уходит из спорта. За несколько веков существования системы рангов только 65 борцов были удостоены этого звания.

Принципиально важны для сумо честность поединка и судейства. Это вопрос не только спорта, но и религии. Сомневаться в решении судей борцам строжайше запрещено.

В настоящее время сумо практикуется и за пределами Японии (в том числе и в России). Идут переговоры о включении сумо в программу Олимпийских Игр.

Дзюдзюцу Дзюдзюцу - это не единое искусство, а множество школ по всей Японии, практикующих различные виды рукопашного боя. В настоящее время дзюдзюцу чаще встречается в фильмах и сериалах, чем в жизни, поскольку лишь отдельные его виды (дзюдо и айкидо) смогли преобразоваться в коммерчески успешные виды спорта.

Корни большинства школ дзюдзюцу уходят в глубокую древность. Современные формы они приобрели во времена правления Токугава, когда воины начали зарабатывать себе на жизнь преподаванием боевых искусств.

В сознании японцев дзюдзюцу связано также с понятиями "магия" и "колдовство". Великие воины древности считались также умелыми магами.

Дзюдо Дзюдо ("мягкий путь") - самое между народно признанное из японских боевых искусств. Оно было создано на основе одной из школ дзюдзюцу в конце XIX века мастером Кано Дзигоро. Именно он сформулировал современные правила дзюдо и реформировал систему боя, положив в ее основу захваты и заломы.

Международная федерация дзюдо была создана в 1952 году, а первый Чемпионат мира по дзюдо состоялся в Токио в мае 1956 года. Уже в 1964 году дзюдо было включено в программу Олимпийских Игр.

Кэндо Кэндо - это искусство фехтования на мечах. Кэндо всегда было важной частью подготовки японского воина, а во времена Токугава стало сердцем этой подготовки. Именно тогда были созданы современные разновидности тренировочного оружия (бамбуковый синай и деревянный боккэн), а также защитные доспехи.

В период Мэйдзи кастовое деление было уничтожено, а ношение мечей - запрещено. Исключение было сделано только для офицеров, которые носили примитивные стальные шашки, использовавшиеся только как церемониальное оружие. Преподавание кэндо было запрещено.

В 1895 году, после Японо-китайской войны, была создана Все японская федерация боевых искусств, которая занялась введением боевых искусств в школьный курс физкультуры и пропагандой этих искусств как составляющих элементов национального японского духа.

Во время оккупации Японии все боевые искусства были запрещены именно как часть идеологии японского национализма. Однако уже в 1952 году была создана Все японская Федерация кэндо, и началось его преобразование в обычный вид спорта, сохранивший, впрочем, множество изначальных церемоний.

Сейчас кэндо не только популярный вид спорта в Японии, но и часть физкультурной программы японских школ.

Кюдо Судьба кюдо - искусства стрельбы из лука - во многом повторяет судьбу кэндо. Как и кэндо, оно практиковалось воинами древности, как и кэндо, оно было забыто после Реставрации Мэйдзи. В 1949 году была создана Все японская Федерация кюдо, и началось его возрождение как популярного вида спорта.

В древние времена использовались луки разного размера. В современном спортивном кюдо используется стандартный японский композитный лук из дерева и бамбука длиной 2,21 м. Мишени размещаются на расстоянии 22 или 60 м. Кроме меткости, оценивается также грациозность движений лучника. Поэтому кюдо - популярный женский спорт и часть школьной физкультурной программы.

Уже упоминавшееся выше ябусамэ в настоящее время - не вид спорта, а разновидность шоу, проходящего в период всевозможных праздничных торжеств.

Каратэ Каратэдо ("Путь пустой руки") - древнее военное искусство рукопашного боя, возникшее в Китае и оттуда принесенное на остров Окинава. Поэтому система боя в каратэ ближе к китайскому у-шу, чем к японским школам дзюдзюцу.

В течение долгого времени Окинава был сначала независимым государством, а потом - отдаленной провинцией, поэтому практикуемые там боевые техники японцев с "главных" островов интересовали мало.

В 1920 годы мастер Фунакоси Гитин познакомил с искусством каратэ всю страну, организовав его настоящую "рекламную компанию". С этого времени каратэ стало частью японской культуры боевых искусств.

В 1964 году была создана Все японская Федерация каратэ, и оно широко распространилось за пределы Японии, в том числе и в России.

Айкидо Айкидо - система боя, созданная мастером по имени Уэсиба Морихэй на основе школы Айки дзюдзюцу направления Дайто. Ее принципиальное отличие от других видов боевых искусств заключается в отсутствии наступательной техники. Айкидо - искусство защиты и использования силы противника против него самого.

По айкидо не проводятся соревновательные чемпионаты. Тем не менее, оно весьма популярно среди женщин и полицейских как искусство самозащиты и быстрого выведения из строя противника.

Как и каратэ и дзюдо, айкидо широко распространено за пределами Японии, в том числе и в России.

Кобудзюцу Кобудзюцу - общее название боевых искусств тех школ, в которых обучают поединку с использованием "нестандартного" оружия - шестов, посохов, вееров, дубинок, сельскохозяйственного инвентаря. Последний особенно популярен на острове Окинава - родине каратэ.

Федерация кобудзюцу России существует с 1997 года.

samurai-japan.narod.ru