История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Экологическое строительство в России. Экологическое строительство в древней руси


Традиции деревянного домостроения на Руси

И дом, и часовня - всё из дерева.

Русь издавна считалась страной дерева: обширных, могучих лесов вокруг было предостаточно. Русичи, как отмечают историки, столетиями жили в "деревянном веке". Из дерева возводились рамы и жилые дома, бани и амбары, мосты и изгороди, ворота и колодцы. Да и наиболее распространенное название русского поселения – деревня – говорило о том, что дома и постройки здесь деревянные. Почти повсеместная доступность, простота и удобство в обработке, относительная дешевизна, прочность, хорошие теплотехнические качества, а также богатые художественно-выразительные возможности дерева выводили этот естественный материал на первое место в строительстве жилых домов. Далеко не последнюю роль играло здесь и то обстоятельство, что деревянные постройки можно было возводить в довольно короткие сроки. Скоростное строительство из дерева на Руси вообще было высоко развито, что говорит о высоком уровне организации плотничьего дела. Известно, например, что даже церкви, наиболее крупные постройки русских сел, иногда возводились "во един день", почему и назывались обыденными.

Кроме того, рубленые дома могли быть легко разобраны, перевезены на значительное расстояние и вновь поставлены на новом месте. В городах бытовали даже специальные рынки, где продавались "на вывоз" заранее изготовленные срубы и целые дома из дерева со всей внутренней отделкой. Зимой такие дома отгружались прямо "с саней" в разобранном виде, а на сборку и конопатку уходило не более двух дней. Кстати, все необходимые строительные элементы и детали рубленых домов продавались тут же, на рынке здесь можно было купить и сосновые бревна для жилого сруба (так называемые "хоромные"), и обтесанные на четыре канта брусья, и добротный кровельный тес, и различные доски "столовые", "лавочные", для обшивки "нутра" избы, а также "переводины", сваи, дверные колоды. Были на рынке и предметы домашнего обихода, коими насыщался обычно интерьер крестьянской избы: простая деревенская мебель, кадки, короба, мелкий "щепной товар" вплоть до самой малой деревянной ложки.

Однако, при всех положительных качествах дерева, один из весьма серьезных его недостатков - подверженность гниению - делал деревянные сооружения относительно недолговечными. Вместе с пожарами, подлинным бичом деревянной застройки, он существенно сокращал срок жизни рубленого дома - редкая изба стояла более ста лет. Именно поэтому наибольшее применение в строительстве жилья нашли хвойные породы сосна и ель, смолистость и плотность древесины которых и обеспечивали необходимую сопротивляемость загниванию. При этом на Севере для возведения дома использовали также и лиственницу, а в ряде районов Сибири из прочной и плотной лиственницы собирали сруб, всю же внутреннюю отделку производили из сибирского кедра.

И все же самым распространенным материалом для строительства жилья была сосна, в особенности, сосна боровая или, как ее еще называли, "кондовая". Бревно из нее тяжелое, прямое, почти без сучков и, по уверениям мастеров-плотников, "сырости не держит". В одной из порядных записей на постройку жилья, заключавшихся в старину между хозяином-заказчиком и исполнителями-плотниками (а слово "порядная" происходит от древнерусского "ряд" договор), вполне определенно подчеркивалось: "... лесу высечь соснового, доброго, ядреного, гладкого, несуковатого..."

Заготавливали строительный лес обычно зимой или в начале весны, пока "дерево спит и лишняя вода в землю ушла", пока можно еще вывезти бревна санным путем. Интересно, что и теперь специалисты рекомендуют проводить заготовку леса для бревенчатых рубленых домов зимой, когда древесина меньше подвержена усушке, загниванию и короблению. Материал для строительства жилья заготавливали либо сами будущие хозяева, либо нанятые мастера-плотники в соответствии с необходимой потребностью "сколько понадобится", как отмечалось в одной из порядных. В случае "самозаготовки" это делалось с привлечением родственников и соседей. Такой обычай, издревле существовавший в русских деревнях, назывался "помощью" ("толокой"). На толоку собиралась обычно вся деревня. Это нашло отражение и в пословице: "Кто на помочь звал, тот и сам иди".

Подбирали деревья очень тщательно, подряд, без разбору, не рубили, берегли лес. Была даже такая примета: если не понравились три лесины с прихода в лес, совсем не рубить в этот день. Бытовали и строго выполнялись и специфические запреты на рубку леса, связанные с народными поверьями. Например, грехом считалась порубка деревьев в "священных" рощах, связанных, как правило, с церковью или кладбищем; нельзя было рубить и старые деревья - они должны были умереть своей, естественной смертью. Кроме того, на постройку не годились деревья, выращенные человеком, нельзя было использовать и дерево, упавшее при рубке "на полночь", то есть на север, или зависшее в кронах других деревьев - считалось, что в таком доме жильцов ожидают серьезные неприятности, болезни и даже смерть.

Бревна для строительства рубленного дома подбирали обычно толщиной около восьми вершков в поперечнике (35 см), а для нижних венцов сруба - и более толстые, до десяти вершков (44 см). Нередко в договоре указывалось: "а меньше семи вершков не ставить". Заметим попутно, что сегодня рекомендуемый диаметр бревна для рубленой стены 22 см. Бревна вывозили в селение и складывали в "костры", где они лежали до весны, после чего стволы ошкуривали, то есть снимали, соскабливали оттаявшую кору при помощи струга или долгого скобеля, представлявшего собой дугообразное лезвие с двумя ручками.

Инструменты русских плотников: 

1 - дровосечный топор,2 - потёс, 3 - плотничий топор.

При обработке строительного леса применялись различные виды топоров. Так, при рубке деревьев использовался специальный древосечный топор с узким лезвием, при дальнейших работах плотничий топор с широким овальным лезвием и так называемый "потес". Вообще же владение топором было обязательным для каждого крестьянина. "Топор всему делу голова", говорили в народе. Без топора не были бы созданы замечательные памятники народного зодчества: деревянные церкви, колокольни, мельницы, избы. Без этого простого и универсального инструмента не появились бы многие орудия крестьянского труда, детали сельского быта, привычные предметы домашнего обихода. Умение плотничать (то есть "сплачивать" бревна в постройке) из повсеместно распространенного и необходимого ремесла превратилось на Руси в подлинное искусство - плотничье дело.

В русских летописях мы находим не совсем обычные сочетания - "срубить церковь", "рубить хоромы". Да и плотников часто называли "рубленниками". А дело здесь в том, что дома в старину не строили, а "рубили", обходясь без пилы и гвоздей. Хотя пила и была известна на Руси с глубокой древности, ее обычно не применяли при возведении дома - пиленые бревна и доски гораздо скорее и легче впитывают влагу, чем рубленые и тесаные. Мастера-строители не опиливали, а обрубали топором концы бревен, поскольку опиленные бревна "дерет ветром" - они трескаются, а значит, быстрее разрушаются. Кроме того, при обработке топором бревно с торцов как бы "закупоривается" и меньше гниет. Доски же делали вручную из бревен - в торце бревна и по всей его длине намечали зарубы, вгоняли в них клинья и раскалывали на две половины, из которых и вытесывали широкие доски - "тесницы". Для этого применялся специальным топор с широким лезвием и односторонним срезом - "потес". Вообще же плотницкий инструментарий был довольно обширен - здесь соседствовали, наряду с топорами и скобелями, особые "тесла" для выбирания пазов, долота и просеки для пробивания отверстии в бревнах и брусьях, "черты" для нанесения параллельных линий.

Нанимая плотников для строительства дома, хозяева подробно оговаривали важнейшие требования, предъявляемые к будущей постройке, что скрупулезно отмечалось в договоре-порядной. Прежде всего здесь фиксировались необходимые качества строительного леса, его диаметр, способы обработки, а также сроки начала строительства. Затем давалась детальная характеристика дома, который предстояло возвести, освещалась объемно-планировочная структура жилища, регламентировались размеры основных помещений. "Поставити мне новая изба, - записано в старинной порядной, четырех сажен без локтя и с углы" - то есть, около шести с четвертью метров, рубленая "в обло", с остатком. Поскольку чертежей при строительстве дома не делали, то в договорах на постройку вертикальные размеры жилища и отдельных его частей определяли по числу укладываемых в сруб бревен-венцов - "а до куриц вверх двадцать три ряды". Горизонтальные же размеры регламентировались наиболее употребимой длинной бревна - обычно это было около трех саженей "меж углы" - примерно шесть с половиной метров. Часто в порядных приводились сведения даже об отдельных архитектурно-конструктивных элементах и деталях: "и двери на косякох сделать и окон на косякох, сколько хозяин повелит сделать". Иногда же прямо назывались образцы, аналоги, примеры из ближайшего окружения, ориентируясь на которые мастера должны были выполнять свою работу: ".. а сделать те горницы и сени, и крыльцо, как у Ивана Олферьева у ворот малые горницы зделаны". Весь документ зачастую завершался рекомендацией дисциплинарного порядка, предписывавшей мастерам не бросать работу до полного ее окончания, не откладывать и не затягивать начатую постройку: "И до отделки того хоромного дела прочь не отходить".

Начало возведения жилища на Руси связывалось с определенными, регламентируемыми специальными правилами сроками. Лучшим считалось начинать строительство дома Великим постом (ранней весной) и так, чтобы процесс строительства включал в себя по срокам праздник Троицы вспомним пословицу: "Без Троицы дом не строится". Нельзя было начинать строительство в так называемые "тяжелые дни" - в понедельник, среду, пятницу, а также в воскресенье. Благоприятным для начала постройки считалось время, "когда наполняется месяц" после новолуния.

Возведению дома предшествовали специальные и довольно торжественно оформлявшиеся ритуалы, в которых нашли свое отражение наиболее важные, наиболее существенные для крестьянина земные и небесные явления, в них в символической форме действовали силы природы, присутствовали различные "местные" божества. По старинному обычаю, при закладке дома в углы клали деньги "чтобы богато жилось", а внутри сруба, в его середине или в "красном" углу, ставили свежесрубленное деревце (березку, рябинку или елочку) и зачастую вешали на него иконку. Это деревце олицетворяла собою "мировое дерево", известное почти всем народам и ритуально отмечающее "центр мира", символизирующее идею роста, развития, связи прошлого (корни), настоящего (ствол) и будущего (крона). Оно оставалась в срубе да завершения постройки. С обозначением углов будущего жилища связан другой интересный обычай: по предполагаемым четырем углам избы хозяин с вечера насыпал четыре кучки зерна, и если наутро зерно оказывалось нетронутым, выбранное для возведения дома место считалось хорошим. Если же зерно кто-либо потревожил, то строиться на таком "сомнительном" месте обычно остерегались.

На протяжении всего строительства дома строго выдерживался и еще один, весьма разорительный для будущих хозяев обычай, не отошедший, к сожалению, в прошлое и сегодня довольно частое и обильное "угощение" мастеров-плотников, возводящих дом, с целью их "задабривания". Процесс постройки неоднократно прерывался "заручными", "закладочными", "матичными", "стропильными" и прочими застольями. Иначе плотники могли обидеться и сделать что-то не так, а то и просто "подшутить" - так выложить сруб, что "в стенах жужжать будет".

Конструктивной основой рубленого дома был четырех угольный в плане бревенчатый сруб, состоявший из горизонтально уложенных друг на друга бревен-"венцов". Важной особенностью этой конструкции является то, что при его естественной усушке и последующей осадке исчезали щели между венцами, стена становилась более плотной и монолитной. Для обеспечения горизонтальности венцов сруба бревна укладывались так, что комлевые концы чередовались с вершинными, то есть, более толстые с теми, что потоньше. Чтобы венцы хорошо прилегали друг к другу, в каждом из соседних бревен выбирался продольный паз. В старину паз делался в нижнем бревне, на его верхней стороне, но, поскольку при таком решении в углубление попадала вода и бревно быстро подгнивало, паз стали делать на нижней стороне бревна. Данный прием сохранился и до наших дней.

а - "в обло" с чашками в нижних брёвнах б - "в обло" с чашками в верхних брёвнах 

По углам сруб связывался специальными врубками своеобразными бревенчатыми "замками". Специалисты утверждают, что типов и вариантов врубок в русском деревянном зодчестве насчитывалось несколько десятков. Наиболее же употребимыми были рубки "в обло" и "в лапу". При рубке "в обло" (то есть, округло) или "в простой угол" бревна соединялись таким образом, что концы иx выступали наружу, за пределы сруба, образуя так называемый "остаток" потому-то этот прием именовался еще рубкой с остатком. Выступающие концы хорошо предохраняли углы избы от промерзания. Способ этот, один из самых древних, именовался также рубкой "в чашу", или "в чашку", поскольку для скрепления бревен в них выбирались специальные углубления "чашки". В старину чашки, как и продольные пазы в бревнах, вырубались в нижележащем бревне - это так называемая "рубка в подкладку", позднее же стали применять более рациональный способ с вырубом в верхнем бревне "в накладку", или "в охлуп", что не давало влаге задерживаться в "замке" сруба. Каждую чашку подгоняли точно по форме бревна, с которым она соприкасалась. Это было необходимо для обеспечения герметичности самых важных и наиболее уязвимых для воды и холода узлов сруба - его углов.

Другой распространенный способ рубки "в лапу", без остатка давал возможность увеличить горизонтальные размеры сруба, а вместе с ними и площадь избы, по сравнению с рубкой "в обло", так как здесь "замок", скрепляющий венцы, делался на самом конце бревна. Однако он был более сложен в исполнении, требовал высокой квалификации плотников, а потому и обходился дороже, чем традиционная рубка с выпуском концов бревен "зауголков". По этой причине, а также из-за того, что рубка "в обло" занимала меньше времени, подавляющее большинство крестьянских домов в России рубилась именно таким образом.

Нижний, "окладной" венец зачастую клали прямо на землю. Для того же, чтобы этот начальный венец - "нижник" - был менее подвержен гниению, а также с целью создания прочной и надежной основы дома бревна для него подбирались более толстые и смолистые. Например, в Сибири для нижних венцов использовалась лиственница - очень плотный и довольно долговечный древесный материал.

Нередко под углы и середины закладных венцов подкладывали крупные камни-валуны или вкапывали в землю обрезки толстых бревен - "стулья", которые для защиты от гниения обрабатывали смолой или обжигали. Иногда для этой цели применялись толстые плахи или "лапы" - поставленные вниз корнями выкорчеванные пни. При строительстве жилой избы "окладные" бревна старались класть так, чтобы нижний венец плотно примыкал к земле, зачастую "для тепла" его даже слегка присыпали землей. После завершения "избного оклада" - укладки первого венца начинали сборку дома "на моху", при которой пазы сруба для большей герметичности прокладывали надранным в низинах и высушенным болотным мхом "мокришником" - это называлось "взамшить" сруб. Случалось, что для большей прочности мох "подвивали" куделей - вычесанными волокнами льна и конопли. Но поскольку, высыхая, мох все же крошился, в более позднее время для этой цели стали использовать паклю. Да и теперь специалисты рекомендуют швы между бревнами рубленого дома конопатить паклей в первый раз в процессе строительства и потом еще раз, через год-полтора, когда произойдет окончательная усадка сруба.

Под жилой частью дома устраивали либо низкое подполье, либо так называемый "подклет" или "подызбицу" - подвал, отличавшийся от подполья тем, что был он довольно высоким, не заглублялся, как правило, в землю и имел непосредственный выход наружу через невысокую дверь. Ставя избу на подклет, хозяин предохранял её от холода, идущего от земли, защищал жилую часть и вход в дом от снеговых заносов зимой и паводков весной, создавал прямо под жильём дополнительные подсобные и хозяйственные помещения. В подклете обычно устраивалась кладовая, часто он служил погребом. Оборудовались в подызбье и прочие хозяйственные помещения, например, в районах, где были развиты кустарные промыслы, в подклете могла размещаться небольшая мастерская. Содержали в подклете и мелкий скот или домашнюю птицу. Иногда же подызбица использовалась и под жилье. Встречались даже двухэтажные, или "двужилые" на два "житья" избы. Но все же в подавляющем большинстве случаев подклёт был нежилым, хозяйственным этажом, а жили в сухом и теплом "верху", поднятом над холодной влажной землей. Наибольшее распространение такой прием постановки жилой части дома на высокий подклет получил в северных районах, где весьма суровые климатические условия требовали дополнительного утепления жилых помещений и надежной и изоляции от промерзлой земли, в средней же полосе чаще устраивали невысокое и удобное для хранения продуктов подполье.

Завершив оборудование подклета или подполья, начинали работы по устройству пола избы. Для этого прежде всего врубали в стены дома "переводины" - довольно мощные балки, на которые опирался пол. Как правило, их делали четыре или реже три, располагая параллельно главному фасаду избы две у стен и две или одну посередине. Чтобы пол был теплым и не продувался, его делали двойным. Так называемый "черный" пол укладывали прямо на переводины, собирая его из толстого горбыля горбами вверх, или бревенчатого наката, и засыпали "для теплоты" слоем земли. Сверху настилали чистый пол из широких досок.

Причем такой двойной, утепленный пол делали, как правило, над холодным подвалом-подклетом, подызбицей, а над подпольем же устраивали обычный, одинарный пол, что способствовало проникновению тепла из жилого помещения в подполье, где хранились овощи и разнообразные продукты. Доски верхнего, "чистого" пола плотно пригонялись друг к другу.

Конструкция самцовой крыши:

1 - охлупень (шелом) 2 - полотенце (ветреница) 3 - причелина 4 - очелье 5 - красное окно 6 - волоковое окно 7 - поток 8 - курица 9 - слега 10 – тес

Обычно половицы укладывали по линии вход окна, от входной двери в жилое помещение к главному фасаду избы, объясняя это тем, что при таком расположении доски пола меньше разрушаются, меньше обкалываются по краям и служат дольше, чем при иной раскладке. Кроме того, по утверждению крестьян, такой пол удобнее мести.

Количество междуэтажных перекрытий-"мостов" в возводимом доме определялось еще в порядной: "... да в тex же горницах внутри намостить по три моста". Укладка стен избы завершалась установкой на той высоте, где собирались делать потолок "черепового" или "подгнетного" венца, в котором и врубали потолочную балку -"матицу". Ее местоположение также часто отмечалось в порядных записях: "а поставить та изба на семнадцатом матица".

Прочности и надежности матицы основы - основы потолка - придавалось очень большое значение. В народе даже говорили: "Худая матка всему - дому смятка". Установка матицы была весьма важным моментом в процессе возведения дома ею заканчивалась сборка сруба, после чего строительство вступало в завершающую фазу Укладку перекрытия и устройство крыши. Потому-то укладка матицы сопровождалась специальными обрядами и очередным "матичным" угощением плотников. Нередко сами плотники напоминали об этом "забывчивым" хозяевам: устанавливая матицу, они кричали: "матка трещит, не идет", и хозяевам приводилось устраивать застолье. Иногда, поднимая матицу, к ней привязывали испеченный по этому случаю пирог.

Матица представляла собой мощный четырехгранный брус, на который укладывали "потолочины" толстые доски или "горбачи", размещавшиеся вниз плоскостью. Для того же, чтобы под из тяжестью матица не прогибалась, зачастую стесывали по кривой ее нижнюю сторону. Любопытно, что этот прием используется и сегодня при возведении рубленых домов - это называется "вытесать строительный подъем". Закончив укладку потолка - "подволоки", обвязывали сруб под крышу, укладывая поверх черепового венца еще и "охлупные", или "охлобутные" бревна, которыми и закреплялись потолочины.

В русском народном жилище функционально-практические и художественные вопросы были теснейшим образом взаимосвязаны, одна дополняло и вытекало из другого. Слияние "пользы" и "красоты" в доме, неразрывность конструктивных и apxитектурно-художественных решений с особой силой проявились в организации завершения избы. Кстати, именно в завершении дома народные мастера видели главную и основную красоту всей постройки. Конструкция и декоративное оформление крыши крестьянского дома и сегодня поражают единством практических и эстетических аспектов.

Удивительно проста, логична и художественно выразительна конструкция так называемой безгвоздевой самцовой кровли - одной из самых древних, получившей наиболее широкое распространение в северных районах России. Опорой ей служил бревенчатые фронтоны торцовых стен дома - "залобники". После верхнего, "охлупного" венца сруба бревна главного и заднего фасадов избы постепенно укорачивались, поднимаясь до самого верха конька. Назывались эти бревна "самцами", поскольку стояли "сами по себе". В треугольники противоположных фронтонов дома врубали длинные бревенчатые слеги", являвшиеся основанием кровли "решетиной". Вершины фронтонов соединялись главной, "князевой" слегой, представлявшей собой завершение всей конструкции двускатной крыши.

К нижним слегам крепились естественные крюки - "курицы" - выкорчеванные с корнем и обтесанные стволы молодых елей. "Курицами" они назывались потому, что мастера придавали их отогнутым концам форму птичьих голов. Курицы поддерживали специальные желоба для отвода воды "потоки", или "водотечники" - выдолбленные по всей длине бревна. В них упирались тесины кровли, которые укладывались по слегам-обрешетинам. Обычно кровля была двойная, с прокладкой из бересты - "скалы", хорошо предохранявшей от проникновения влаги.

В коньке крыши на верхние концы кровельных тесин "нахлобучивали" "шелом" -массивное корытообразное бревно, конец которого выходил на главный фасад, венчая собою всю постройку. Это тяжелое бревно, именовавшееся еще "охлупнем" (от древнего названия кровли "охлоп"), зажимало тесины, удерживая их от сноса ветром. Передний, комлевый конец охлупня оформляли обычно в виде головы коня (отсюда "конёк") или реже птицы. В самых северных районах шелому иногда придавали форму головы оленя, зачастую размещая на ней подлинные оленья рога. Благодаря своей развитой пластике эти скульптурные изображения хорошо "читались" на фоне неба и были видны издалека.

Для поддержания широкого свеса крыши со стороны главного фасада избы использовался интересный и остроумный конструктивный прием - последовательное удлинение выходящих за пределы сруба концов бревен верхних венцов. При этом получались мощные кронштейны, на которые и опиралась передняя часть кровли. Выдаваясь далеко вперед от бревенчатой стены дома, такая крыша надежно защищала венцы сруба от дождя и снега. Кронштейны, поддерживавшие крышу, назывались "выпусками", "помочами" или "повалами". Обычно на таких же кронштейнах-выпусках устраивалось крыльцо, настилались обходные галереи-"гульбища", оборудовались балконы. Мощные бревенчатые выпуски, оформлявшиеся лаконичной резьбой, обогащали строгий внешний облик крестьянского дома, придавали ему еще большую монументальность.

В новом, более позднем типе русского крестьянского жилища, получившем распространение, в основном, в районах средней полосы, крыша имела уже покрытие на стропилах, бревенчатый же фронтон с самцами заменило дощатое заполнение. При таком решении резкий переход от пластически насыщенной грубофактурной поверхности бревенчатого сруба к плоскому и гладкому дощатому фронтону, будучи тектонически вполне оправданным, тем не менее не выглядел композиционно невыразительным, и мастера-плотники сажали прикрывать егo довольно широкой лобовой доской, богато украшенной резным орнаментом. Впоследствии из этой доски развился фриз, шедший вокруг всего здания. Следует отметить, однако, что и в этом типе крестьянского дома достаточно долго сохранялись еще некоторые делали более ранних сооружений кронштейны-выпуски, украшавшиеся несложной резьбой, и резные причелины с "полотенцами". Это определило в основном повторение традиционной схемы распределения резного декоративного убранства на главном фасаде жилища.

Возводя рубленый дом, создавая традиционную избу, русские мастера-плотники веками и открывали, осваивали и совершенствовали специфические приемы обработки дерева, постепенно разрабатывали прочные, надежные и художественно выразительные архитектурно-конструктивные узлы, оригинальные и неповторимые детали. При этом они всецело использовали положительные качества древесины, умело выявляя и раскрывая в своих постройках ее уникальные возможности, всемерно подчеркивая ее природное происхождение. Это еще более способствовало непротиворечивому вхождению построек в естественное окружение, гармоничному слиянию сооружении, созданных человеком, с первозданной, нетронутой природой.

Удивительно просты и органичны основные элементы русской избы, логична и прекрасно "прорисована" их форма, точно и полно выражают они "работу" деревянного бревна, сруба, крыши дома. Польза и красота сливаются здесь в единое и неделимое целое. Целесообразность, практическая необходимость любой делали ярко выражены в их строгой пластике, лаконичном декоре, в общем структурной завершенности всей постройки.

Бесхитростно и правдиво и общее конструктивное решение крестьянского дома - мощная и надежная бревенчатая стена; крупные, основательные врубки по углам; небольшие, украшенные наличниками и ставнями, окна; широкая крыша с затейливым коньком и резными причелинами, а еще крыльцо да балкон вот, казалось бы, и все. Но сколько скрытого напряжения в этой простой конструкции, сколько силы в плотных сочленениях бревен, как крепко "держат" они друг друга! Столетиями вычленялась, выкристаллизовывалась эта упорядоченная простота, эта единственно возможная структура надежная и покоряющая скептической чистотой линии и форм, гармоничных и близких окружающей природе. 

Спокойной уверенностью веет от простых русских изб, добротно и обстоятельно обосновались они на родной земле. При взгляде нa потемневшие от времени постройки старых русских селении не покидает ощущение, что они, однажды созданные человеком и для человека, живут вместе с тем какой-то своей, отдельной жизнью, тесно связанной с жизнью окружающей их природы - так сроднились они с тем местом, где появились на свет. Живое тепло иx стен, лаконичный силуэт, строгая монументальность пропорциональных отношении, какая-то "неискусственность" всего их облика делают эти постройки неотъемлемой и органичной частью окружающих лесов и полей, всего того, что мы называем Россией.

vitoslavica.ru

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО | Славянские традиции

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВОПредлагаю вам осмотреть старую благую технологию постройки домов, дом выходит в итоге экологически незапятнанным....Великая часть книг о строительстве и архитектуре даже не упоминают знаменитую, фактически универсальную строительную методику строительства глиняных (глинобитных, саманных) домов. Стройку домов из глины - это наименее промышленный, наиболее безопасный и самый обыденный из природных способов строительства. Глина с древнейших времён служит строительным материалом. Ещё в Вавилоне и Ветхой Руси за практически все тысячи лет до Рождества Христова из необожжённой глины возводились хозяйственные постройки, дома. Разработка была проста: влажную глину набивали в особенные древесные формы, а позже высушивали на солнце.

Смешивание глины с соломой, природным легким, но сильным материалом, армирует конструкцию, делает её более лёгкой, сильной и увеличивает теплоизоляционные свойства стен и потолков, превращая их в небывалые теплоаккумуляторы, которые, накапливают деньком тепло, не предоставляют жаре проникнуть в жилище, а ночью, против, отдают тепло.

Итак:Возводим фундамент, как под ежедневный каркасный дом и строим древесный скелет будущего дома.

Запасемся глиной, великим песком и соломой Великими опилками, льном). Глину с песком теоретически все-же все-таки можно получить на своем участке.

Понадобится около 3л незапятанной воды и 50 г соли. Берите образцы земли, измельчите их, заполните 3л банки с водой на одну вторую или на треть. Добавьте полную чайную ложку соли, она ускоряет вымывание глины. Потрясите банки длинно и сильно. Твердым кускам дайте полежать час-два для размягчение, позже вновь потрясите.

После того как Вы перестанете трясти банку, почва размелется на малюсенькие частицы. Подходящий песок свалится в течение 3-5 секунд. Сделайте отметку этого уровня на банке. Далее за 10-20 минут выпадет мелкий ил и песок. Позднее глина умеренно осядет, вода остается над ней. То что остается плавать - органический материал. Всё что находится ниже 10 минутной отметки выпадения в банке - ил, выше - глина. Нежели у Вас подступающая почва для внедрения, будет виден толстый слой грубого песка с несколько менее толстым слоем глины, чуть-чуть ила и мелкого песка. Плопробуйте накопать побольше тестовых ям. Даже в пределах 1-го участка встречаются места с очень разным составом почв, также разный состав на разной глубине.

Делаем смесь: 1 часть глины+ 2 части песка + 0,6 части соломы.Чтобы отыскать подходящую смесь, размешиваете глину и песок в разных пропорциях: 3:1, 2:1, 1:1, 2:3, 1:2, 1:3. После перемешивания добавляете воду, чтобы образцы слипались, когда Вы сжимаете их ладонями. Они должны быть условно сухими. Идеал не должен доматься - он не должен быть влажным или рассыпчатым. При падении с высоты в мтр на мягкую землю шарик (размером со снежок) должен сохранить свою форму. Нежели он рассыпался - чрезвычайно много песка. Нежели расплющился - чрезвычайно много глины.Размешивать раствор все-же все-таки можно при помощи куска брезента или в специальной яме (топча смесь и приподнимая углы брезента). Нежели Вы пользуетесь бетономешалкой - положите в смесь песка, глины и воды пару больших камешков, чтобы они вращались общо со смесью. Камни, крутясь, будут разбивать глину и вмуровывать в неё песок. Солому все-же все-таки можно домешать в смесь, вылив её из мешалки, ногами.

Далее с помощью переставной опалубки (на фото прислонена к цоколю) заполняем полученным веществом место меж стойками каркаса.....

Получаем в итоге утепленные стены каркасного дома.

Затем набиваем по периметру обрешетку для крепления утеплителя и внешней отделки.

Делаем из соломы или тростника(очерета) маты (связываем льняной веревкой или аллюминиевой проволокой) для утепления и крепим на стены

Укрепленные соломенные маты оштукатуриваем известковой штукатуркой (известь:песок, 1:1-2) слой должен быть 25-30мм

Внутри стены штукатурим глиняной штукатуркой (глина:песок, 1:3-5).Скрашиваем дом снаружи известковой краской - в 5—6 литр. воды разводят известковое тесто, добавляют туда поваренную соль, растворенную в 0,5 литр. воды, и все перемешивают. Позже добавляют воду до размера 10 литр., т. е. до рабочей густоты. Так получают белую краску — побелку. В нее вводят пигменты (киноварь ртутная, ультрамарин, зелень свинцовая хромовая, кобальт фиолетовый, оксид хрома, умбра, сурик металлической

Устриваем глиносоломенную кровлю:Эта кровля дешева, несложна в изготовлении, огнестойка, но тяжела, поэтому просит наклона крыши от 40 до 50°. Срок службы — 25—30 лет. Стропила под глиносоломенную кровлю делают более массивными, набивая на их обрешетку из ошкуренных прямых жердей шириной 5—7 сантим.. Жерди опираются на нагели из твердых пород, вставляемые в отверстия стропил Поперечник отверстий — 2 сантим., глубина — 6—7 сантим.. Чтобы жерди не упали, концы их крепят гвоздями.

Для предохранения стропил от прогибания на чердаке под их ставят подпорки и снимают их только после полного высыхания кровли. Для данной же цели к нижней плоскости карниза- временно крепят упорную дощечку, подпираемую жердью.

Солома должна быть без травы и гнили. Глину все-же все-таки можно применять только жирную, с содержанием песка не более 15%. Глину лучше заготовить заранее на зиму из расчета 1 м3 на 30—35 м2 кровли. Промороженная глина становится более рыхлой и просто размокает.Из соломы вяжут не очень тугие снопики поперечником 10—20 сантим. и длиной от 50 до 100 сантим., обрубая колосья.Разрыхленную глину засыпают в творильную яму слоями 10—15 сантим., заливают водой (на 1 объемную часть глины берут 2 части воды) и выдерживают 5—6 или более часов. Позже ее перемешивают или толкут до получения однородной сметанообразной массы. Густоту глины определяют по поставленной в нее соломинке. Нежели соломинка стоит некоторое время вертикально, а приставший к ней раствор не стекает — глину все-же все-таки можно использовать в дело. Нежели соломинка падает, а раствор стекает с нее — необходимо добавить глины (в чрезвычайно густую добавляют воду).

1-ый ряд кровли укладывают из снопиков с ровно обрубленными комлями, которые прижимают к упорной дощечке. Уложив снопик на обрешетку, его развязывают и разравнивают. К первому снопику кладут другой, но так, чтобы он обязательно перекрывал край предыдущего. Уложив 1-ый ряд снопиков, проверяют толщину слоя дощечкой. Толщина кровли — 10... 15 сантим.. Снопики укладывают горизонтальными рядами, начиная со свеса, с постепенным переходом к коньку. Покрывать следует сходу два ската, при всем этом сначала укладывают один — два ряда на одном скате, позже на ином, чтобы не перегрузить с одной стороны стропила.

Выложив три-четыре ряда, солому расчесывают металлическими граблями и заливают сверху глиняным веществом. Позже раствор пристукивают и приглаживают лопатой до тех пор, пока кровля не станет ровной. Нежели работа ведется с перерывами, то края уже уложенных снопиков обычно высыхают. Поэтому перед укладкой нового слоя их рекомендуется смочить глиняным веществом.

Полностью покрытые скаты расчесывают граблями, выпрямляют углубления и заливают более густым глиняным веществом, прибивая и приглаживая лопатой. Нежели скат не сделать ровным, то в его углублениях будет задерживаться вода, которая живо разрушит кровлю.

Дом, построенный по такой технологии обладает антисептическими, дезодорирующими, очищающими свойствами, не считая этого, стены изготовленные из глины и потолки, покрытые глиной, надёжно защищают жителей такового дома от вредных излучений, гула, излишней солнечной радиации, также являются надежным теплоизолятором, защищая как от летнего степного зноя, так и от зимних холодов.

www.rutraditions.ru

Строительство Древней Руси

   Гвоздей для  соединения бревен не существовало. Горизонтальные венцы сплачивались с помощью  врубок. Для большей плотности  укладки бревен по вертикали их притесывали  с помощью продольного паза. Пазы прокладывались мхом. Когда сруб был  собран, все горизонтальные стыки  конопатились паклей. На один сруб среднего жилого дома могло уходить от 150 до 170 бревен. Высокие постройки часто  собирались по частям на земле, метились, а потом поднимались на необходимую  высоту, где оставалось только подогнать  их на месте. Это значительно сокращало  сроки строительства. Известно, что  иногда плотники укладывались в один день. Той же цели служили и заранее  заготовленные срубы, которые можно  было приобрести на специальных рынках.

   Основой всех построек был четверик, или квадратная клеть. Наиболее сложным было выверить ее стороны таким образом, чтобы  создать прямые углы квадрата. Для  этого выравнивалась длина двух диагоналей. Так сложились принципы древнерусского пропорционирования в  архитектуре, в основу которых было положено соотношение стороны квадрата и его диагонали.

   Дерево  хорошо работает на растяжение, поэтому  с помощью деревянных конструкций  удавалось перекрывать сравнительно большие пролеты – до 12-13 м.

   Однако  подверженность дерева возгоранию и  его недолговечность, связанная  с процессами гниения, уже в Х  веке способствовали переходу на строительство  из камня как более надежного  и прочного материала. Строительство  из камня во многом обусловлено привнесенными  традициями строительного мастерства из Византии. С введением христианства на строительство русских храмов стали приглашаться греческие мастера. Однако беспрецедентное развитие деревянного  зодчества оказало влияние и  на каменную архитектуру.

   Основным  конструктивно-планировочным приемом  оставалась крестово-купольная система  с куполами на парусах. Храмы имели  по три или по пять нефов. Основной крест образовывался цилиндрическими  сводами. Подпружные арки, служащие взаимному  погашению распора, выступали из плоскости сводов и создавали  пилястры в опорных столбах, поэтому  в плане эти столбы образовывали крест.  

                                        ПРОЦЕСС СТРОИТЕЛЬСТВА

     Древнерусские письменные источники не дают практически  никаких сведений о том, как был  организован процесс строительства. В качестве аналогий иногда удается  привлекать более поздние русские, а также западноевропейские письменные источники и изображения. Однако эти материалы следует использовать очень осторожно, поскольку они  могут отвечать совершенно иной строительной практике. Поэтому реконструировать процесс строительства в Древней  Руси можно в основном лишь по тем  данным, которые удается получить при изучении самих сооружений и  при археологических исследованиях.

     Приступая к работе над возведением монументального  здания, мастера организовывали строительную площадку, служившую для складывания  и обработки строительных материалов. Археологическим путем такая  площадка была выявлена лишь один раз  — в Волковыске. Там во второй половине XII в. начали строительство  церкви, однако после закладки фундамента работа по каким-то причинам была прекращена и строительная площадка брошена  вместе со всеми находившимися на ней материалами. К северу и западу от фундаментов храма, приблизительно в 5 —10 м от него, обнаружены запасы неиспользованных плинф. Они лежали в штабелях большей частью на ребре. Тоже к северо-западу от храма, но несколько  дальше (в 10 —12 м), располагался пласт  глины мощностью до 0.6 м. Еще дальше в 20 —25 м к северо-западу от храма, находилась яма с гашеной известью, имевшая площадь более 30 м2 при  толщине слоя извести 1.0 —1.2 м. Наконец, к западу от храма были сложены  рядами большие камни со шлифованной  поверхностью, предназначавшиеся для  вставления в стены в качестве декоративных элементов.

     После разбивки плана здания на местности  первой строительной операцией была отрывка фундаментных рвов. Их, как  правило, отрывали по ширине фундамента и с более или менее вертикальными стенками. В таком случае фундамент при укладке занимал весь ров. Однако при слабом или сыпучем грунте стенки рвов приходилось делать наклонными; очевидно, что для укладки камней фундамента требовалась деревянная опалубка.

     После того как заканчивали укладку  фундамента, производили вторичную  разбивку плана здания, на этот раз  более детальную и точную.

     Для возведения стен зданий ставили деревянные леса, постепенно повышая их по мере роста стен. Пальцы лесов закладывались  в кладку самих стен. После окончания  строительства пальцы лесов обрубали (или опиливали), а после того как  дерево сгнивало, в кладке оставались отверстия. Кое-где в таких отверстиях при исследовании памятников находили остатки дерева.

     Леса  ставили двух различных типов. При  одном из них использовали пальцы лесов, проходящие насквозь через стену. В таком случае настил лесов, очевидно, опирался только на горизонтальные балки, вставленные в стену. Сквозные пальцы лесов были в черниговском соборе Елецкого монастыря, в витебской  церкви Благовещения. В новгородских памятниках XII в., в церкви Пантелеймона в Галиче и в памятниках владимиро-суздальской  архитектуры применяли другой тип  лесов, при котором пальцы были не сквозными, а заглубленными в  стены всего на 15 —20 см, иногда —  на 40 см. Естественно, что при таких  лесах настил не мог опираться  только на горизонтальные балки, и здесь  должны были существовать вертикальные стойки. (В западноевропейском средневековом  строительстве применялись оба  типа лесов.

     Даже  в тех случаях, когда отверстия  от пальцев лесов были не сквозными, ряды их на наружных и внутренних поверхностях стен размещались на одной высоте. Это свидетельствует, что леса были двусторонними, обеспечивающими одновременную кладку обеих лицевых поверхностей. А значит, процесс кладки следует представлять в виде синхронной работы пар каменщиков. Кладка столбов, сводов, барабана, очевидно, должна была иметь свою автономную систему лесов.

     При кирпичном строительстве пальцы лесов закрепляли, зажимая их со всех сторон кирпичами. Однако иногда квадратные отверстия для пальцев  лесов специально оставляли при  кладке, что позволяло по мере возведения стен здания переставлять балки лесов  с нижних ярусов на верхние. При кладке из тесаных белокаменных блоков высота каждого блока была больше, чем  толщина бревна, которое требовалось  закрепить в стене. Поэтому, отверстия  для пальцев приходилось вырубать в каменных блоках. Их делали, как  правило, в нижней части блока, большей  частью в его углу.

     Пара  каменщиков, работавших одновременно с наружной и внутренней сторон стены, и обслуживавшие этих каменщиков подсобные рабочие составляли основную ячейку строительной бригады. Такому звену  выделялся участок стены. Наблюдение архитектора М.Б. Чернышева о нарушениях регулярности кирпичной кладки смоленских памятников показало, что работа на нескольких соседних участках производилась  параллельно. Очевидно, что несколько  звеньев одновременно вели кладку определенного  участка стены. Если бы это было иначе  и одно звено, закончив свою делянку, переходило на соседний участок, не было бы нужды на границах участков вставлять  в кладку неполный, оббитый кирпич.

     Завершив  работу на своей захватке, бригада  переходила на другой участок. Законченную  кладку при этом нужно было чем-то прикрыть сверху для защиты от дождя. Очень вероятно, что кладку закрывали  переносной кровлей, тканью или другим способом. Одним из способов было также  покрытие законченной кладки слоем раствора. Когда через некоторое время бригада возвращалась на данный участок и начинала вести кладку выше, поверх защитного слоя раствора она укладывала новый, а на него — кирпичи.

     Зная  высоту здания и срок его строительства, можно подсчитать, на какую высоту поднимали стены за один строительный сезон. Так, церковь Петра и Павла  в Смоленске — памятник средней  величины, и его возведение, вероятно, заняло примерно 3 года, не считая закладки фундамента. Учитывая, что один сезон  должно было занять сооружение сводов и главы, можно полагать, что стены  были построены за 2 года.             

                                                  ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      Строительное  производство Древней Руси – важная и неотъемлемая часть древнерусской  культуры. Монументальное строительство  представляло собой один из наиболее сложных по организации разделов городского ремесла. Поэтому изучение строительства может раскрыть многие стороны развития техники, а также профессиональной и социальной организации ремесла Древней Руси. Также стоит отметить самобытность стиля древнеславянских строителей, стиля, характерные черты которого не прослеживались в культурах других стран.

stud24.ru

Национальное Агентство Устойчивого Развития

Экологическое строительство сегодня — один из самых актуальных мировых трендов, пришедших в архитектурно-строительную отрасль за последнее десятилетие и одновременно – важная составляющая понятия «устойчивое развитие». Он является проявлением глубинных процессов осознания мировым сообществом той роли, которую человеческая цивилизация играет в разрушении устойчивости эко-системы нашей планеты. В ходе длительного исследования проблем глобального потепления выяснилось, что современные города, а точнее здания — один из главных источников загрязнения окружающей среды. Данные экспертов показывают, что здания всего мира «потребляют» около 40% всей первичной энергии, 67% всего электричества, 40% всего сырья и 14% всех запасов питьевой воды, а также производят 35% всех выбросов углекислого газа и чуть ли не половину всех твердых бытовых отходов.

       Даже не смотря на то, что у «антропогенной» теории глобального потепления в достатке конструктивных критиков, эти цифры заставляют задуматься. Очевидно, что в них скрыты немалые возможности для экономии ресурсов и оптимизации издержек строительных проектов. Это осознание в западных компаниях развивалось на основе более совершенной структуры стратегического управления, учитывающей довольно много нюансов, и прогрессивного понимания социальной ответственности бизнеса. Как следствие, на европейских и американских строительных рынках начали формироваться новые подходы к проектированию, производству и управлению, которые в итоге и получили обобщенное название «зеленое строительство».

 

Экологическое строительство – комплексный подход

       Сегодня за этим понятием стоит многосложный комплексный подход ко всему строительному и проектному процессу. Чтобы понять, на каком этапе и с помощью чего возможна оптимизация (и где кроется настоящий ущерб окружающей среде), необходимо принимать во внимание не только качественные характеристики, заложенные в самом проекте, но и весь процесс производства строительных материалов, систему их доставки до строительной площадки, подход подрядчиков к работе, комплектацию объекта, особенности его эксплуатации и утилизации и многое другое. Чтобы строительство можно было назвать «зеленым», должны соблюдаться определенные стандарты и нормы на каждом из его этапов. Для адекватной оценки соблюдения этих принципов при реализации проектов в сфере недвижимости на Западе были разработаны особые рыночные инструменты – добровольные системы сертификации зданий, которых в настоящий момент в мире насчитывается около десятка. Ряд из них является международными системами, которые применяются по всему миру.

 

Международные системы сертификации зеленых зданий

       На сегодняшний день наиболее известными и широко распространенными в мире являются две системы рейтинговой оценки зданий. Это – система BREEAM, разработанная британским институтом Bre Global и система LEED, развиваемая Американским Советом по экологическому строительству. Кроме того, хотя в разных странах держателями эталонов и аудиторами объектов недвижимости являются разные организации, существует глобальная международная инициатива, которая поддерживает и стимулирует развитие движения green building — Всемирный совет по экологическом строительству (World Green Building Council). В задачи этой организации входит развитие рыночных представлений о зеленых и энергоэффективных технологиях строительства, объединение усилий разных организаций и восполнение дефицита нужных знаний, поддержка развития профильного законодательства и др. Такой национальны «зеленый» совет есть теперь и в России. Пожалуй, с момента официальной регистрации этой организации в Москве и отчитывает свою историю отечественное экологическое строительство. Но даже очевидные преимущества «зеленых» технологий становятся понятны российскому строительному комплексу не так быстро, как хотелось бы.

       По западным стандартам здания оцениваются по набору ряда формальных критериев, разделенных на несколько основных групп. Чем больше очков получает здание за свои документально подтвержденные экологические и иные значимые характеристики, тем выше уровень получаемого сертификата.

      Сертификация открывает перед девелоперами и владельцами зданий новые стратегические перспективы. Речь идет не только о том, что здание, в котором соблюдаются требования добровольной экологической сертификации, становится гораздо комфортнее и экономичнее (с точки зрения потреблении ресурсов), а значит и выгоднее в эксплуатации. Такие проекты имеют более привлекательный имидж и капитализацию, а значит становятся более интересны инвесторам, крупным арендаторам и властям. Имеет значение также и подтвержденная независимыми экспертами репутация всех участников производственной цепочки — от добычи сырья для стройматериалов, до утилизации отходов на стройке и в действующем здании.

 

Экологическое строительство – глобальный мировой тренд

       Зеленое строительство становится глобальным трендом на Западе. По сведениям американской аналитической компании McGraw-Hill 67% американских девелоперских компаний, принявших участие в их опросе, внедряют экологические принципы в 60% своих проектов, а 94% планируют достичь этого уровня к 2013 году. Темпы роста индустрии зеленого строительства за рубежом – 20-30% в год и упор на экологические свойства считается многими одним из главных конкурентных преимуществ. На практике это проявляется в том, что зеленые здания объективно стоят и сдаются дороже, чем те, которые были построены по традиционным технологиям. Так, в США дома в загородном коттеджном поселке, сертифицированном по стандарту LEED, стоят в среднем на 30% дороже обычных.

       Последние годы движение по эко-строительству приобретает все более комплексный и масштабный характер, наглядным примером чему может случит тенденция по строительству целых эко-городов, где окружающая природная среда, градостроительное планирование, застройка, коммуникации и сам образ жизни находятся в гармонии друг с другом. Среди самых новых и крупных градостроительных проектов можно отметить Masdar City в Арабских Эмиратах и Хоугуань Лейк близ города Ухань в Китае. Любопытно, как американский архитектор Майкл Соркин, создатель мастерплана нового китайского «зеленого» города, описывает свой замысел: «Наша стратегия заключается в том, чтобы обеспечить способность нового города взять на себя ответственность за воздействие на окружающую среду, а так же за социальную, культурную и экономическую жизнь в нем». Город, который способен отвечать за свои действия и за жизнь граждан — вот одна из граней новой философии «зеленого строительства».

 

Экологическое строительство и законодательные инициативы

       Не менее активно наряду с общественными и рыночными «зелеными» инициативами на Западе действуют и государственные структуры. Если сначала нормативная база в этой области носила добровольный характер, то сегодня в некоторых странах проработанные рыночные нормы начинают переводиться в статус закона. Так, в Канаде начиная с 2005 года все новые правительственные офисные здания должны быть сертифицированы по стандарту LEED Gold, при этом за пять лет инвестиции в новую отрасль составили в этой стране порядка 10 млр. долларов. В Великобритании с 2020 года все жилые здания должны соответствовать специальному стандарту Eco-homes. При этом очевидно, что подобные требования — не только дань «экологической» моде, но и прямое следствие оценки правительствами вклада «зеленого строительства» в рост ВВП, не только за счет прямой экономии ресурсов, но и за счет «недопроизводства» отходов.

 

        Что касается России, то сегодня у нас фактически нет «зеленого строительства» в его современном мировом понимании, хотя интенсивно закладываются предпосылки для развития такой отрасли. Произошли некоторые сдвиги в области законодательства – вышел закон об энергосбережении и соответствующие подзаконные акты. Появились организации, которые декларируют своей целью развитие зеленого строительства, и предпринимают определенные усилия в этом направлении. Проводятся многочисленные конференции, выходят публикации, идет общественная дискуссия о разработке и внедрении в России собственных стандартов экологической сертификации зданий или адаптации одного из известных западных образцов. Значительный импульс развитию этой темы придали экологические требования МОК к проектированию и развитию олимпийских объектов.

 

Российский национальный зеленый стандарт

        Собственную работу по внедрению «зеленых стандартов» ведет Министерство природных ресурсов и экологии РФ. Итогом работы группы экспертов, собранных этой организацией, стал ряд распоряжений министра о временных методических указаниях по применению критериев экологического соответствия в строительстве. По идее министерства, добровольную сертификацию будет осуществлять созданное под его эгидой некоммерческое партнерство «Центр экологической сертификации — «ЗЕЛЕНЫЕ СТАНДАРТЫ». В начале 2010 года Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии была зарегистрирована Система добровольной сертификации объектов недвижимости «Зеленые стандарты», разработку которой вот уже почти полтора года ведет данная структура. Саму процедуру проверки соответствия объекта утвержденным стандартам будут осуществлять аккредитованные организации, однако пока что сертификация по данной системе еще не началась.

        При этом крупный девелопмент, в особенности представители иностранного капитала, проявляют активный интерес к возможностям сертификации значимых проектов по известным западным стандартам с устойчивой репутацией. Первым проектом, получившим настоящий сертификат по системе LEED, стал завод по производству железнодорожных подшипников шведского концерна SKF в Тверской области. В проекте, полностью разработанным иностранным проектировщиком AECOM, реализовано естественное освещение 90% площадей в светлое время суток, осуществляется вентиляция по потребности и достигнуто 100% повторное использование всей воды.

        Не так давно по стандарту BREEAM было сертифицировано построенное в 2007 в Москве году здание Ducat Place III на ул. Гашека (девелопер Hines). Несколько крупных проектов в настоящий момент ожидают сертификации — среди них, планируемый к завершению в 2011 году офисный проект White Gardens на Лесной улице (девелопер AIG/Lincoln), проектируемый комплекс Arcus III на Ленинградском проспекте в Москве (российский девелопер Clearlink) и еще около десятка других. Госкорпорация «Роснано», осуществляющая проект по строительству образцово-показательного энергоэффективного и экологичного жилого дома в Чувашии, заявляет о своем намерении сертифицировать его по стандарту BREEAM.

       Свою деятельность в области зеленого строительства понемногу развивает и союз архитекторов России — ими создан «Совет по зеленому строительству» и также заявлено желание сделать национальную систему сертификации.

        Можно предполагать, что институты добровольной сертификации будут успешно сосуществовать в российской строительной практике. Министерские «зеленые стандарты», если проект получит развитие, станут доступной альтернативой для регионов и, вероятно, для административных зданий, предназначенных для всевозможного рода ведомств и учреждений, в которых нет недостатка в бюрократизированной стране. Западные LEED, BREEAM и немецкий DGNB будут более востребованы при сертификации проектов крупных девелоперов, высококлассных офисных центров и инновационных производств.

 

Перспективы развития экологического строительства в России

        Развитие и распространение зеленых стандартов в ближайшее время значительно стимулирует и рынок строительных материалов и технологий. От производителей и дилеров потребуется существенно нарастить инновационную составляющую продукции — с приходом «зеленого» строительства должны появиться и новые «зеленые» технологии, иностранные, адаптированные и собственные разработки. Можно прогнозировать появление целой отдельной отрасли «экологических» строительных материалов.

       У зеленого строительства в России может открыться и еще одна сторона, неожиданная для западных пионеров этой новой философии. В зеленом строительстве заложен потенциал, чрезвычайно опасный для традиционно коррупционно емкого строительного и коммунального рынка. Если тенденции к развитию рынка «зеленых» технологий сохранят темп, взятый сегодня, через несколько лет можно ожидать настоящей революции в области жилищно-комунального хозяйства. Очевидно, что процесс сертификации делает прозрачными многие, скрытые ранее особенности работы ЖКХ и детали управления. Там, где удавалось годами скрывать огромные деньги, списывая их на традиционные коммунальные беды, сначала побывают специальные аудиторы, а потом, возможно, и прокуроры.

green-agency.ru

Многие города Древней Руси возникали на берегах рек. Объясните, в чём состояли преимущества такого расположения города (

1) расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи, поскольку в Древней Руси водные пути зачастую были более удобными, чем сухопутные; 2) расположение города на берегу (особенно высоком) реки делало его менее уязвимым для врагов в случае штурма; 3) город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами, поскольку большинство построек в Древней Руси были деревянными.

Река обеспечивала водой пресной. Река - естественная водная преграда перед врагами. (Флота ни у кого не было) . Канализации в городе не было, вода нужна.

Река достойная альтернатива дороги, особенно в отсутствии таковой.

город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи Река обеспечивала пресной водой

1) расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи, поскольку в Древней Руси водные пути зачастую были более удобными, чем сухопутные; 2) расположение города на берегу (особенно высоком) реки делало его менее уязвимым для врагов в случае штурма; 3) город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами, поскольку большинство построек в Древней Руси были деревянными.

люди могли об рыть здание и вода заполнит ров. люди и могут брать воду и защищаться от врагов

так как на реках более влажная почва предохраняла урожай от засухи. А водившаяся в реках рыба обеспечивала дополнительное пропитание У Руси было мало выходов к морю, торговля по рекам очень помогала. Благодаря рекам Русь могла торговать с другими странами морским путём. Путь по суше был долгим, опасным и невыгодным, а по реке можно было везти больше груза, быстрей и безопасней.

touch.otvet.mail.ru

Гармоничное домостроение в древней Руси

Центром мира (где родились древние традиции, которые легли в основу практически всех мировых культур, от Китая и Индии, до Ирландии) являются невысокие возвышенности, вытянувшиеся по северу России с запада на восток от Валдая до Урала. Эту местность древние греки называли Рифескими горами. Именно здесь цивилизация разделилась на западную солнечную и восточную лунную династии. Позднее из них выделились народы Дона – арии. Покорив весь мир арии во II – I тысячелетии разнесли мировоззрение, философию и образ жизни древних русских народов по планете. А мировоззрение и философия наших предков базировалась на единстве природы и человека. В Буддизме было предсказано, что наступит эра Кали-юга, когда человеческое сознание будет максимально замутнено. И будет это помутнение перед новым пробуждением максимально там, откуда началась история. Я сегодня вернулся с самой границе Тверской и Вологодской областей. Был в Весьегонске, что в 60 км. от Череповца. Везде знаки величия былых эпох, но жители как слепые этого не замечают. В местном краеведческом музее свадебный наряд девушки из сундуков местных жителей. На рушнике арийская свастика. Свастика это древняя русская руна, хранящая глубочайшую философию, доступную нашим предкам и непостижимую нашим современникам. В Индии таких знаков много, но там это все копии аутентичных здешних кружев и тайных знаков. По дороге от Твери до Весьегонска много разрушенных и брошенных домов. Сегодня здесь безлюдно. За 90 последних лет население этих краев сократилось ровно в 10 раз. Когда то здесь бурлила жизнь. Древней Гиперборея как бы застыла в ожидании нового прихода мессии и преображения. Мои гости Станислав Пирнач, председатель Фонда казачества северо-запада России, и Илья Тюриков, руководитель фонда. Один – плечистый с пронзительным взглядом, другой – юркий, с хитринкой в глазах Фамилия Пирнач, к слову, переводится как казацкая полковничья булава. - Мы не утверждаем, что наша культура самая правильная, но мы гордимся тем, что казаки явили и являют собой цвет нации. Это люди, которые могут и родину защищать, и землю пахать, и умеют хранить те знания, которыми владели их предки. В некоторых писаниях говорится, что казаки – дети Перуна. Они не боятся ничего и никого, кроме Бога – говорят мои спутники. Мы обсуждаем возможность переезда в заповедные места на севере Тверской области нескольких семей казаков, для организации поселений совершенно нового типа, построенных по правилам древних русских практик, обеспечивающих гармонию в семьях, в душах, в природе. До последнего казаки во всей России хранили старый рыцарский принцип «служба за землю». Защитников и матерей воспитывали по-особому: в этом и заключалась сила, мощь и гармония народа. - Причина – в том числе и в домостроении, - поясняет Илья Тюриков. – Возможно, современным людям это может показаться незначительным, но на самом деле это очень важный, можно сказать, основополагающий момент. Всё начинается с выбора места, где поставить дом, ведь казацкие хутора не имели прямых улиц, а значит, дома располагались вразброс, что сейчас может показаться хаосом. Но в действительности такой принцип размещения очень правилен. Но самое главное, чему уделяли внимание казаки, – закладке фундамента дома для будущей семьи, гармония которой зависела напрямую от параметров жилища. Дома на Руси строились под конкретных людей. Вот, к примеру, женятся мужчина и женщина – как правильно построить для них дом? Для этого снимали мерку (рост) с него и с неё и увеличивали в кратное количество раз. Полученные цифры и составляли основу фундамента, в который закладывались параметры и мужского, и женского начал. Получалось золотое число, а значит, гармония – и внутрисемейная, и с окружающим пространством. Цепочка «пространство-жилище-человек» оказывалась неразрывной. По принципу золотых пропорций определялись также высота и объём дома. Не искали лёгких путей казаки и когда клали крыши. Они их делали четырёхскатными, хотя, казалось бы, куда проще установить двухскатную. Станислав Пирнач и Илья Тюриков, нарисовав чертёж четырёхскатной крыши, объяснили её преимущества: - Если смотреть чертёж, получается пирамида. Соответственно, соединение всех стропил по форме будет напоминать звезду Богородицы. Да и вообще, сама фигура пирамида символизирует собой дорогу к Богу, когда человек имеет возможность идти по этому пути, поднимаясь всё выше и выше. Гармоничная среда воспитывает и гармоничного человека. Пока я ехал на север от Твери, обратил внимание, что за Бежецком архитектура домов резко меняется. Вместо привычных в средней России двухскатных вскрыш появляются крыши четырехскатные. При этом все дома очень гармоничных пропорций. Именно четырехскатные крыши распространены и на юге Руси в казацких землях. Из самых ранних произведений санскритской литературы известно, что говорившие на арийских наречиях народы, пришедшие с севера в Индию (приблизительно с 1500 по 1200 до н. э.) уже делились на четыре сословия, названные «варнами»: брахманов (священнослужителей), кшатриев (воинов), вайшьев (тружеников) и шудр (слуг). В российском обществе до сих пор сохраняются архаичные следы варн – это проявляется в культуре, образе жизни, ментальности. Казаки наследники сословия кшатриев, которые полукольцом селились на юге Руси, обороняя север от нашествия безродных нагов с юга. Поселения ариев тянулись далеко за Урал, до самого Тихого океана. Прошлой осенью я был в Киргизии. Там архитектура схожая с казацкими четырехскатными хатами. Киргизы сохраняют арийский эпос Манас, а генетики утверждают, что у чистокровных Киргизов галлогруппа такая же как и у коренных жителей с берегов Дона и его притоков. Однако, судя по всему, была еще одна казацкая линия обороны, которая располагалась на водоразделе рек, впадающих в Белое море и притоков Волги. Именно этот водораздел и именуется у греков Рифейскими горами. Это север современных Новгородской Тверской областей, далее Вологотчина, - и так до Перми на Урале. В Китае, со времен захвата их ариями примерно в середине второго тысячелетия до н.э., древние прарусские традиции обустройства пространства сохранялись под названием Фэн-шуй (дословно «ветер и вода» - боррига). Это древняя русская практика символического освоения пространства, включающая элементы религии, мистики, гаданий, древней медицины-аюрведы, науки. С помощью фэн-шуй (борриги) можно выбрать «наилучшее» место для строительства дома, «верную» разбивку участка; считается, что специалист фэн-шуй может прогнозировать события. Цель фэн-шуй — поиск благоприятных потоков энергии ци и их использование на благо человека. Считается, что энергия течёт только в согласии с законами мироздания. Энергетика каждого дома рассчитывается индивидуально, - ровно так как принято в практике древнего домостроения на Руси. Фонд казачества северо-запада России, который возглавляют Станислав Пирнач и Илья Тюриков, действует не так давно. Но уже разработана программа, согласно которой до 2015 года будут возрождены традиции казацкого хутора. По всем правилам строительства гармоничного жилища. Может быть с этого начнется преображение России?

Геннадий Климов

Заказ книг Геннадия Климова http://www.karavan.tver.ru/books/

gklimov.livejournal.com

нужно составит рассказ на тему "Жилище Древней Руси"

Жилища в Древней Руси. Англичане говорят: Мой дом — моя крепость. Если бы эту поговорку ус-лышал наш далёкий предок, он бы, наверное, сказал: «Мой дом — мой мир» . В северной русской избе можно было жить, не выходя из неё неделями, но при этом иметь доступ и к стойлам, и к сеннику, и к кладовым. Традиционный рус-ский дом — модель мира, какой её представлял русский человек. 1) Полуземлянка. 2) срубный дом Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении. Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки .Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вби-тыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором. Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учё-ные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было. Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с до-щатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брё-вен.

жили в землянках и мало кто мог позволить дом

В древней Руси было очень много больших красивых городов. Нашу историю сознательно затёрли. Даже более 1000 лет назад европейские купцы описывали Русь, как богатую страну, и по красоте и величию сравнивали наши города с Константинополем (Царьградом).

Жилища в Древней Руси. 1) Полуземлянка. 2) срубный дом Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении. Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки .Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором. Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м2. Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было. Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

еергпгргпкргрпрррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггнннннннннннннннннннннннннннннещщщщщщщщшгщн99999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999999888888888888888888888888888888888шггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггггщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщгшшшшшщййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййййй плещррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр

touch.otvet.mail.ru